Как Мухтар Джакишев спорил с Путиным

Экс-президент НАК АО «Казатомпром» - о возможных мотивах своего задержания, последних часах на воле, следственных мероприятиях и судебном процессе, а также особенностях его быта в ходе 11-летнего заключения

Мухтар Джакишев и Арманжан Байтасов
ФОТО: instagram.com/armanzhan/
Мухтар Джакишев и Арманжан Байтасов

Бизнесмен и издатель Forbes в Казахстане и Грузии Арманжан Байтасов подготовил новый выпуск с бывшим руководителем национальной компании «Казатомпром» Мухтаром Джакишевым. Для удобства зрителей беседа размещается на YouTube-канале Baitassov Live отдельными сериями. Forbes.kz опубликовал пять интервью с этим героем. Сегодня мы предлагаем вашему вниманию шестую часть разговора.

В этом выпуске Мухтар Джакишев рассказывает о том, что могло послужить причиной его ареста, а также как для него прошли те без малого 11 лет, которые он провел в заключении.

В преддверии своего рассказа Мухтар Джакишев сразу отметил, что не знает точных причин, которые привели к его задержанию, спорному судебному процессу, а в итоге - к длительному заключению.

- Я не могу назвать точных вещей или указать конкретные слова, которые стали окончательной причиной моего ареста и склонили чашу этих весов не в мою пользу. Если говорить о возможном влиянии Владимира Путина на мою судьбу, о чем в свое время ходили слухи, то могу сказать, что у нас было несколько знаковых встреч, о которых можно рассказать, - начал делиться воспоминаниями экс-руководитель Казатомпрома.

Он вспомнил, что одна из первых встреч с президентом России произошла зимой 2005 или 2006 года в Санкт-Петербурге в рамках рабочей встречи руководителей стран СНГ. Накануне встреч глав государств он как руководитель Казатомпрома встретился с руководителем «Росатома» Сергеем Кириенко и главой «Техснабэкспорта» Владимиром Смирновым для обсуждения окончательного варианта контракта о сотрудничестве по целому пулу проектов.

Суть нового договора заключалось в том, что Казахстан предоставлял России возможность работать на наших месторождениях и добывать определенное количество руды, а взамен Россия предоставляла бы возможность на российском заводе обогащать добытый уран, чтобы далее из этой продукции уже на казахстанском заводе в ВКО производить урановые таблетки.

- Это то, к чему мы шли на протяжении многих лет, к чему я стремился. Не просто превратить Казатомпром в компанию - мирового лидера по добыче урановой руды, но и выстроить полноценное предприятие с полным циклом: добыча - переработка - производство конечной продукции. Наша совместная работа на таких условиях была бы обоюдовыгодна: мы получаем возможность перерабатывать уран благодаря российским технологиям, а Россия добывает уран на наших месторождениях и сбывает это сырье посредством нас в Японию, с которой у нас также уже фактически были обговорены все условия по сотрудничеству. На других условиях российское сырье в рамках сложившегося эмбарго не могло выйти на новые рынки (об этом смотрите в предыдущих выпусках - F), - рассказал Мухтар Джакишев.

Однако на встрече с Кириенко и Смирновым выяснилось, что российская сторона решила пересмотреть свою часть соглашения - в тексте указывалось, что Россия готова принять участие в разработке казахстанских месторождений взамен на готовность рассмотреть возможность обработки урановой руды для казахстанского завода и передачи части технологий. Джакишев отклонил это предложение несмотря на аргументы его российских коллег, что Путин утвердил эту версию соглашения и будет очень недоволен тем, что условия поменялись.

- Я ответил, что меня это мало волнует, потому что у меня есть свой президент, и меня его мнение, а также интересы Казахстана волнуют куда больше, чем недовольство Владимира Путина. В общем, разговор на этом и закончился. На следующий день, утром, мы всей нашей делегацией едем в Константиновский дворец, и тут мне звонит шеф протокола президента Бауыржан Байбек. Он попросил меня подойти к определенному выходу, получить спецпропуск и пройти на встречу с нашим президентом - Нурсултаном Абишевичем. В итоге меня проводили к нему, и президент мне сказал, что Путин недоволен тем, что я сорвал подписание договора о сотрудничестве и надо пойти к нему и поговорить на эту тему. Мы вместе с прошли в кабинет к Путину. Там сидели Кириенко и Смирнов. Путин начал в раздраженной форме на несколько повышенных тонах говорить, что «вот, Нурсултан Абишевич, я понимаю, что у вас очень толковый молодой менеджер, но он совершенно не смыслит в политике и сегодня сорвал подписание очень важного политического документа о партнерстве между нашими странами в атомной промышленности». Выслушав это, я попросил разрешения у нашего президента высказаться и спросил, в какой форме сотрудничество в этой сфере должно происходить - как равный с равным или младший брат со старшим? Потому что если подписывать документ, который предлагает российская сторона, то выходит, что мы находимся в положении младшего брата. Я подробно объяснил, почему это соглашение совершенно не отвечает тому духу партнерских взаимоотношений, которые сложились между Казахстаном и Россией. Свое выступление я закончил словами, о том, что я готов подписать заявление на увольнение, но подписывать соглашение в том виде, в котором оно есть, не буду. Его нужно переработать. Градус напряжения спал, Нурсултан Абишевич сказал, что горячиться не стоит, и Путин также согласился, что над документом, конечно же, стоит поработать. В общем, меня отпустили. На обратном пути я летел в самолете с Назарбаевым, и он меня попросил объяснить все нюансы этого дела. И в итоге мне сказал, что я поступил правильно, - подчеркнул Мухтар Джакишев.

Спикер также добавил, что спустя некоторое время до него доходили слухи от российских коллег о том, что Владимир Путин был очень недоволен исходом того дела и конкретно самим Джакишевым.

Во второй раз пути Джакишева и Путина косвенно пересеклись спустя несколько лет во время рабочей поездки членов российского правительства, в том числе группы чиновников и специалистов в атомной промышленности, в Японию. На тот период между Россией, Казахстаном и Японией была сформирована устная договоренность о сотрудничестве в атомной сфере. Как уже отмечалось, Япония готова была принимать урановые таблетки, произведенные на Ульбинском заводе, но из сырья, обогащенного на заводе в России. Россияне в ходе той поездки решили исключить Казахстан из этой сделки, предложив построить в Японии свой завод по своим технологиям, который будет перерабатывать уран, в том числе добытый в Казахстане. В целом для японцев такое прямое сотрудничество было как минимум необременительным, а скорее даже более выгодным. Но здесь в дело пошли личные договоренности Джакишева с японскими партнерами. В итоге японцы согласились с российским предложением, но попросили строить завод не в Японии, а в Казахстане, и были готовы покупать топливо для своих атомных станций, изготовленное на заводе в ВКО. В итоге это соглашение так и осталось неподписанным, хотя, как считает Джакишев, был даже готов пресс-релиз о том, что между Японией и Россией подписано соглашение о сотрудничестве в атомной промышленности.

- Эта поездка российских чиновников состоялась в мае 2009 - за несколько дней до моего ареста. Мне из Японии звонил Кириенко, говорил, что надо срочно встретиться и обсудить наши совместные проекты. Видимо, им стало понятно, что дело складывается не так, как хотелось бы. В общем, 21 мая 2009-го я и приехал в Астану на межправительственную встречу Казахстана и России для обсуждения в том числе и ряда вопросов нашего трехстороннего сотрудничества. В тот день в 18:00 я должен был встретиться с Кириенко, чтобы обсудить их проблемы с японцами и наши дальнейшие шаги для интеграции. На этой встрече я не появился, потому что меня в 15:00 освободили от занимаемой должности, в 16:00 повезли в следственный изолятор КНБ, а Казатомпром в качестве руководителя представлял Владимир Школьник. Как мне потом говорили, Кириенко при встрече сказал, что наконец-то в атомную отрасль Казахстана пришел профессионал, с которым в дальнейшем и будут развиваться отношения. А закончилась вся эта история тем, что Япония перестала сотрудничать в этой отрасли и с Казахстаном, и с Россией, - напомнил Мухтар Джакишев.

Далее Арманжан Байтасов и Мухтар Джакишев также говорили о том:

- как складывался день ареста и чувствовал ли он что-то неладное;

- почему Назарбаев не хотел опускать Джакишева из Казатомпрома в «свободное плавание»;

- чем в первые дни был объяснен арест Мухтара Джакишева;

- почему в деле всплыла «продажа системы залпового огня»;

- как происходил сам судебный процесс и в каких условиях приходилось работать адвокатам;

- о быте в следственном изоляторе и ограничительных санкциях;

- почему в колонии отбывать срок гораздо легче;

- чем отличаются «зоны» Капшагая, Караганды и Семея;

- о зверствах контролеров-охранников;

- об заключенных следственных изоляторов и колоний;

- как длительное заключение сказалось на Мухтаре Джакишеве и пересмотрел ли он свои жизненные принципы.

Об этом и многом другом более подробно вы сможете узнать в видеоролике.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
45010 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
17 октября родились
Михаил Ломтадзе
председатель правления АО «Kaspi.kz»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить