Как начинающий казахстанский автор попал в топ продаж на Amazon и получил предложения от мировых издательств

За 2018 год продано больше 60 тыс. копий его книг с учетом всех площадок и форматов

Фото: Вероника Лернер

В июле 2018 года книга казахстанского автора Данияра Сугралинова «Level Up. Restart» в первые же дни продаж попала в топ Amazon, заняв в разделе фантастики суперпочетное место рядом с «Игрой престолов» и «Властелином колец». Вторая часть серии «Level Up 2. Hero» в первый же день продаж вошла в топ-500 среди всех книг на Amazon и заняла первое место в жанре LitRPG (жанр фантастической литературы, основанный на субкультуре популярных ролевых компьютерных игр).

На апрель этого года крупнейший мировой онлайн-ретейлер заявил новую работу Сугралинова – «Дисгардиум. Угроза А-класса». Эта книга стала победителем на международном конкурсе в жанре LitRPG крупнейшего на постсоветском пространстве литературного портала Litnet. Предзаказ уже открыт, и предварительные цифры продаж позволяют надеяться, что «Дисгардиум» обгонит «Level Up».

Все это, на минуточку, об авторе, который, по его собственным словам, «сознательно встал на путь писателя» меньше двух лет назад.

Что касается «несознательного», то он начался в 2004 году, когда 25-летний веб-программист из Актобе написал короткую повесть «Кирпичи» и выложил ее в интернет. Как позже расскажет Сугралинов, книга неожиданно для него «зажила своей жизнью – более трех миллионов прочтений, экранизация, тысячи копипастов на форумах и в библиотеках, бесконечное цитирование на разных курсах и тренингах по мотивации и саморазвитию». Через 10 лет известное российское издательство «Манн, Иванов и Фарбер» подписало с Сугралиновым контракт на продолжение – «Кирпичи 2:0».

Затем были издания в «Эксмо», крупнейшем книжном издательстве Европы, публикация переводов на английский и немецкий языки, выход аудиоверсий. Сейчас Сугралинов живет и учится в США и является одним из тех немногих казахстанских авторов, кто зарабатывает писательством.

F: На сайте вашего первого издательства «Манн, Иванов и Фарбер» о вас сказано: «писатель и бизнесмен».

– Я скорее предприниматель, если классифицировать по Адизесу. С шестого класса, когда по стране пошел бум дикой постсоветской коммерции, загорался всяческими бизнес-идеями и реализовывал их. Хорошо помню первую – скупать у дачников яблоки ведрами, отмывать, фасовать в пакеты и продавать у магазина «Азык-тулiк» в своем доме. Маржинальность была выше 500%. В общем, так и пошло. В 2000–2001-м поработал на радио и ТВ и после этого больше никогда не трудился на кого-то. Мне не очень хорошо дается административная деятельность, поэтому набил шишек, прежде чем у меня начало получаться.

Но года четыре назад все чаще стал думать о том, что бизнес не приносит мне радости, а стрессов и ответственности столько, что заниматься этим до конца жизни я не хочу. И тогда я задумался, чему еще мог бы себя посвятить.

F: И занялись писательством.

– Собственно, писать и сочинять истории мне нравилось всегда. В детском саду я сам придумывал сказки – зачастую просто продолжая уже всем известные. В средних классах написал свое продолжение «Хранителей» (первая книга трилогии «Властелин колец», двух других у меня не было на тот момент), хорошо писал сочинения. Но работать именно как писатель я начал меньше двух лет назад: продумывая сюжет, персонажей, повороты и «крючки», четко понимая, на какую аудиторию нацелен и как это монетизировать. Никогда не писал в стол и «для души», не ждал музы.

Писательство – это просто: садишься и пишешь. Потом выкладываешь в сеть, и, если это читают, значит, написал хорошо.

F: Вот только «написал хорошо» – это не всегда то же самое, что «финансово успешно».

– Хотел бы сделать небольшую ремарку. Я начал писать первую книгу серии «Level Up» в мае 2017-го. То есть еще нет и двух лет, как я сознательно встал на путь писателя. Некоторые сбережения позволили мне и моей семье пойти на такой риск: я дал себе три года, чтобы либо добиться успеха на этом поприще, либо признать, что это не мое, и искать другие источники дохода. Именно поэтому у меня абсолютно не было времени на раскачку, на рефлексии – я просто вне зависимости от желания, настроения и прочих миллионов факторов, мешающих «вдохновению» любого лентяя, писал. Написав очередную главу, выкладывал ее в сеть, смотрел на реакцию читателей и писал дальше.

И как-то так сошлось, что книга абсолютного новичка на литературной площадке Litnet.com ворвалась в локальные топы. Книгу стали читать не только обычные читатели, но и коллеги. Кто-то из них рекомендовал меня в «Эксмо», кто-то – в литературное агентство, и примерно на 75% написания «Level Up» у меня на руках было уже три предложения об издании и контракт на перевод в США. И еще несколько предложений на экранизацию.

F:  Как вообще рынок сетевых книг связан с изданиями офлайн? Если какая-то книга хорошо продается онлайн – ее обязательно издают на бумаге?

– Как правило, любому автору любого онлайн-хита рано или поздно поступают предложения от издательств. Я общаюсь с коллегами, многие никогда не издавались на бумаге, но предложения есть и от разных издательств. Другое дело, что все больше писателей предпочитают не связываться с бумажными издательствами. Скажем, средние цифры заработка коллег с цифровых копий – около $20 тыс. в год с одной книги (при скорости написания четыре-пять книг в год). Это очень средние цифры для среднего сетевого автора. Топы зарабатывают в разы больше. А что предлагает новичку издательство типа АСТ или «Эксмо»? Они говорят: мы тебя издадим тиражом 2 тыс. экземпляров и отберем все права, включая электронку и аудио. В результате автор получает 20 тыс. рублей аванса, который даже может не отбиться, потому что ни один книжный не поставит книгу такого автора на видное место (если вообще возьмет на реализацию). Мои читатели не могли найти ни «Кирпичей», ни «Level Up» в магазинах сети «Марвин-Меломан» – это к примеру.

Фото: Вероника Лернер

F:  С кем у вас сейчас подписаны контракты и в каких странах?

– Как я уже сказал, с российскими издательствами работать сейчас коммерчески невыгодно. Мне повезло, что удалось продать в «Эксмо» только права на русскую версию текста на бумаге. Именно поэтому я не спешу продавать права на новые написанные книги. Уже в этом году в России откроется бумажное издательство нового типа, с которым собираюсь сотрудничать, – у них есть предметный интерес. К сожалению, больше пока никаких подробностей сообщить не могу.

Что касается переводов, то у меня контракты с Magic Dome Publishing House. Это европейское издательство с офисом в Праге и российскими корнями. Сотрудничеством с ними я более чем доволен – справедливые условия, отличные переводы, редактура, большая база лояльных читателей и партнерство с топовыми книгообзорщиками: это дает хороший буст (от английского boost, что означает «повышать» или «ускорять». – Прим. авт.) продаж на старте – если книга удалась и обзорщик дал хорошую рецензию.

Предвосхищая вопрос – рецензии честные, рецензент просто получает книгу до старта продаж и может даже ее разгромить. Бывало и такое с нашими авторами.

F:  Судя по всему, вы уже разобрались с тем, что сейчас востребовано на мировом книжном рынке. Что вы для себя поняли – какие книги становятся успешными? Два года назад на презентации в «Меломане» вы упомянули совет российских издателей писать серии. Это справедливо и для Запада?

– Серии с Запада и пошли. Они писали серийные романы еще 100 лет назад – вспомните «Шерлока Холмса» и «Конана-варвара». Другое дело, что сейчас это особенно в тренде – сериалы правят бюджетами. Уверен, что премьеры новых «Мстителей» или последнего сезона «Игры престолов» соберут четверть всего населения планеты. На мировом рынке может быть востребован любой жанр – достаточно посмотреть текущий топ-100 Amazon, и вы увидите, что там и фантастика, и психология, и детективы, и любовные романы. Другое дело, что для американцев LitRPG – не родной жанр, и они исторически лояльны к переводам русско­язычных, японских и корейских авторов, так как именно оттуда в Америку пришли первые серии в этом направлении. Соответственно, с этим я и связываю успех «Level Up» на Западе.

F:  Кстати, об Amazon. Вы – первый и единственный казахстанский автор, чьи продажи там достигают десятков тысяч копий одной книги. Обещанный в апреле «Дисгардиум. Угроза А-класса» – это уже четвертая ваша книга (или пятая, если считать написанный в соавторстве «Нокаут») на самой крупной торговой интернет-площадке мира. Расскажите, пожалуйста, с самого начала, как это получилось?

– Как я вообще туда попал? Технически это выглядело так – владелец литагентства получил рекомендации на недописанный «Level Up», заинтересовался, нашел мои контакты, позвонил мне и сделал предложение. Я согласился, он выслал контракт, я его подписал, закончил книгу и выслал ему текст. Все, на этом мое участие закончилось.

Принцип литагентства – писатель должен только писать. Все остальные вопросы на агентстве, за что оно и получает свой процент от продаж. Цену тоже устанавливают они. «Level Up» стал в их портфолио одним из топовых бестселлеров, и, ориентируясь на это, они подняли стоимость второй книги до $7 (электронная версия!). Что удивительно, вопросов у читателей это не вызвало, и сейчас по той же цене продается предзаказ на третью книгу серии.

F:  Давайте перечислим, какие ваши книги уже вышли на английском и других языках и в каком варианте – бумажном или электронном.

– На бумаге изданы в России пока только три – «Кирпичи 2.0», «Level Up. Рестарт» и «Level Up 2. Герой». Еще четыре книги будут изданы в этом году.

Все книги, кроме «Кирпичей», переведены или переводятся на английский и немецкий. Идут переговоры с крупным корейским издательским домом. Проявляют интерес чехи, поляки и испанцы. Деталей я не знаю, литагент сообщает только об уже заключенных контрактах.

Каждая моя книга имеет ­аудиоверсию на русском (это сейчас огромная доля в продажах) и на английском (американская Tantor Media заключила контракт с моим литагентством уже на семь моих книг, две из которых еще не написаны).

F:  Как это происходит – с аудио­книгами? Кто выбирает актера, советуются ли с автором?

– Издательство выкупает права на аудио, а дальше идет их производственный процесс. Раньше я никак не влиял на чтеца, который озвучит книгу, но что-то изменилось. На мою последнюю книгу «Дисгардиум» издательство «1С» не только позволило мне самому выбрать голос, но и советовалось по ряду вопросов, включая даже такие мелочи, как ударения в именах собственных. К примеру, «Литрес», озвучивший три книги «Level Up», на каждую ставил нового чтеца, и это вызвало большой диссонанс у слушателей. Особенно учитывая то, что книги написаны от первого лица с одним главным героем.

F:  Можете назвать цифры по продажам ваших книг? Какова динамика?

– Учитывая, что я в этой сфере только второй год, сложно показать динамику. Скажем, я пока не получил ни копейки за аудиоверсию первого «Level Up» на английском, которая продается с ноября 2018-го, и узнаю итоги только в апреле. Поэтому назову только цифры, подкрепленные реальными продажами.

За 2018 год продано больше 60 тыс. копий моих книг с учетом всех площадок и форматов. Смею надеяться, что в этом году будет в 2 раза больше – хотя бы потому, что моя аудитория стала шире, я уже не ноунейм для читателей. Плюс у меня в этом году выйдет еще несколько переведенных на английский и немецкий книг на Amazon.

Фото: Вероника Лернер

F:  Книги на каком языке продаются лучше – на английском или русском?

– На английском. Это связано и с тем, что русскоязычные читатели предпочитают скачивать книги с пиратских площадок, и с тем, что банально больше рынок. На порядок.

F:  Еще один финансовый воп­рос – о кино. В этом году вышел фильм «Тренинг личностного роста», снятый по мотивам вашей книги «Кирпичи 2.0». Как вы оформили ваши «отношения»? На что сегодня может рассчитывать экранизируемый автор в Казахстане?

– «Казахфильм» заключил со мной договор на продажу им прав на экранизацию книги. Сумма договора невысока, примерно на месяц нашего семейного бюджета. Что касается казахстанских авторов, то здесь все очень печально и будет таковым оставаться, пока они не начнут целенаправленно рассматривать писательство как источник дохода. Приведу несколько примеров, правда, без имен. Многие коллеги издавали себя сами – за свой счет делали редактуру, корректуру, верстку, потом печатались в типографии. Кому-то даже удавалось попасть на полки ведущих книжных сетей – 200, 500, 1000 экземпляров. Не распродались даже эти скромные тиражи. Кого-то издали на спонсорские деньги или по гранту, но и эти книги остались нераспроданными.

Интерес к бумажным книгам, как ни прискорбно, падает во всем мире. О чем говорить, если даже таких успешных писателей, как Пелевин, Акунин и Лукьяненко, в России издают вдвое меньшими тиражами, чем это было пару лет назад? Кто из казахстанских писателей может сказать, что постоянно «живет с пера»? Я лично знаю только трех (из Алматы, Астаны и Семея), не считая меня, и у всех это был целенаправленный шаг. Все они пишут пока только на русскоязычную аудиторию, все фантастику, никто из них никогда не издавался, но у каждого доход в районе миллиона-полутора в тенге ежемесячно. Это все – с продаж подписок и готовых книг. Из этих троих – один бывший продавец в книжном магазине, один – бывший сценарист (книги стали приносить больше), один – бывший чиновник (уволился под новый год).

F:  История, рассказанная в книге, сильно отличается от той, что в итоге получилась в фильме. Как вы отнеслись к этим изменениям? Вам не хотелось настоять на том, чтобы режиссер сохранил больше от первоисточника?

– Отнесся нормально. Они купили права, а как с ними поступать – их дело. Тем более я видел, что режиссеру Фархату Шарипову хочется не просто снять чужую историю, а сделать свою. Прочитав финальную версию сценария, я понял, что от книги ничего не осталось, но история мне нравится. Мне захотелось ее увидеть на экране, и я Фархату так и написал. Рад, что имею отношение к этому фильму – он получился настоящим.

F:  Были ли еще предложения по экранизации ваших книг?

– Да, и продолжают поступать. Я передал права на переговоры с кинопродюсерами литагенту, он держит меня в курсе. Пока самое большое предложение было $80 тыс. за всю трилогию, из Москвы. Причем они хотели просто выкупить права на будущее, этакий венчурный инвестинг в литературные произведения в расчете на последующую перепродажу. Мы отказались.

F:  Кого вы сами читаете из современных авторов?

– Мне всегда сложно ответить на этот вопрос. Читал вчера? Читаю сегодня? В неделю я прочитываю четыре-пять книг, и, бывает, через месяц не могу сразу вспомнить даже названия и автора (при этом хорошо запомнив сюжет). Но если отвечать на воп­рос, то читаю все. Не привязываюсь к конкретным жанрам и авторам, могу с удовольствием почитать и классику начала ХХ века, и самиздатовского ноунейма. Из последнего запомнившегося – «Вся королевская рать» Роберта Уоррена и «Гроздья гнева» Джона Стейнбека. При этом сейчас я читаю книгу неиздававшегося коллеги-алматинца Макса Лагно «Адам Онлайн», завтра открою новую работу Сергея Тармашева «Каждому свое – 4», а потом «Ритуалиста» (на английском) Дакоты Краута, автора супербестселлеров в США в жанре LitRPG.

Один из немногих авторов, чьи книги я полностью прочитал, – Стивен Кинг. Ему чертовски хорошо удается затащить читателя в жизнь героя так, чтобы тот стал искренне ему сопереживать.

F:  На уже упоминавшейся презентации в «Меломане» вы сказали, цитирую: «Я не вижу такой профессии, как казахстанский писатель. В Казахстане писатель не проживет, если он не пишет для всего мира, ну или хотя бы для русскоязычной среды». Для кого вы сейчас пишете – для всего мира?

– Да, однозначно. Это накладывает определенные сложности ввиду разности менталитетов. Скажем, западные читатели с трудом выносят персонажей современных русских книг по ряду причин, особенно сложно уловимых в контексте нашей среды. Там, где наша женщина воспримет что-то как комплимент, западный читатель увидит сексизм. И, конечно, важно улавливать эти нюансы, если ты пишешь на весь мир, а не только для себя и своих друзей в Алматы.

F:  Поэтому среди ваших героев практически нет казахстанцев.

– Да, это целенаправленный ход. Так же, как продюсеры голливудского фильма, бывает, выбирают, кто будет играть роль героев истории. Как только я встану на ноги и смогу себе позволить потратить, скажем, полгода-год времени в свое удовольствие, хочу написать истории с героями-казахстанцами. У меня есть задумки. Они вряд ли станут коммерчески успешными, а потому прежде мне надо, скажем так, закрепиться на рынке и обрасти лояльной аудиторией. Это же интервью для Forbes, верно? (Улыбается.)

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
19109 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
16 октября родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить