Как отечественное кино сделать привлекательным для инвесторов, а Алматы – для голливудских режиссеров

Кино – это шикарный бизнес с бешеным мультипликативным эффектом: можно вложить $100 тыс., а в прокате собрать $1–2 млн

Эрнар Курмашев - генеральный продюсер Almaty Film Festival
ФОТО: Андрей Лунин
Эрнар Курмашев - генеральный продюсер Almaty Film Festival

С 14 по 20 сентября во второй раз пройшёл международный Almaty Film Festival, ставящий четкую бизнес-задачу: развитие киноиндустрии Казахстана путем создания копродукции и привлечения иностранных кинематографистов на съемки в наших широтах. О том, что удалось в этом плане сделать первому фестивалю и что ожидали от второго, Forbes Kazakhstan беседует с генеральным продюсером мероприятия Эрнаром Курмашевым.

 

– Как приняли новый фестиваль в международном киносообществе?

– Очень хорошо. Все отметили мировую премьеру картины «Айка» с нашей Самал Еслямовой в главной роли, за которую актриса получила «Золотую пальмовую ветвь» на Каннском кинофес­тивале. Мы показали финальную версию (к Каннам фильм еще не был окончательно смонтирован). Это было отмечено во многих СМИ, тот же Euronews сделал большой репортаж. Самал и режиссер Сергей Дворцевой прошли по нашей красной дорожке; их, как и других гостей, встретил президент кинофестиваля режиссер Ахан Сатаев.

Гостей, к слову, было очень много. Если говорить об иностранных кинематографистах – около 700! Всем был очень интересен наш город. Одна из целей мероприятия – пропагандировать Алматы как одну из самых красивых и, что важно, безопасных локаций для съемок кино, и она была достигнута. Мы организовали вертолетные прогулки для наших гостей, показав окрестности города, в том числе для таких именитых, как южнокорейский режиссер Ким Ки Дук, создатель мультфильма «Король Лев» Роб Минкофф, продюсер картин «Вий» и «Вий-2» Алексей Петрухин, признанный продюсером года в России. В результате Ким Ки Дук так вдохновился, что за месяц написал сценарий и прилетел обратно в Алматы делать новый проект.

– Можно о нем подробнее?

– Это психологическая драма, рабочее название – «Дин». Артхаусное фестивальное кино. Фильм будет представлен в этом году в основном конкурсе как копродукция Казахстана и Южной Кореи. Это тот вид сотрудничества, который необходим нашим кинематографистам, чтобы развивать отечественное кино. У нас очень небольшая прокатная площадка, и нам нужно учиться снимать вместе с кинематографистами других стран, чтобы выходить на другие рынки, такие как Россия, Китай, Южная Корея. Они приносят огромные бокс-офисы, и эти деньги могут прийти в Казахстан. Это экспорт нашей культуры, поскольку, по сути, кино – тоже продукт, который мы можем экспортировать в другие страны. Если будем серьезно развивать это направление, думаю, лет через 5–10 наши фильмы смогут собирать от $5 до 10 млн.

 

Интересно, что победителем питчинга проектов, который прошел в рамках первого Almaty Film Festival, тоже оказалась копродукция – фильм Адильхана Ержанова «Черный, черный человек».

– Сколько всего было принято заявок на питчинг?

– Около 70. Из них отобрали 10, а затем победителя, который получил приз – продюсерскую разработку его проекта. Хочу отметить, что это была частная инициатива одного из организаторов фестиваля – Astana Film Fund. Мы полностью спродюсировали этот фильм, провели весь подготовительный период, продакшн, а постпродакшн соинвестировали французские продюсеры, которым очень понравился Ержанов. Благодаря тому, что они зашли в проект, у нас с ним связаны большие фестивальные амбиции. Картину уже отобрали в основной конкурс одного из старейших кинофес­тивалей класса А – в Сан-Себастьяне. Это большая победа для Astana Film Fund и съемочной группы.

– После такого старта чего вы ожидали от второго Almaty Film Festival?

– Его мы делаем по этой же концепции. Главная задача – показывать и пропагандировать казахстанских кинематографистов. Хотим сформировать культ отечественного кино. Но это не значит, что мы вообще не приглашаем кинематографистов с мировым именем: они, как и в прошлом году, будут. Но обязательное условие для приезда – проведение мастер-класса. Поэтому в нашем случае приглашенные звезды – это в основном продюсеры, режиссеры и сценаристы, которым есть что сказать.

Как, например, Роб Минкофф, чей мастер-класс на первом Almaty Film Festival вызвал ажиотаж, не все смогли попасть, и мы попросили его провести еще один, на следующий день. Он с удовольствием согласился, и на второй день тоже был полный зал.

Или Петрухин, который не просто провел два очень успешных мастер-класса, но и вручил, неожиданно для нас, еще один приз на питчинге. Он выбрал один из десяти проектов и пообещал его авторам полностью профинансировать постпродакшн: монтаж, компьютерную графику, звук и т. д., то есть одну из самых затратных статей при кинопроизводстве. Кроме того, Петрухин сделал еще одну невероятную вещь: помог нам с прокатом фильма Сатаева «Бизнесмены» в России. Это для нас очень хороший кейс – когда казахстанское кино вышло на другой рынок. Но достаточно редкий.

ФОТО: Almaty Film Festival

Надеюсь, с теми взаимоотношениями, с теми связями, что возникают на фестивале, это будет происходить гораздо чаще. Потому что, приглашая гостей, мы зовем сюда и дистрибьюторов, которые отсматривают наше кино. В этот раз я настоятельно советовал всем отечественным кинематографистам сделать к их фильмам субтритры на английском языке. Дистрибьюторы из других стран посмотрят уровень – возможно, захотят взять в прокат какую-то картину или продать на вторичном рынке, а может, даже сделать ремейк, если сюжет и идея покажутся интересными. То есть мы создаем в рамках фестиваля своеобразный нетворкинг: дикуссионную площадку, на которой собираем как специалистов извне, так и местных кинематографистов, где они могут обмениваться мыслями, опытом, обсуждать новые проекты.

– В прошлом году вы удивили многих, организовав в рамках кинофестиваля бизнес-форум.

– В сегодняшней ситуации с кино в нашей стране это необходимость. Скажем, одна из проблем, которые не дают развиваться казахстанскому кинематографу, – недостаточное количество кинозалов, прежде всего в регионах. Другая проблема – это непрозрачность кинотеатрального бизнеса. Я уже не раз приводил в пример Россию с ее Единой автоматизированной информационной системой билетов (ЕАИС), которая на 99% сделала рынок прозрачным, и теперь российские фильмы собирают огромные кассы. Кстати, мы пригласили на предстоящий фестиваль разработчиков этой системы и тех, кто принял программу кинофикации регионов РФ. Благодаря ей за полтора года там было построено 1500 новых кинозалов. Государство по этой программе выделяет предпринимателю 5 млн рублей, они невозвратные. Этих денег достаточно, чтобы купить проектор, кресла, звук. Но при этом субсидированные кинотеатры подписывают жесткий контракт с государственным оператором, что будут прокатывать 50% отечественных фильмов. В случае невыполнения условий (это легко отследить благодаря ЕАИС) налагаются штрафы. Но у них есть и льготы: в России кинотеатральный бизнес освобожден от НДС.

Все это, вместе взятое, принесло серьезный эффект, появилась настоящая индустрия, благодаря которой местные фильмы составили конкуренцию голливудскому и европейскому кино. То есть это как беспроигрышная игра, win-win: выигрывают и государство, и кинопроизводители, и кинотеатры. У нас пока такого нет – и все проигрывают. Развитие отечественной киноиндустрии сильно тормозится, хотя наше кино само по себе вызывает все больший интерес. Появляются качественные фильмы, которые, несмотря на все проблемы, бьют по продажам те же американские блокбастеры.

– Например?

– «Бизнесмены» почти все время проката шли на равных с «Богемской рапсодией» и, насколько знаю, в конечном итоге собрали больше. Это очень серьезное достижение. Когда шли «Районы», мы проиграли «Доктору Стрэнджу», но не в 10 раз, хотя бюджет нашего фильма был, условно говоря, в 1000 раз меньше. Представьте: если бы наш кинорынок был так же прозрачен и организован, как в России, мы бы могли зарабатывать гораздо больше и, соответственно, гораздо больше инвестировать в кино.

– Недавно принятый закон о кино решил какие-то проблемы?

– Он уже начинает очень существенно помогать. Например, там есть пункт о субсидиях для иностранных продюсеров: если они будут снимать кино здесь, в Казахстане, им вернется до 30% инвестиций. Это мощная поддержка, благодаря которой мы вступаем в конкурентную борьбу, которая происходит сейчас везде в мире за то, чтобы большое кино снималось в той или иной стране. Если приехать на Каннский фестиваль, зайти на Marchédu Film (один из самых крупных кинорынков), можно увидеть большое количество представителей разных стран, которые дают различные субсидии кинопродюсерам. Они тратят большие деньги на свои стенды – один краше другого. Так вот, Almaty Film Festival в этом году тоже был представлен на Marché du Film: мы разместили большие фотографии наших локаций, разработали специальные презентации, в том числе о нашем новом законе о кино. И я с гордостью могу сказать, что наш стенд вызвал большой интерес, к нам подходили продюсеры из Warner Brothers, Китая, Индии, Великобритании. Все говорили о том, что хотели бы делать в Алматы кинопроекты. Сейчас эти отношения развиваются, к нам уже прилетал индийский продюсер, на днях принимаем большую делегацию из Китая – хотят снимать здесь боевик.

– В этом году на Almaty Film Festival будут какие-то нововведения?

– Да, у нас очень серьезная новость: мы учредили новую премию – Alatau Film Awards, будем награждать независимое коммерческое казахстанское кино. Основные критерии: фильм должен быть снят на местные, но не государственные деньги; пройти в широком прокате в Казахстане две или более недели; наконец, это должно быть полнометражное художественное кино. По сути, этой премией мы хотим поддержать независимых кинопродюсеров, которые привлекают инвестиции и снимают кино, принимая на себя огромные риски.

Кстати, идея премии появилась во время одного из домашних кинопоказов у Арманжана Байтасова (№49 богатейших и №30 самых влиятельных бизнесменов Forbes Kazakhstan. – Прим. ред.) – еще один интересный пример сотрудничества в нашем кино. У нас, кинематографистов, очень мало получается взаимодействовать с отечественной бизнес-элитой. А ведь это как раз те потенциальные инвесторы, которых могут заинтересовать вложения в кино. Как там по пирамиде Маслоу? Когда человек уже практически всего добился, у него на первый план выходят культурные и духовные запросы, потребность в самоактуализации, реализации своих идей. Именно такой идеей в свое время стал фильм «Бизнесмены», когда Арманжан Байтасов, посмотрев «Районы», сделал пост в Facebook о своих впечатлениях. Позже состоялось знакомство с ним режиссера Ахана Сатаева и появилось совместное желание продолжить историю «Районов», но рассказать уже о бизнесменах лихих 90-х. Так начались наше сотрудничество (Байтасов стал генеральным продюсером «Бизнесменов». – Прим. ред.) и регулярное общение, которое продолжается на ставших уже традиционными домашних кинопоказах, куда приглашаются бизнесмены и кинематографисты. И где мы обсуждаем не только увиденное, но и какие-то вопросы нашего кинематографа, возможные совместные проекты и т. д.

У казахстанских инвесторов появляется все больший интерес к отечественному кино, и это правильно. Потому что сейчас есть уникальная возможность начать инвестировать в киноиндустрию, получая от этого не только удовольствие, реализовав какой-то успешный проект, но и деньги. На самом деле кино – это шикарный бизнес с бешеным мультипликативным эффектом: можно вложить $100 тыс., а в прокате собрать $1–2 млн. Главное – доверять профессионалам и диверсифицировать инвестиции, вкладывая в пул проектов.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5910 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
12 декабря родились
Мухтар Кул-Мухаммед
депутат сената парламента РК
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить