Как Грант Петти стал миллиардером благодаря производству кинооборудования

Благодаря пандемии, презрению к аутсорсингу и армии ютуберов его бизнес теперь процветает

ФОТО: © twitter.com

Грант Петти из Blackmagic Design не лучшего мнения о голливудской технологической элите, и свое раздражение он использовал для того, чтобы превратить свою компанию в одного из самых инновационных производителей недорогого кинооборудования, пишет Forbes.ru. 

«Весь 2020 год и половину 2021-го я каждый день работал до двух часов ночи, потому что писал код, определяющий работу компании», — говорит 53-летний Грант Петти, генеральный директор и основатель Blackmagic Design.

Миллиардер не шутит. Он презирает аутсорсинг, поэтому сам пишет все SQL-программы, которые управляют внутренними процессами в его компании, расположенной в Мельбурне, Австралия, с 1500 сотрудников и выручкой в $576 млн. Он также известен как человек, который снимается в часовых обучающих видеороликах для продуктов Blackmagic, таких как цифровая кинокамера Ursa Mini Pro 12K. Когда разразилась пандемия, Blackmagic (которая сама производит все 209 своих продуктов, что неслыханно в сфере оборудования, если только это не Samsung или Sony) была вынуждена распределить детали между тремя своими заводами в Австралии, Сингапуре и Индонезии. Вместо того, чтобы нанимать кого-то или даже делегировать задачу внутри компании, Петти переписал программное обеспечение рабочего процесса, соединяющее учетные базы данных.

«Люди считают слабостью то, что я сам пишу код, — говорит он, добавляя, что, Blackmagic как раз поэтому и избежала завала, в котором оказались многие компании, пытаясь перестроить цепи поставок во время пандемии, поскольку зависели от внешних консультантов и поставщиков ПО. — Думаю, аутсорсинг — огромная проблема для западного мира».

Если закрытость, непрозрачная бухгалтерия и заоблачные цены — главные признаки компаний в голливудской экосистеме, тогда Петти и его упрямство и самостоятельность делают Blackmagic Design абсолютным революционером. 21-летняя компания известна в первую очередь тем, что производит недорогие профессиональные кинокамеры, электронные коммутаторы и другое специализированное оборудование, которое используют на телевидении и в кинопроизводстве. Кроме того, она выпускает бесплатное программное обеспечение под названием DaVinci Resolve, необходимое для цветокоррекции, создания спецэффектов и редактирования видео и аудио.

Продукты Blackmagic лежат в основе некоторых крупнобюджетных картин, номинированных на «Оскар», таких как «Не смотрите наверх» и «Человек-паук: Нет пути домой», однако ее главные клиенты — ютуберы и независимые кинопродюсеры с ограниченным бюджетом. За последние два года этот рынок стремительно вырос, поскольку карантины привели к скачку спроса на домашнее оборудование профессионального уровня.

«Думаю, за пандемию я порекомендовал их системы сотням коллег, — говорит Джим Тоскано, преподаватель ударных инструментов из Нью-Йорка, который использует во время онлайн-занятий коммутатор ATEM Mini Extreme от Blackmagic стоимостью $1300 и подключает его к семи видеокамерам, снимающим его барабанную установку. — Музыканты были в растерянности и хотели преподавать онлайн».

В 2020 году 31-летний Джулиан Терри, бросивший учебу в киношколе, воспользовался камерой Blackmagic, чтобы снять Don’t Peek («Не подглядывай»), шестиминутный фильм ужасов, действие которого разворачивается в спальне его дома в Лос-Анджелесе. После 4,5 млн просмотров на YouTube ему сделали предложение снять полнометражный фильм с бюджетом $10 млн, основанный на его короткометражке. «Blackmagic Pocket 4k, с помощью которой я снял Don’t Peek, стоила дешевле моего iPhone», — говорит он.

По словам Петти, во время пандемии покупателями стали также телеканалы, которые хотели предоставить оборудование сотрудникам, работающим из дома.

За год выручка Blackmagic выросла почти вдвое по сравнению с 2019 годом и достигла $576 млн, а прибыль увеличилась десятикратно — до $113 млн. С учетом быстрого роста и головокружительных оценок IT-компаний Blackmagic, у которой нет долгов, могла бы достичь капитализации в $3 млн после выхода на биржу, а значит, Петти и сооснователь Дуг Кларк, каждому из которых принадлежит 36%, формально стали бы миллиардерами.

«Оценки невероятные. Мы пару лет ничего не покупали, потому что все с ума посходили, — говорит Петти с сильным австралийским акцентом. — Мы все знаем, что IT — это в основном мошенничество. Вы как IT-магнат живете припеваючи, проводите раунды финансирования, пока все это не выйдет на фондовый рынок и вы не продадите свою долю. А потом раздаете визитки с надписью «серийный предприниматель».

У Петти особое отношение к роскоши и богатству. Он рос в бедной семье в австралийской деревне, а после того, как его отец, инженер по образованию, развелся с его матерью, художницей и медсестрой, семья переехала в социальное жилье.

«Помню, как мне говорили: «Проваливай в свою жилищную комиссию», — рассказывает Петти о годах в средней школе, когда он сам научился программировать на Apple II. — Но я был помешан на электронике, поэтому я сидел внизу социальной лестницы и думал: «Никто больше этого не знает».

Получив в 1991 году диплом технического колледжа в области электроники, он оказался в Сингапуре, где работал в постпродакшн-студии и следил за дорогим аудиовизуальным оборудованием, которое его работодатель арендовал за $1000 в час.

«Я понял, что классовая система, которую я наблюдал в своем провинциальном городке, существовала и в телеиндустрии. На самом деле, это не творческая индустрия», — говорит Петти, отмечая, как высоки были барьеры для входа в этот дорогой и закрытый бизнес. Вознамерившись производить доступное оборудование, он поначалу занялся видеокартами, которые позволяют сотрудникам телекомпаний и режиссерам переносить видео на личные компьютеры для редактирования, вместо того, чтобы пользоваться специальными аппаратами стоимостью в сотни тысяч долларов.

В 2001 году Петти вместе с инженером-программистом Дугом Кларком основали Blackmagic. Менее двух лет спустя они представили DeckLink, совместимую с Mac компьютерную плату стоимостью $995, которая могла обрабатывать несжатое видео в высоком разрешении. Ближайший конкурент держал цену около $10 000.

На картах Петти не остановился. В 2009 году Blackmagic приобрела активы daVinci Systems, проблемного разработчика оборудования и ПО для цветокоррекции, которое продавалось голливудским постпродакшн-студиям по ценам от $350 000 до $850 000 за единицу. «Мы считали, что потенциально можем превратить это в программный продукт и вывести на платформу Mac, где им смогут пользоваться творческие люди, — говорит Петти. — Когда вы нацелены на голодных людей и даете им новые возможности, вы понимаете, что главное, что вы можете предложить, — это свобода».

Год спустя он выполнил свое обещание. Он выпустил полностью программный продукт (теперь известный как DaVinci Resolve) стоимостью всего $995. Еще через год он позволил скачивать его бесплатно.

Несмотря на то что теперь программное обеспечение Blackmagic бесплатно, профессиональные видеомонтажеры, привыкшие к другим популярным программам, переучиваются медленно. DaVinci Resolve лидирует в области цветокоррекции, однако сильно уступает Premiere Pro от Adobe и Avid в области видеомонтажа. У цифровых кинокамер, цены на которые начинаются от $1000 и достигают $6000, больше шансов отнять долю рынка у лидеров отрасли вроде Arri, Sony и Red, чье оборудование стоит более $95 000.

«Alexa от Arri — это своего рода золотой стандарт, и их окружает определенный снобизм, — говорит оператор Джон Броули со съемочной площадки в Майами телесериала Bad Monkey («Непослушная мартышка») от Apple TV+ с участием актера Винса Вона. Броули снимает на Arri Alexa Mini LF, которая стоит $60 000, и на самую дорогую 12K-камеру от Blackmagic, которая доступна в розничных магазинах по цене $6000. — Я иногда доставал [камеры Blackmagic], и члены команды часто ворчали и закатывали глаза. Но к концу шоу половина из них сами купили эти камеры. Blackmagic дает мне 90% функционала Alexa за 10% цены».

Экономия — большое преимущество, потому что кинематографисты все чаще используют в фильмах спецэффекты. Взять к примеру Сэма Никольсона, руководителя команды по спецэффектам, получившего премию «Эмми». Он известен тем, что работал над сериалами «Ходячие мертвецы», «Скорая помощь» и «Звездный путь». Его компания, Stargate Studios, использует камеры Blackmagic, чтобы снимать океанские пейзажи для пиратской комедии HBO Max «Наш флаг означает смерть».

«Если вы собираетесь использовать в съемке девять камер, то на площадке должно быть как минимум 10 камер. Если это камеры Alexa, нужно заложить $500 000. Студия платить не будет», — говорит Никольсон, отмечая, что сцены «Нашего флага» на бирюзовых океанских волнах снимались в Пуэрто-Рико, обрабатывались на площадке с помощью программы DaVinci Resolve и транслировались в разрешении 20k на светодиодном экране шириной 48 метров, который окружал актеров во время съемок в павильоне звукозаписи в Бербанке, штат Калифорния.

«Как можно эффективно виртуализировать реальность? — вопрошает он. — Нужно много камер и много данных. Blackmagic и вся наша экосистема решают многие из этих проблем».

Перевод Натальи Балабанцевой

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
34429 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить