Как несостоявшийся экономист стал звездой авангардной сцены

Куантай Абдимади: «В классическом искусстве много граней, которые надо тонко чувствовать. Не стоит уходить в пафос, но и тихо говорить нельзя»

Куантай Абдимади - актер
ФОТО: Андрей Лунин
Куантай Абдимади - актер

Независимый алматинский театр «ARTиШОК», известный зрителям своей творческой и смысловой смелостью, в последние годы переживает настоящий ренессанс. В 2017 году открылась Большая сцена. В 2016-м состоялась премьера нашумевшего спектакля «Уят» о столкновении традиционализма и современности. Еще раньше, в 2013-м, прогремела постановка «Прямопотолеби», рассказывающая об истории Алматы и его культурном разнообразии.

Участник рейтинга «30 моложе 30» 27-летний актер Куантай Абдимади пришел в «ARTиШОК» как нельзя вовремя: расцвет театра дал возможность недавнему выпускнику Ярославского государственного театрального института (ЯГТИ) поучаствовать сразу в нескольких ведущих спектаклях. Легче перечислить те постановки, в которых он не задействован, – настолько обширен список его ролей. «Ер-Тостик», «Гамлет», «Дон Кихот», «Зефирный Жора», «Созвездия», «Новые времена», «Уят» – вот неполный перечень работ актера.

В 2016-м, после окончания вуза, Куантаю предлагали остаться в России, чтобы выходить на сцену одного из тамошних театров, однако он твердо решил вернуться в Казахстан. «Педагоги отпустили меня с одним условием: чтобы я играл именно в «ARTиШОКе», – смеется собеседник. – Я тогда ничего об этом театре не знал, но благодаря другу Диме Копылову (экс-артист «ARTиШОКа», сейчас живет и работает в Австралии. – Прим. ред.) и Галине Пьяновой (худрук, режиссер и актриса театра. – Прим. ред.) все-таки там оказался».

Куантай признается, что иногда воображает себя на сцене крупного академического театра, однако пока это только фантазии. Работа в «ARTиШОКе» стала для него настоящим образом жизни: он, как и остальные артисты, проводит в нем по многу часов каждый день. «Возможно, все дело в маленькой труппе, но мы очень скучаем, когда не видим друг друга, – рассказывает Куантай. – В Новый год у нас был перерыв. Так мы уже 3 января начали писать друг другу: кто-нибудь собирается в театр?»

Зарубежное взросление

Сегодня сцена – важнейшая часть жизни Куантая Абдимади. Но было время, когда он не испытывал особой любви к театру: выпускника Республиканского эстрадно-циркового колледжа 2012 года ждала карьера диктора Казахского радио. У него на руках уже было предложение о работе, когда в колледж приехали представители ЯГТИ и объявили о наборе казахской группы. Куантай стал одним из семи человек, которым предоставили бесплатное обучение в институте, среди выпускников которого такие известные артисты, как Владимир Толоконников, Анна Самохина, Ирина Гринева и Александр Робак.

Куантай, родившийся и окончивший казахскую школу в ауле Каражота Алматинской области, решил испытать себя на прочность и принял предложение, хотя с русским языком у него было туговато: мешало отсутствие практики. Успешно преодолев это обстоятельство, ко второму курсу он обзавелся новыми друзьями не только среди однокурсников, но и за пределами института. Опыт жизни за рубежом помог молодому человеку лучше понять себя и стать более самостоятельным. «Приходилось решать проблемы самому, чтобы лишний раз не беспокоить родителей, – вспоминает он. – Учась, я работал монтировщиком, подрабатывал в других местах».

Зато теперь Куантай свободно играет роли как на казахском, так и на русском. Переходит с одного языка на другой без затруднений, да и вообще считает: язык и национальность – условность в современном театре. Он рад тому, что искусство становится более глобальным и цвет кожи теперь не определяет спектр доступных артисту ролей. «Я играю в спектакле итальянца, а говорю со сцены на казахском. Все понимают, что это нормально. Хотя мой однокурсник из Южного Казахстана, который остался после Ярославского института в России, играет в основном испанцев, потому что смуглый», – смеется Куантай.

Учеба в России повлияла и на его вкусы. С сожалением Куантай признается, что стал несколько меньше читать по-казахски. Хотя Мукагали Макатаев остается одним из его любимых поэтов, актер теперь тяготеет к иностранной литературе. Но связи с казахским не теряет: помимо отдельных ролей на сцене театра использует его в общении с переехавшими из аула в Алматы родителями, участвует в съемках казахоязычных сериалов и подрабатывает актером озвучивания.

ФОТО: Андрей Лунин

Сразу на сцену

Актерская работа тесно переплетена с жизнью, поэтому Куантай постоянно наблюдает за повседневностью, откуда черпает свои сценические образы. «Мою профессию можно понять только через опыт. Актерский диплом еще ничего не значит», – говорит он. В то же время важна техника: чтобы вжиться в роль, Куантай часто прибегает к профессиональным приемам. «Иногда бывает непросто. В «Гамлете» я играю возрастного персонажа, Клавдия. Такие роли сложно даются. Когда я к ним готовлюсь, то спрашиваю себя: что бы сделал мой герой в тех или иных обстоятельствах? Если это не помогает, пытаюсь представить, на какого зверя он похож», – рассказывает актер.

Куантай не делит роли на желанные и нежеланные – играет все, что ему дают. Это позволяет не только зарабатывать на жизнь (чем больше сыгранных спектаклей – тем выше гонорары), но и держать себя в форме. По словам собеседника, вопреки стереотипам о театральном закулисье в «ARTиШОКе» особого соперничества между актерами нет: пока ролей хватает всем.

Хотя полушутя Куантай замечает: скоро это может измениться. Дело в том, что в 2019 году «ARTиШОК» запустил двухгодичный актерско-режиссерский курс, первый выпуск которого состоится в этом году. «Нас станет много», – улыбается собеседник. В группе курса – 12 человек. Конечно, не все они останутся работать в театре, но в рамках курса у всех есть возможность попробовать себя в репертуарном спектакле.

Старт актерско-режиссерского курса был идеей худрука «ARTиШОКа» Галины Пьяновой. Преподают в театре по уникальной методике, которая позволяет студентам почти сразу выйти на подмостки и оттачивать свои навыки на практике. В традиционных театральных институтах так делать не принято: ученики тратят годы на теорию, прежде чем им позволяют приблизиться к реальному театру. «Даже в учебный театр зайти было очень сложно, – вспоминает Куантай о своей учебе в ЯГТИ. – На большую сцену нам вообще нельзя было выйти. Поэтому я говорю студентам «ARTиШОКа»: «Ребята, вам повезло. Вы учитесь в театре».

Танцы с подтекстом

Авторитарные методы в «ARTиШОКе» вообще не практикуются. И в качестве педагога актерско-режиссерского курса, и в качестве актера Куантай прислушивается к другим и сам открыто выражает свое мнение. Откровенно обсуждают работники театра и социально-политические проблемы, что находит потом отражение в злободневных постановках. Куантаю нравится такая демократичность. Предполагая активное участие всей труппы в подготовке постановок, она способствует экспериментам и выходу за рамки привычного.

Экспериментаторство не всегда подразумевает серьезность. Иногда хочется отвлечься от происходящего в мире и «ARTиШОКу», поэтому 20-й, юбилейный сезон, стартовавший в октябре прошлого года, театр открыл спектаклем «Лихорадка субботнего вечера» по мотивам одноименной культовой голливудской киноленты с участием Джона Траволты. (Вышедший на экраны в 1977 году музыкальный фильм стал номинантом множества престижных премий, включая «Оскар», и принес всемирную славу Траволте.)

Тем не менее легкий жанр не помешал режиссеру Галине Пьяновой придать постановке социальный оттенок: герои «Лихорадки» – простые ребята, живущие на окраине Алматы и понимающие, как трудно вырваться из бедности, когда ты вынужден жить случайными заработками на барахолке. Упоминается в постановке и «кража зеркал» – отсыл к убийству олимпийского призера, фигуриста Дениса Тена в центре Алматы летом 2018 года. Переложенная на наши реалии, «Лихорадка субботнего вечера» зазвучала по-новому – не только за счет множества подтекстов, но и благодаря музыке казахстанского исполнителя Галымжана Молданазара.

Куантай исполняет роль Дабл-Джея. Это отрицательный персонаж – человек, который «снимает с машин зеркала», чтобы прокормить себя. С героем фильма театрального Дабл-Джея роднит разве что имя и амплуа. Все остальное – пред­ысторию, особенности характера, подробности жизни – в «ARTиШОКе» придумали с нуля.

«Когда дается образ, мы сами его додумываем, – рассказывает Куантай. – Режиссер просит нас представить, что делали наши герои сегодня утром, откуда они пришли. Актерам дают свободу. Мы берем реальные истории из жизни и перекладываем их на сюжет постановки. Вот, например, съездил Чингиз Капин (актер театра, исполняющий роль Тони. – Прим. ред.) отдохнуть в Эмираты. Возвращается в театр, а мы его спрашиваем на репетиции: «Тони! Как отдохнул? Какую погоду нам привез?» Так и придумываем персонажей».

ФОТО: Андрей Лунин

Спектакль ставит перед труппой не только актерские, но и хореографические задачи. Выполнить их с профессионализмом актерам помогали хореографы Шолпан и Айман Шакеновы. В постановке заняты более 20 человек, включая исполнительниц главных женских ролей Дину Тасбулатову и Айсулу Азимбаеву. Традиционных зрительских мест спектакль не предусматривает – публика располагается за барными стойками и по пространству импровизированного ночного клуба. По словам Куантая, такие нестандартные решения важны, чтобы наладить диалог между гостями «ARTиШОКа» и актерами. Это способствует формированию культуры, не скованной рамками классического театра.

Неожиданный поворот

В то же время Куантай далек от радикальных взглядов на искусство. Ему нравится самовыражение в любых формах, поэтому он признает право классического театра на существование. Артисту доводилось выступать на сцене многотысячных залов, и он понимает: то, что не нравится многим современным зрителям в академических театрах – высокопарность, энергичность речи, – продиктовано законами жанра. «В классическом искусстве много граней, которые надо тонко чувствовать, – рассуждает собеседник. – Не стоит уходить в пафос, но и тихо говорить нельзя».

Возможно, отсутствие категоричности в рассуждениях Куантая – результат его жизненного опыта. В искусство он пришел окольным путем и как никто другой знает: нужно всегда быть открытым новому. Окончив девятый класс аульной школы, юноша приехал в Алматы поступать в экономический колледж. Но не успел подать документы и по совету двоюродного брата подался в эстрадно-цирковой колледж. Родственники были удивлены выбором Куантая: актеров в роду не было. Но родители поддержали его. Теперь вся семья гордится им, хотя на свои спектакли он родителей еще не приглашал. «У нас бывают откровенные сцены, и мне как-то не по себе будет, если родители окажутся среди зрителей», – смущенно признается Куантай.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6864 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
18 сентября родились
Берик Абдыгалиулы
депутат мажилиса парламента Казахстана
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить