Человек, «разрушивший» Берлинскую стену

9 ноября 2015 исполняется 26 лет со дня падения Берлинской стены – события, ставшего детонатором разрушения границы между ФРГ и ГДР и объединения Германии. Мало кто знает, что огромную роль в этом процессе сыграл простой немецкий журналист Петер Бринкман, ускоривший процесс восстановления страны. Обозреватель Forbes.kz встретился с ним в Берлине

Фото: rusmonitor.com

Стена раздора

После Второй мировой войны Германия де-юре была разделена на четыре оккупационные зоны, де-факто – на две: восточной управлял СССР, западной – США, Франция и Великобритания. То же самое было с Берлином.

Со временем между некогда едиными союзниками по антигитлеровской коалиции стало возникать всё больше недомолвок. Так, в 1948 западные союзники без согласия СССР решили ввести в Западной Германии новую немецкую марку взамен рейхсмарке. В ответ Советский Союз ввёл свою марку в восточной части страны. В следующем году западные союзники способствовали принятию новой конституции ФРГ. В ответ в 1949 СССР создал ГДР. Германия оказалась разорванной на две страны, отношения между которыми всё ухудшались.

Немцы и берлинцы восточной части стали всё чаще бежать на запад. Чтобы остановить этот непрекращающийся поток, в 1960 правительство ГДР стало вводить ограничение на посещение Западного Берлина. Когда это не помогло, правительство ГДР получило добро от СССР на закрытие границы. В ночь на 13 августа 1961 на улицы Берлина выехала тяжелая строительная техника: началось возведение стены, которая на долгие 28 лет разъединит единый народ, коллег, целые семьи. Утром тысячи берлинцев, живущих на востоке города, не смогли попасть на работу в западную часть. По воле политиков распались семьи. У многих молодых влюблённых, живущих в разных частях города, расстроились помолвки.

Сначала ограждение было сооружено из колючей проволоки. Однако многие берлинцы делали в ней бреши и продолжали бежать на запад. Тогда стену стали перестраивать, и в итоге она стала представлять собой 164 км бетонного забора, земляных рвов, металлической сетки под напряжением и противотанковыми укреплениями. За границей следили солдаты с 302 сторожевых вышек. У них были полномочия стрелять в нарушителей пограничного контроля. 

Было изменено движение берлинского метро, проходящего через весь город: поезда, следовавшие из западной части города, перестали останавливаться на восточных станциях: вместо пассажиров там теперь дежурили пограничники. Так Восточный Берлин стал анклавом.

Впрочем, люди не оставляли попытки бежать: берлинцы рыли подкопы, прятались в багажниках машин, пытались переплыть реку и даже использовали воздушные шары. По разным оценкам, жертвами попыток проникнуть за стену стали от 125 (по данным ГДР) до 1245 (по сведениям BBC) человек, в том числе несколько солдат ГДР.

Некоторые эксперты считают, что стена помогла остановить экономических крах ГДР: к тому времени соотношение курса марок двух стран составляло 1 к 15. Жители Восточного Берлина, работавшие на западе и получавшие зарплату в деньгах ФРГ, выгодно меняли их на деньги ГДР и покупали там дешёвые продукты. К 1961 экономические потери экономики ГДР составляли около 100 млрд марок.

Первые ласточки

В 1971 ГДР возглавил генсек ЦК Социалистической единой партии Германии (СЕПГ) Эрих Хонеккер. Он руководил страной в худших традициях партийных боссов СССР: поддерживал расстрелы беглецов из ГДР, закручивал гайки в вопросе свободы слова, усиливал Министерство государственной безопасности (Штази). Когда руководителем СССР стал Михаил Горбачёв, Хонеккер стал осуждать Перестройку. А Горбачёв запрещал Хонеккеру ехать с официальным визитом в ФРГ и иметь тесные отношения с Китаем.

Разногласия между лидерами двух стран достигли своего апогея 7 октября 1989, когда Горбачёв приехал в Восточный Берлин на празднование 40-летия ГДР. На параде и торжественной демонстрации берлинская молодежь скандировала на площади: «Горби, Горби, помоги нам!». Толпа дала понять: она приветствует политические реформы в СССР и ждёт их и в ГДР. Хонеккер был оскорблён.

А уже 18 октября 1989 на заседании ЦК СЕПГ политбюро проголосовало за отставку Хонеккера.

В это время в ГДР и в Восточном Берлине не прекращались антиправительственные митинги, которые собирали до 1 млн человек. Возмущались Дрезден и Лейпциг. Люди требовали реформ. В то же время масса восточных немцев пробовали бежать в соседние Чехословакию и Венгрию, где пытались искать политического убежища.

Незадолго до отставки Хонеккер планировал ввести в города войска: солдат готовили к массовому отпору бунтарям.

Блаженное неведение

Петер Бринкман.

8 ноября 1989 журналист западногерманской газеты Bild Петер Бринкман получил от своего источника информацию: руководство ГДР готовит новые правила въезда и выезда из ГДР. В чём-то это была больше формальность, направленная на то, чтобы утихомирить протестующих. Да, согласно проекту, восточным немцам разрешалось выехать в Западный Берлин и ФРГ, но только после получения визы. Ослаблялись правила для некоторых групп граждан, например, пожилых людей. Но об открытии границ речь не шла.

Петер Бринкман решил немедленно выехать в Восточный Берлин. Тем более что на 18.00 9 ноября намечалась пресс-конференция с руководством СЕПГ.

- Это была очень скучная пресс-конференция, - вспоминает Петер Бринкман. – Одним из спикеров там был член политбюро СЕПГ Гюнтер Шабовски. В тот вечер он долго занимался перед журналистами коммунистической пропагандой: отчитывался о деятельности партии, о её достижениях. Если вы посмотрите на фото с той пресс-конференции, то увидите, что несколько журналистов на ней спят. В конце концов, один из моих коллег спросил про новое регулирование пересечения границы. Шабовски ответил: да, правительство собирается ввести новые правила.

Фото: wikipedia.org
На пресс-конференции в Берлине 9 ноября 1989.

В это время Гюнтер Шабовски достал из портфеля кипу бумаг и стал их просматривать. В этих документах было решение политбюро ослабить правила пересечения границы, которое ещё не было сформулировано в закон. И Шабовски не был знаком с этим документом: он не присутствовал на том слёте политбюро и получил документ перед входом на пресс-конференцию.

Фото: ajaloomuuseum.ee
Гюнтер Шабовски.

- Тут я выкрикнул: «Когда правила вступят в силу?», - говорит Петер Бринкман. – Шабовски стал перекладывать бумаги, ища информацию. Потом медленного проговорил: «Насколько я знаю, немедленно». Я выкрикиваю ещё один вопрос: «А для граждан Западного Берлина?». Шабовски неуверенно ответил, что и для них тоже.

Открылись, чтобы не закрыться никогда

Присутствующие журналисты не до конца понимали, что происходит. Но Петер Бринкман тутже бросился к выходу: он спешил позвонить своему редактору.

Телефон удалось найти не сразу, а  когда получилось, в редакции никто не ответил. Но новость стала распространяться быстро через информагентства, телевидение и вечерние газеты. «ГДР открывает границы!» - пестрили заголовки новостей и передовицы.

Ничего не подозревающий Гюнтер Шабовски поехал домой и узнал о сенсации по телевизору. А в это время сотни тысяч немцев бросились к Берлинской стене. К 21.00 у границы с обеих сторон дежурила половина города.

А в это время на нескольких КПП в Берлине ни пограничники, ни военные не знали, что происходит: приказа об открытии границ никто не отдавал. Зато было давнее распоряжение удерживать переход и при случае открывать огонь. Отметим, об «открытии границы» не знал никто, включая авторов законодательных послаблений. Ситуация была накалена. Стрельба из автоматов могла начаться в любую минуту. Но в итоге военные на границе приняли решение открыть КПП. На знаменитом Checkpoint Charlie это произошло около 22.30. Толпа хлынула за стену, наиболее предприимчивые стали забираться на неё. Открылся ящик Пандоры, который уже никто не смел закрыть.

Фото: 2000.ua

В ФРГ немедленно решили стимулировать восточных немцев посетить Западный Берлин: каждому гостю стали раздавать по 100 западных марок (на восточногерманские деньги на Западе невозможно было что-то купить) и бананы. Только с 10 по 20 ноября было роздано 350 млн марок.  

По признаниям Михаила Горбачёва, в СССР были ястребы, предлагавшие «навести порядок» в ГДР военными методами.

- Но Горбачёв позвонил руководству страны и поздравил: «Вы сделали всё по-немецки, без жертв», - говорит Петер Бринкман. – Но никто не ожидал, что граница будет фактически открыта, ведь изначально планировалось, что восточные немцы смогут попасть в ФРГ, только получив в полиции штамп в паспорте. Не знаю, как бы развивались события, если бы я не задал свои вопросы на той пресс-конференции. Но я рад, что всё произошло так, как произошло. И Германия вскоре вновь стала единой страной.

Автор благодарит за помощь в подготовке материала Генеральное консульство Германии в Алматы и Генерального консула г-жу Ренате Шимкорайт.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
10821 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
24 сентября родились
Жулдыз Омарбекова
депутат мажилиса парламента РК, основатель общественного благотворительного фонда «Бауржан»
Нурлан Рахметов
член совета директоров НАО «Международный центр зелёных технологий и инвестиционных проектов»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить