На правах рекламы

Антонио Сомма: Сотрудники БРК могут успешно работать на Уолл-стрит

Независимый директор Банка развития Казахстана рассказал о том, почему роль финансового института особенно важна в экономически непростое время

Антонио Сомма
ФОТО: архив БРК
Антонио Сомма

Господин Сомма, вы являетесь независимым директором Банка развития Казахстана уже четыре года, а ранее руководили Евразийской программой по конкурентоспособности в ОЭСР. Учитывая ваш опыт, как бы вы оценили роль БРК в экономике сегодня?

- Государственные финансовые учреждения, такие как холдинг «Байтерек» и БРК, играют важную роль в обеспечении качественного финансирования проектов при реализации государственных инициатив. В последние годы, начиная с кризиса 2007-2008 годов, казахстанский бизнес обращался за помощью к государству. Однако в связи с пандемией Covid-19 эффективное и прочное сотрудничество между государством и бизнесом приобрело важное значение. БРК является связующим звеном между компаниями и государством и уже выступает не только как финансовый инструмент, но и как инструмент политики.

БРК оказывает поддержку стратегическим секторам экономики, включая энергетику, химическую промышленность и некоторые отдельные производственные сектора. Я считаю, что сегодня государству и банку нужно увеличить финансирование частного сектора - это залог устойчивого и качественного экономического роста в такое непростое время. Частный сектор — это драйвер диверсификации экономики, применения современных технологий, создания квалифицированных рабочих мест, а также замещения импорта. Да, нефть и газ будут оставаться основой экономики страны какое-то время, но через такие институты, как БРК, государство сможет продолжать развивать частный сектор, стремясь к внедрению инноваций и качественной диверсификации.

Как бы вы оценили финансовое состояние БРК по итогам 2019 года?

- БРК сегодня значителен для экономики как никогда. Я оцениваю финансовые показатели БРК с учетом того, сколько проектов мы профинансировали, какая доля кредитов предоставлена частному сектору и каково влияние БРК на экономику. Это миссия БРК. Так вот, в 2019 году общее финансирование БРК превысило 480 млрд тенге, что на 30 млрд больше, чем в 2018. Кроме того, доля кредитов банка, предоставленных частному сектору, увеличилась более чем на 60%. Касательно результатов: компании, которые мы финансируем, с 2014 года увеличили объем произведенной продукции на 58,6%, их экспорт вырос почти на 60% в период с 2018 по 2019 годы.

Чем я больше всего горжусь, так это созданием новых рабочих мест (1700) в компаниях, которые мы финансируем. Что касается показателей БРК, то в прошлом году мы увидели положительную рентабельность капитала - более 2,72%. Уровень рисков был сбалансированным. Резервы в 2019 году были на уровне 4,68% от ссудного портфеля. В общем, БРК поддерживает финансовые показатели в хорошем состоянии.

Важно отметить, что COVID-19 негативно повлиял на рынки клиентов БРК с точки зрения падения спроса и девальвации валюты, но также нарушил цепочки поставок. С одной стороны, падение спроса и девальвация валюты сказались на выручке клиентов БРК. С другой стороны, нарушенные глобальные производственно-сбытовые цепочки подрывают способность клиентов БРК производить и поставлять продукцию. Полный масштаб последствий такого кризиса все еще проявляется, и могут длиться годы, по крайней мере для некоторых секторов экономики.

БРК в рамках своего мандата работает в четырех основных направлениях антикризисного плана: это поддержка финансовой устойчивости, поддержание качественного кредитного портфеля, правильное управление ликвидностью БРК, а также управление активами и обязательствами. Все эти меры в конечном итоге поддерживают наших клиентов, что в результате сохраняет более 25 тысяч рабочих мест.

По вашему мнению, какие инициативы помогают БРК улучшить операционную деятельность и быть более эффективным институтом?

- Считаю, это усовершенствование IT-систем, включающее цифровизацию БРК, что улучшает бизнес-процессы, отображение и оптимизация бизнес-процессов и, что наиболее важно, продолжение обучения и поощрения сотрудников.

Один из важнейших инструментов, который есть у банка - это проектное финансирование. По вашему мнению, какие важные шаги БРК уже сделал и что еще предстоит в ближайшие годы в этом направлении?

- Положительной особенностью этого инструмента является то, что мы можем финансировать внебалансовые проекты не только на основе активов, но и на основе денежного потока, который генерируется во время работы проекта. Подобные проекты очень подходят для таких секторов, как энергетика, особенно возобновляемые источники энергии. Таким образом, используя проектное финансирование, мы можем стимулировать подобный бизнес, который в некоторых случаях не может найти финансирования в традиционном банке.

С 2017 по 2019 год БРК получил 11 заявок на финансирование подобных проектов. Некоторые из них уже действуют - я посещал их лично. Эти проекты - часть плана устойчивого развития.

В прошлом году помимо возобновляемых источников энергии мы одобрили ряд других проектов устойчивого развития: это, например, солнечная электростанция в Капшагае, а также проекты обеспечения широкополосного интернет-доступа в сельские районы Казахстана с использованием современных оптоволоконных технологий. Также мы финансируем такие значимые проекты, как ветровая электростанция «Астана ЭКСПО-2017», гидроэлектростанции и газопровод «Сарыарка».

Вопрос управления рисками является одним из главных и сложных вопросов. А во время пандемии эффективное управление рисками – это особое искусство.

- Действительно, самая легкая работа в мире – давать людям деньги, и самая сложная работа - возвращать эти деньги. А учитывая, что часть средств БРК — это деньги налогоплательщиков, управление рисками является одним из важных направлений деятельности банка. Модель управления рисками в БРК хорошо приспособлена для того, чтобы справляться с экономическими кризисами, подобными тому, в котором мы живем сейчас. В конце 2019 года на неработающие кредиты у нас приходилось около 1,7% валового объема ссудного портфеля, что по любым международным меркам низкий показатель.

Различные структурные подразделения банка работают в тесном сотрудничестве для выявления, оценки и минимизации рисков на постоянной основе на всех этапах кредитования: одобрение, платеж, обслуживание и погашение кредита. Кроме того, наша система управления рисками продолжает улучшаться. В последние несколько лет мы оптимизировали процесс кредитования с помощью международного консалтинга, расширили линейку продуктов, чтобы они были более специфичными для различных типов рисков проекта.

Разные отделы БРК все чаще работают друг с другом в тесном сотрудничестве для выявления, оценки, прогнозирования и минимизации рисков на постоянной основе, будь это риски, присущие проекту, экономические и финансовые или валютные риски.

Пандемия, падение цен на нефть и девальвация национальной валюты создают большую нагрузку на управление рисками. Однако она достаточно прочна, поэтому мы можем хорошо ориентироваться даже при таком шторме на мировых рынках.

В своей работе вы ратуете за гендерное и возрастное равенство, за вовлечение в работу людей с ограниченными возможностями. Не могли бы вы подробнее рассказать об этом?

- Сегодня большинство сотрудников БРК - женщины. У нас есть женщины в совете директоров, в правлении, в структуре директоров и управляющих директоров. Я считаю, что мы не должны довольствоваться этим и должны продолжать поддерживать женщин.

Я вижу, что это не только вопрос социальной справедливости, но и базовый интерес самого БРК. Как мы любим говорить в правлении, мы должны искать гениев повсюду, и не имеет значения, является ли он мужчиной или женщиной, человеком с ограниченными возможностями или молодым человеком.

Если будет какая-либо дискриминация, у банка может быть меньше возможностей для выполнения своего мандата. Так что устранение дискриминации во всех смыслах дает больше возможностей для еще лучшего обслуживания клиентов. В конечном итоге, это влияет на экономику страны.

Мы должны работать над тем, чтобы становиться все более и более инклюзивными.

В БРК мы хотим все больше мотивировать наших клиентов становиться более открытыми и устойчивыми, и я считаю, что сам БРК однажды станет банком для устойчивого развития Казахстана. Я верю в концепцию системы показателей устойчивости. Это инструмент для принятия стратегических решений, основанный на наборе стандартных вопросов по каждому оцениваемому проекту. Например, сколько молодых людей будет трудоустроено в рамках проекта, сколько женщин, сколько людей с ограниченными возможностями, сколько опытных работников будет переквалифицировано или повторно трудоустроено? В зависимости от ответов на вопросы, оценочная карта будет присваивать баллы устойчивости каждому проекту. Более низкая процентная ставка и/или ускоренное рассмотрение могут быть предоставлены проектам с более высокой оценкой устойчивости.

В основе устойчивого развития лежит команда. Это означает, что мы должны поощрять, мотивировать и поддерживать коллег в соответствии с их компетенцией и квалификацией.

Как в БРК построена система развития человеческих ресурсов?

- Сотрудники - это главный тематический вопрос, о котором мы постоянно говорим на уровне совета директоров. Я работаю в БРК уже четвертый год в качестве независимого директора и вижу: коллеги, работающие в БРК, могли бы быть востребованы на Уолл-стрит или в Лондоне, но они решили предоставить свои таланты и навыки для служения своей стране. И это важно подчеркнуть: мы в совете директоров это видим. Значит, мы должны поощрять их в соответствии с их компетенцией и квалификацией. Я не говорю только о финансовой компенсации, которая может зависеть от стоимости жизни в каждой стране.

Конечно, это непросто, ведь БРК является государственной компанией и баланс необходимо соблюдать. Тем не менее мы продолжаем работать над способами поощрения и мотивации. В частности, мы продолжаем работать над неденежными поощрениями, в том числе обучением и повышением квалификации сотрудников. Мы активно продвигаем людей внутри компании, также они успешно растут внутри холдинга «Байтерек». У нас нет должностей, которые не могли бы занять наши сотрудники.

Есть несколько историй успеха сотрудников, которыми я горжусь. Одна из таких историй – пример председателя правления банка Абая Саркулова. Он начал работу в БРК в 2007 году в качестве менеджера, а к 2016 вырос в должности до заместителя председателя правления банка. В 2017 господин Саркулов стал председателем правления фонда развития предпринимательства «Даму», а прошлом году вернулся в БРК уже в должности председателя правления. Это - наглядная история успеха. И хочу верить, что такие карьерные возможности есть у всех сотрудников банка. Создание таких условий работы позволит БРК расти вместе со своей командой, и, в конечном итоге, это положительно повлияет на развитие Казахстана.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
2917 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
25 ноября родились
Канат Нуров
президент научно-образовательного фонда «Аспандау»
Нурлан Онжанов
начальник канцелярии президента РК
Куаныш Тазабеков
первый проректор университета «Туран», президент Казахстанской ассоциации маркетинга
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить