40 лет Исламской революции

В середине февраля Исламская республика Иран отмечает 40-летний юбилей. Но в стране царит жестокий экономический кризис, поэтому, наверное, у каждого – внутри Ирана и в иранской диаспоре – на устах вопрос, а действительно ли Исламская революция улучшила жизнь иранцев?

Антиамериканский мурал в Тегеране
Фото: Depositphotos.com/jackmalipan
Антиамериканский мурал в Тегеране

С мая прошлого года, когда США вышли из «Совместного всеобъемлющего плана действий» 2015 года (больше известного как Иранское ядерное соглашение) и вновь ввели свои жесточайшие санкции против Ирана, иранская экономика отправилась в пике. Валюта обесценилась на 70%, а цены растут годовыми темпами 40%, что создаёт новые трудности для экономики, которая и так уже была в плохом состоянии и в которой треть молодых людей с университетскими дипломами не имеет работы.

Администрация президента США Дональда Трампа, похоже, надеется, что, подталкиваемые санкциями, простые иранцы восстанут и свергнут Исламскую Республику. В важной речи, произнесённой в июле прошлого года перед ирано-американским сообществом (она была широко воспринята как призыв к смене режима), госсекретарь США Майк Помпео объявил, что исламский режим отправил «Иран в долгосрочный экономический штопор», из-за чего «треть иранцев» оказались «за чертой бедности».

Но более пристальный взгляд на статистику иранской экономики не подтверждает идею, будто с 1979 года иранское общество вели в ужасную нищету, а тем более довели до грани восстания. Действительно, многие пожилые иранцы любят вспоминать десятилетие до революции, когда страна демонстрировала уверенный экономический рост, утроивший её подушевой ВВП.

Однако Иран демонстрировал хорошие результаты и после революции. В 1995-2011 годах (до того как предшественник Трампа, Барак Обама, ввёл удушающие экономический рост санкции) Иран показывал средние темпы подушевого роста ВВП (в пересчёте по паритету покупательной способности) в размере 8,7%, по сравнению со всего лишь 2,9% в соседней Турции.

Показатели личного благосостояния также улучшились. Исходя из комбинации данных о подушевых доходах, уровне полученного образования и продолжительности жизни, авторы «Доклада о человеческом развитии» 2018 года поставили Иран на 60 место из 189 стран, впереди Турции (64 место), Мексики (74) и Бразилии (79).

Кроме того, данные опросов свидетельствуют о постоянном улучшении доступа иранцев к базовым услугам и домашним удобствам. Сегодня все домохозяйства в Иране обеспечены электричеством и водой, по сравнению с 43% и 33% соответственно в 1973 году. Дешёвый природный газ (до революции его просто не было) поставляется сегодня по трубам в 85% всех домов.

Сравнение оказывается ещё более благоприятным, если учесть, что нефтяное богатство Ирана, помогавшее повышать уровень жизни в 1970-е, сокращается. Благодаря исторически высоким ценам в течение пяти лет накануне революции (1974-1979), нефтяные доходы Ирана достигли беспрецедентной суммы $1,03 трлн (в долларах 2018 года), или около $5000 на человек в год. А самый прибыльный пятилетний период после революции – 2007-2011 годы – принёс стране всего лишь $0,6 трлн в виде нефтяных доходов, или $1365 на человека в год (на эту цифру повлиял также более чем двукратный рост населения страны после 1979).

Несмотря на такой спад доходов, Исламская Республика приложила немало усилий для выполнения некоторых ключевых обещаний, например сократить уровень бедности. В 1970-е городским домохозяйствам доставалась намного более существенная доля нефтяного пирога, чем сельским домохозяйства, которые находились в менее выгодном положении. Например, в 1973-1975  доля городских домохозяйств, подключённых к водопроводу, выросла с 65,4% до 79,7%, а в сельской местности она выросла с мизерных 7,6% до 8,5%.

После революции руководство Ирана осуществляло инвестиции в инфраструктуру, которая улучшала доступ не только к водопроводам, но и к услугам здравоохранения и образования в сельских районах. В результате бедность существенно снизилась – с более чем 20% в начале 1970-х до менее 10% в 2014.

Впрочем, как и в случае с большинством революционных режимов, успехи Исламской Республики достигались в большей степени за счёт прямого государственного вмешательства (например, обеспечение базовых услуг или финансовая помощь беднякам), чем за счёт рыночных стимулов. Именно этим объясняется отсутствие достаточного количества рабочих мест: безработица среди молодёжи с университетским образованием – такого явления просто не было в 1970-е – подскочила до 30% среди мужчин и до 50% среди женщин.

Кроме того, хотя в послереволюционном Иране повысилось равенство в некоторых сферах, власти оказались менее эффективны в сокращении неравенства доходов. Коэффициент Джини (общепринятый индикатор неравенства доходов, где ноль соответствует максимальному уровню равенства) по-прежнему выше 0,40, что лишь чуть ниже уровня начала 1970-х годов.

Да, разумеется, когда речь заходит о качестве жизни, экономические индикаторы не рассказывают всей истории. А кроме того, хотя качество жизни среднего иранца во многих отношениях измеряемо улучшилось при Исламской Республике по сравнению с тем, что было при шахе, всё это не компенсирует высокую безработицу, а тем более социальные ограничения, введённые после 1979. Так или иначе, цель смены режима изнутри, поставленная администрацией Трампа, выглядит весьма далёкой.

Джавад Салехи-Исфахани – профессор экономики в Политехническом университете Вирджинии, старший научный сотрудник по вопросам глобальной экономики и развития в Институте Брукингса, сотрудник Форума экономических исследований (ERF) в Каире

© Project Syndicate 1995-2019 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5009 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
19 июля родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить