Алмаз Шарман: Наша планета начинает седеть

Демографическая зима и технологии управления здоровьем

Алмаз Шарман
ФОТО: Роман Егоров
Алмаз Шарман

Относительно недавно нас пугали тем, что мир ожидает беспрецедентный рост народонаселения и что бесконтрольное увеличение численности жителей планеты приведет к нехватке продовольствия и повсеместному голоду. В действительности же мальтузианская теория роста народонаселения по геометрической прогрессии себя не оправдала. Хотя население планеты продолжает увеличиваться, все же происходит это не так, как предсказывали демографы прошлых веков.

Согласно прогнозам ООН, численность людей планеты в ближайшие 30 лет увеличится «лишь» на 24%: с 7,8 до 9,7 млрд. Однако это будет рост, который принципиально отличается от того, что человечество испытывало когда-либо ранее в своей истории. Население будет увеличиваться не за счет рождаемости, как это происходило раньше, а главным образом благодаря тому, что люди будут жить дольше. Причем численность детей в возрасте до 5 лет будет уменьшаться, в то время как жителей старше 60 лет - увеличится почти на миллиард. Наша планета начинает седеть.

Рождаемость ниже порога воспроизводства

В статье, ранее опубликованной в медицинском журнале Lancet, были проанализированы демографические тенденции в 195 странах мира и установлено, что в 183 из них в ближайшие десятилетия рождаемость упадет ниже порога воспроизводства. Это означает, что среднестатистическая женщина будет рожать менее двух детей, что несопоставимо с супружеской парой. Результатом станет уменьшение народонаселения на фоне увеличения численности людей возрастом старше 60 лет. Согласно этому прогнозу, после 2050 года численность населения планеты будет уменьшаться, опустившись до 8,8 млрд к 2100 году.

Феномен рождаемости ниже порога воспроизводства народонаселения был отмечен еще в 1970-х годах в скандинавских странах. Теперь он имеет место Южной Корее, Индии, Китае, Иране и других государствах.

Например, в Южной Корее уровень рождаемости уже упал ниже единицы (0,92), то есть на каждую среднестатистическую женщину в Южной Корее приходится менее одного ребенка. Это самый низкий показатель в мире. И он сохраняет тенденцию снижаться. В стране закрываются школы, а пустующие детские площадки зарастают травой.

Численность 18-летней южнокорейской молодежи упала с 900 тысяч в 1992 году до 500 тысяч в нынешнем. Университеты испытывают затруднения в приеме абитуриентов, которых не хватает, и, чтобы привлечь выпускников, им стали дарить дорогие смартфоны.

Правительство Южной Кореи предпринимает большие усилия, пытаясь стимулировать рождаемость путем предоставления субсидий, бонусов и других привилегий для семей, где рождаются дети. В больницах родильницам бесплатно выдаются игрушки и одежда для новорожденных. В метро и автобусах специально выделяют сиденья розового цвета, предназначенные для беременных женщин. Госбюджетом щедро раздаются квоты на экстракорпоральное оплодотворение.

Однако южнокорейское правительство было вынуждено признать, что 15-летняя государственная программа стимулирования рождаемости с бюджетом в $178 млрд оказалась недостаточно успешной. Многие ломают головы, пытаясь понять культурные и социальные причины, лежащие в основе нежелания южнокорейских семей иметь больше детей. 

Приблизительно то же самое теперь наблюдается и в многолюдном Китае, некогда принявшем политику «одна семья – один ребенок». Прогнозируется, что в этой стране, которая уже «прославилась» своими пустующими городами-призраками, к 2100 году численность населения может уменьшиться наполовину - с полутора миллиардов до 730 миллионов.

Как пирамида народонаселения превращается в прямоугольник

В течение всей истории человечества народонаселение напоминало пирамиду, в которой дети раннего возраста представляли большинство и составляли основание пирамиды, а последующие возрастные категории людей уменьшались по численности, составляя в конечном итоге вершину пирамиды, в которой находились 70–80-летние. Однако прогнозируемые тенденции могут серьезно видоизменить демографическую пирамиду, превратив ее в прямоугольник. Молодое поколение, традиционно призванное поддерживать малочисленных старцев, теперь выравнивается с ними по численности. Например, скоро в Китае 85-летних будет столько же, сколько 18-летних. 

Многие страны уже начали процесс адаптации к новым реалиям. Из-за нехватки студентов в Южной Корее объединяют университеты. В Японии, где продажи одноразовых подгузников для взрослых теперь превышают продажи подгузников детских, укрупняют городские районы по мере сокращения в них численности населения. Из-за малого числа рожениц и детей в Италии и Швеции начали закрываться родильные отделения, а ресурсы для детских садов стали направляться на нужды домов престарелых. Почти везде полные сил пожилые люди желают оставаться полезными для общества. В Германии в связи с этим недавно повысили возраст выхода на пенсию с 67 до 69 лет.

Взаимосвязь между демографией и благосостоянием общества является цикличной и неоднозначной. Уменьшение рождаемости может означать, что больше ресурсов направляется на индивидуальное воспитание и образование ребенка. Снижение численности населения ведет к уменьшению потребностей в производстве, что способствует ограничению эмиссии парниковых газов и, соответственно, улучшению экологии.

Однако такие перспективы могут оказаться и не столь радужными. Дело в том, что низкая рождаемость – это не просто меньше детей. В долгосрочной перспективе это уменьшение численности потенциальных потребителей экономики. Меньше трудоспособной молодежи означает то, что меньше приобретается жилья, мебели и других товаров, а также меньше становится людей, готовых к предпринимательским рискам. Папа римский Фрэнсис назвал такой тренд «демографической зимой», сказав, что она становится «темной и холодной».

Экономическая миграция: кому выгодно?

Страны, испытывающие демографический кризис, находят краткосрочное решение в притоке иммигрантов из государств, где сохраняется и даже увеличивается пропорция молодой работоспособной когорты. Например, для России, где в грядущие десятилетия прогнозируется спад численности населения на 40 миллионов, такими странами будут оставаться Узбекистан, Таджикистан и Казахстан с ожидаемым ростом численности граждан. Для Соединенных Штатов – это южные латиноамериканские соседи. Для Китая и Южной Кореи - страны Юго-Восточной Азии. Распахнув двери для иммиграции, они предоставляют радужные перспективы для амбициозной молодежи в виде образовательных грантов, выгодного трудоустройства и прочих преимуществ комфортной жизни.

Понятно, что приток иммигрантов сопряжен с потенциальными рисками этнических конфликтов, социальных неурядиц и множеством других вызовов. Однако более серьезные проблемы возникают у стран, испытывающих отток эмигрантов, которые обычно представлены наиболее трудоспособными, амбициозными и мобильными представителями общества. Потеря такой когорты - это путь к стагнации, а затем к социально-экономической деградации и неустойчивости.

Вместе с тем, как указал известный экономист Майкл Клеменс из лондонского Центра глобального развития, экономическая миграция – это не всегда односторонний процесс. Для примера он привел Мексику, откуда за период с 1970 по 2010 годы в Соединенные Штаты эмигрировали миллионы экономически активных раждан. Причем в этот период, который характеризовался интенсивным ростом мексиканской экономики, из страны эмигрировали граждане с материальным достатком и определенным уровнем образования. В основном это молодые люди, которые были осведомлены о возможностях лучшей жизни и обладали достаточными ресурсами для преодоления границы и адаптации на чужбине. Другими словами, экономический рост парадоксальным образом способствовал эмиграции.

Вместе с тем известно, что по мере того как бедные страны становятся богаче, граждане предпочитают иметь меньшее число детей. Так произошло и в Мексике, где индекс рождаемости значительно упал именно в период интенсивного экономического роста. Долгосрочным результатом стало постепенное ослабление конкуренции на внутреннем рынке труда и расширение возможностей для молодых экономически активных граждан, которые теперь в гораздо меньшей степени намерены уезжать из страны.  За последнее десятилетие больше этнических мексиканцев вернулись в Мексику из Соединенных Штатов, чем эмигрировали из страны.

ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ ИЛИ БЕЗОПАСНОСТЬ ПРОДОВОЛЬСТВИЯ?

Итак, прогнозы о перенаселении планеты и глобальном продовольственном кризисе себя не оправдали. В сравнении с 850 миллионами, страдающими недостаточностью питания, в мире сейчас насчитывается более 2,1 миллиардов людей с избыточной массой тела. Причем ожидается, что к 2030 году лишний вес будет иметь половина населения земного шара.

Согласно данным Всемирной организации здравоохранения, неправильное питание вызывает более 60% хронических болезней, таких как ожирение, диабет, сердечно-сосудистые, онкологические и другие нарушения. Фактор питания как причина болезней по значимости превышает малоподвижный образ жизни, курение и употребление алкоголя вместе взятые. Вызванные неправильным питанием хронические заболевания требуют длительного, дорогостоящего лечения с вовлечением огромных ресурсов здравоохранения.

Да, проблемы с недостаточностью питания в мире еще сохраняются: около 1 миллиона людей на планете ежегодно умирает от голода. Вместе с тем, ожирение и связанные с ним хронические болезни убивают более 3 миллионов. Становится понятным, что в ближайшем будущем приоритетом станет не продовольственная безопасность, а, скорее, доступ к безопасному продовольствию - здоровой пище. И это начинает хорошо осознавать не только старшее поколение, в наибольшей степени подверженное хроническим болезням, но и молодежь, стремящаяся жить долго и качественно. Для продвинутого молодого человека приверженность к физической активности и отказ от вредных привычек неразрывно связаны со стремлением употреблять здоровую, разнообразную, сбалансированную и безопасную пищу.  

Современное понимание здорового питания по сути сводится к преимущественному употреблению так называемой «живой» пищи. А именно, в противовес переработанной пище предпочтение должно отдаваться употреблению цельных волокнистых овощей и фруктов, а также молочных и других белковых продуктов, не загрязненных пестицидами, антибиотиками и прочими химикатами. Важно значительно сократить потребление сахаров, продуктов, приготовленных из белой муки и содержащих переработанный крахмал, отказаться от трансжиров в пользу умеренного потребления ненасыщенных жиров в основном растительного происхождения.

Комплексное решение задачи обеспечения чистыми и здоровыми продуктами питания связано с инвестициями в ресурсосберегающие агротехнологии, производством широко востребованных во всём мире органических продуктов питания. Многие страны теперь стремятся занять место на мировом глобальном рынке органической продукции с годовым объемом в более чем 200 миллиардов долларов США и с потенциалом увеличения до 400 миллиардов к 2030 году.

Свидетельством растущего тренда коммерциализации натуральных продуктов питания явилось то как в 2017 году Amazon приобрел сеть магазинов органической пищи Whole Foods Market за 13,7 миллиардов долларов США. Это явилось признанием возрастающей роли осознанного покупательского спроса на здоровые пищевые продукты.

Госрегулирование или осознанный выбор здорового поведения?

В ряде стран принимаются государственные меры, направленные на повышение стоимости продуктов, содержащих соль, сахар и другие пищевые вещества, излишек которых может оказывать вред здоровью. По примеру акцизов и налогов на алкоголь и табачную продукцию, эти меры могут оказаться вполне действенными, но лишь для определенной категории граждан.

Никакая государственная доктрина и меры регулирования не обеспечат здоровья, если в этом нет осознанной заинтересованности у самих граждан. Акцизы, налоги - это меры, направленные на подсознательный уровень. Зачастую они носят неустойчивый характер и могут оказаться контрпродуктивными, вынуждая некоторых искать дешевые, а порой даже незаконные альтернативы.

Здоровье, активное и качественное долголетие – это прежде всего осознанная ответственность каждого здравомыслящего человека перед собой, перед близкими и перед обществом. Для того чтобы помочь в этом, важно создать условия для принятия самостоятельных информированных решений касательно своего здоровья.

Современные цифровые технологии открывают для этого неограниченные возможности. Свидетельством тому является огромная популярность различных приложений, смарт-часов и других гаджетов, позволяющих мониторить физическую активность, пульс, качество сна и другие параметры здоровья. В настоящее время разрабатываются технологические продукты, которые помогают индивидуально подбирать пищевые блюда с преобладанием здоровых ингредиентов и низким содержанием вредных компонентов.

В совокупности указанные технологии составляют научно обоснованную цифровую экосистему, позволяющую каждому найти правильный путь к устойчивому здоровью. Персонализация и дальнейшее совершенствование цифровой экосистемы здоровья связывается с технологиями машинного обучения, интернета вещей, а также с привлечением data science и других аналитических инструментов.

Ведущие технологические гиганты, такие как Apple, Google, Microsoft, Samsung усмотрели огромные перспективы в разработке технологий управления здоровьем. Инвестиции в этом направлении означают доступ к глобальному рынку объемом более $2 трлн, с потенциалом роста до $5 трлн к 2030 году и дальнейшим экспоненциальным ростом. Внедрение и коммерциализация таких технологий создают широчайшие возможности в достижении здоровья, качества жизни и долголетия.

Недавно ученые установили, что предел возраста, до которого может прожить человек, составляет 150 лет. Мы начали осознавать, что болезни и старение – это не просто неумолимое явление. Нашим здоровьем вполне можно осознанно управлять и контролировать, придерживаясь здорового образа жизни, своевременно выявляя нарушения в организме и применяя современные технологии для оздоровления и предупреждения болезней.

Идея о том, что здоровье является понятием пластическим, а не только тем, что дано нам изначально, и что здоровьем можно управлять, является совершенно другим измерением, но далеко не новой парадигмой. Древнешумерский король Гильгамеш, совершивший эпическое путешествие в поисках вечной жизни, заключил, что, хотя бессмертие остается запредельной мечтой, человек обязан делать все возможное, чтобы продлить отведенное для него время жизни. Сегодня с помощью технологий и нашего сознательного отношения к здоровью мы имеем возможность реализовать эту парадигму в стремлении жить долго и качественно.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
9289 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить