Продюсер Ninety One Ерболат Беделхан: Я против той-бизнеса

Известный казахстанский продюсер в эфире программы Baitassov Live рассказал о состоянии казахстанского шоу-бизнеса, о том, почему той-концерты тянут всю индустрию назад и как справиться с давлением агрессивной аудитории

Ерботал Беделхан
ФОТО: instagram.com/ybedelkhan/
Ерботал Беделхан

Бизнесмен и издатель Forbes в Казахстане и Грузии Арманжан Байтасов подготовил новый выпуск для своего YouTube-канала Baitassov Live. Очередным гостем программы стал известный казахстанский продюсер, один из соавторов проектов «Орда» и создатель Ninety One Ерболат Беделхан.

Ведущий программы Арманжан Байтасов в начале беседы отметил, что очередного героя для своей передачи он выбрал неспроста - все его знакомые и друзья, имеющие отношение к шоу-бизнесу, рекомендовали Ерболата Беделхана как одного из самых ярких представителей отечественной индустрии, который занимается продвижением казахской культуры на мировой сцене.

Как 2020-й год повлиял на шоу-бизнес не только в Казахстане, но и во всем мире?

- Потребление digital-контента в прошлом году увеличилось в 4 раза. Это касается и шоу-бизнеса. Понятно, что офлайн-концерты были невозможны, но мы пошли другим путем - организовали два онлайн-выступления. Для нас они были успешными. Билеты на эти мероприятия стоили 4 тыс. тенге. Digital сегодня - это наша главная площадка, где мы должны развиваться, продавать и популяризировать. Мир шоу-бизнеса, entertainment меняется в корне. Та же индустрия кинотеатров понимает, что к ним уже никогда не вернется вся прежняя аудитория. Сегодня в digital можно много чем заниматься, монетизировать даже условные клипы. Нужно уходить от прежнего шаблонного мышления.

Ерболат Беделхан и Арманжан Байтасов
ФОТО: instagram.com/armanzhan/
Ерболат Беделхан и Арманжан Байтасов

Ваш проект Ninety One никогда не был замечен на тоях и других подобных выступлениях...

- Ни разу за время нашего существования мы не выступали на таких площадках. Об этом я говорил еще при создании этого проекта - он рассчитан на экспорт. И чем раньше мы начнем его продвигать за границей, тем быстрее станем успешными. Мы зарабатываем другими вещами: рекламными контрактами, в том числе в качестве амбассадоров, делаем концертные туры на коммерческой основе, запустили собственный мерчендайзинг...

Скандальным, например, получился тур в Шымкенте. Вы изначально понимали и рассчитывали, что будете вызывать неприятие у определенной части казахстанцев к вашей музыкальной культуре?

- Это было не только в Шымкенте, но и в других городах. Это было очевидно, мы заранее знали, что так и будет, и я готовил ребят психологически к этому. Тем более что мы знали, на чем будем делать акцент - развивать свой ютуб-канал, инстаграм.

Не оказывала ли на вас давление агрессия, которая формировалась вокруг Ninety One? Как вы с ней справлялись?

- Было непросто, но повторюсь, что мы были к этому готовы. Тем более что это пошло не одномоментно, сразу большой волной, а постепенно. Для нас изначально было два табу - политика и религия. Все остальное мы могли затронуть в своем творчестве.

Расскажи о себе.

- Я родился в Монголии, в Улан-Баторе. Папа играл на домбре, а мама - на монгольском инструменте ятыг. Они стали первым семейным дуэтом, который играл на казахских и монгольских инструментах. Они известные в Монголии артисты, и когда я родился, стало ясно, кем я стану. Однако я выбрал не народное, национальное творчество, а молодежное, современное. В 1991, после открытия границ, мы переехали в Казахстан всей нашей большой семьей - 68 человек, вся родня. Первые несколько лет часто меняли жилье и наконец в 1995 переехали в Караганду.  

Как происходило это переселение? Насколько тяжело было?

- Ошибочно считать, что если ты жил в Монголии, то значит, умеешь заниматься скотом, разводить его, хотя нам это рекомендовали. Мой отец - музыкант, он не был готов к этому, многие не были готовы к такому. Было тяжело. И в 1995 родители устроились в филармонию в Караганде.

Мне тоже было непросто, потому что на русском языке я совсем не говорил. Хотя у нас в Улан-Баторе жило русское население, рядом с нашим кварталом даже русские районы были, потому что рядом размещена была советская дивизия. Некоторые слова я понимал, но говорить совсем не мог. Поэтому переехав в Казахстан, пришлось учить русский язык для повседневной жизни и грамматику казахского языка, потому что нам преподавали ее на монгольском.

Не забыл монгольский язык?

- Уже почти позабыл, мало что вспомню. Старшие братья могут говорить, все понимают. Монгольский язык сильно отличается от казахского.

И вот ты перебрался в Караганду. Как дальше стала складываться судьба?

- Родители стали работать в филармонии, оказались в своей стихии. А я начал создавать свой творческий коллектив: мы танцевали, пели. Мы начали создавать казахстанский современный танцевальный стиль. В 1999 году наша группа выиграла конкурс в Астане и в том же году нас пригласили туда работать на постоянной основе для создания казахстанского современного танцевального балета. В 2000-м нас заметил Бауыржан Ибрагимов, создатель «Бауыржан шоу». И в следующем году мы приехали в Алматы. И вот тогда была создана группа «Орда».

Когда появилась группа и вышел ваш первый клип, многих удивил ваш необычный стиль. Как создавалась концепция «Орды»?

- В первую очередь мы хотели показать и доказать, что казахский язык очень богат, в том числе музыкально. Я осознавал весь потенциал языка. Многие авторы музыки в то время писали тексты в основном в классическом направлении. Бытовой казахский язык не был сильно привит в культуре, использовался только литературный, не разговорный. И мы хотели продемонстрировать все богатство языка, сделать его модным для молодежи. Плюс мы конечно были мотивированы и патриотическими идеями. Я приехал из Монголии, где мы сохранили все наши традиции, а здесь увидел, что не могу говорить на своем языке свободно... Это все на меня повлияло. Все это прошло через меня, через мое творчество. Многие люди не совсем понимали, что я собираюсь делать, в том числе в «Бауыржан шоу». Были определенные сложности, однако когда у нас все сложилось удачно, когда получили feed-back, все стало по-другому. В какой-то момент мы проснулись знаменитыми. Популярность была огромной.

Проект «Орда» в итоге сколько просуществовал?

- Мы взяли тайм-аут в 2012 и каждый из нас решил заняться собственным делом. Над проектом мы вместе работали более 10 лет и делали разные попытки по его качественному расширению: пробовали выйти в Россию, США, Азию. Как артисты мы успели над многим поэкспериментировать. Благодаря этому я многому научился, получил огромнейший опыт, создал свой продюсерский центр, проект Ninety One.

Говорят, что у вас в группе были внутренние конфликты...

- В любой семье или группе бывают противоречия. Это нормально. У нас также были споры. Но это не стало причиной распада. По крайней мере официально «Орда» существует.

Чем сейчас занимается ваш брат Есболат?

- Он пишет сценарий для сериала о Ninety One. Мы вместе работаем. После того как в позапрошлом году из жизни ушли родители, мы стали более тесно общаться. Есболат - самый младший из нас - очень сильно нуждался в поддержке, и мы сплотились. Работаем над совместными проектами.

«Орда», в отличие от Ninety One, все-таки выступала на той-концертах. Вы наверняка в курсе этой стороны казахстанского шоу-бизнеса. Как прожила 2020 год та часть наших артистов, которые зарабатывают выступлениями на подобных мероприятиях?

- Как казах я не могу идти против тоев, потому что это большая часть наших традиций и культуры. Но как человек, который чувствует ответственность за то, что я делаю, я не могу поддержать развитие этого направления шоу-бизнеса. Потому что большая часть этого направления не совсем законна, там все оплачивается «вчерную».

Мы никогда не построим настоящую индустрию шоу-бизнеса, если и дальше будем идти этим путем. Это и было одной из причин споров в группе «Орда». Поэтому и был создан проект Ninety One. И мы не пишем песен для тоев.

Мне было страшно и обидно от того, что наша молодежь, вместо развития современного шоу-бизнеса со всей его мощной энергетикой и направлением, стала инертной, стала идти на поводу у прошлого поколения. Эта молодежь совершенно не развивается, она только тянет назад. И я понял, в чем заключается моя миссия - я хочу поменять это отношение к музыке и культуре. Нельзя развивать шоу-бизнес только внутри своей страны, жить рамками границ. Сегодня нужно мыслить глобально.

Далее в программе Baitassov Live собеседники поговорили:

- о том, сколько можно заработать в ITunes;

- как работают авторские общества в Казахстане;

- Ninеty One популярны в Польше - как так получилось;

- сколько денег приносит авторское общество в Казахстане;

- феномен K-Pop;

- что такое Q-Pop;

- о важности самоидентификации;

- о влиянии религии на развитие творчества;

- почему Q-pop должен быть эксклюзивом.

Об этом и многом другом вы можете узнать, посмотрев видео.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
10277 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
25 октября родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Как казахстанские банки борются с киберпреступниками Смотреть на Youtube