Шевчук спел в Алматы «Иначе»

Легендарная российская рок-группа ДДТ вечером в пятницу, 7 декабря, дала концерт во Дворце спорта им. Балуана Шолака, который был забит битком (добавлено интервью)

Фото: Роман Суханов

Юрий Шевчук вместе с ДДТ представили на суд алматинской публики новую концертную программу «Иначе».

«Иначе» - больше, чем просто альбом и больше, чем просто концерт - это сага, трактат, мультимедийная инсталляция. В новом альбоме ДДТ есть и суровый металлический звук, и философские вальсы, и полуночная лирика, и поэтическая декламация. Зрители приняли «больше, чем просто концерт» на ура.

Накануне концерта, на пресс-конференции, певец познакомил журналистов с новым составом своей группы, рассказал, почему отказался баллотироваться в президенты, вспомнил прошлое и поразмышлял о будущем.

Сначала на брифинге появились музыканты ДДТ. Организаторы сообщили, что Шевчук задерживается и можно пока пообщаться с ребятами.

- Какие у вас творческие планы? - раздался сзади голос Юрия Шевчука: он тихо прокрался в зал и прошел сквозь ряды журналистов незамеченным.

- Часто такие сюрпризы устраиваете? – поинтересовался корреспондент forbes.kz.

- Бывает. Люблю подкрадываться и хватать за ноги.

- Ну, здравствуйте я из прошлого, - произнес певец, усаживаясь за стол.

- И каково вам в настоящем?

- Будущее - светлое, прошлое - разное, настоящее - тяжелое. Все как  у людей.

Знаете такой анекдот: «Кто стоит одной ногой в прошлом, а другой в будущем, тот писает на настоящее». Грубовато, но жизненно.

Вот так весело начался брифинг с журналистами.

- Давно хотели дать концерт на казахстанской земле,  - продолжил  бунтарь российского рока. - Мы привезли две программы:  сольник  отыграли в Астане, а  алматинцев порадуем больше, чем просто альбомом, и больше, чем просто концертом. «Иначе» - это сага, трактат, мультимедийная инсталляция. Все великие рон-н-ролльщики говорят: «Попса - это когда все хорошо, а рок-н-ролл - не очень хорошо». Об этом и многом другом мы размышляем на сцене. Кстати, в Алматы я был в прошлом веке (смеется). Вдвоем с гитаристом Игорем Тихомировым мы  давали концерт. Я помню ваш знаменитый апорт. Яблоки-то остались? Еще помню ваше гостеприимство.  После концерта мы ужинали в каком-то ресторане, и хозяин от всей души пытался нас побаловать вкусными блюдами. Я смотрю - в зале стоит ящиков 15 с водкой. Не удержался и спросил: «А это что?» Он улыбается и говорит: «Это вам!» Ему кто-то сказал, что я большой любитель водки, но сорт ему не сказали. И он купил все сорта, которые были в вашем городе. Я его разочаровал, сказав, что водку не пью, но поблагодарил за такое щедрое гостеприимство.

- Раньше был железный занавес, и вы боролись за свободу. Сейчас занавеса нет, и  многие ваши сподвижники  уже не борются, а вы все еще на баррикадах. Почему так случилось?

- Когда в 90-х годах рок-движение закончилось,  каждый из нас пошел своей дорогой. Мы все оказались крайними индивидуалистами. Художник не имеет права быть объективным. Если бы мы до сих пор ходили строем, то это было бы смешно. Великий писатель Фазиль Искандер сказал: «Крепки объединения только большой сволочи». С моими бывшими сподвижниками мы  по-разному видим мир. В 80-х мы все были запрещенными, и это нас сближало. Сейчас это уже не сближает. Быть принципиальным в нашей стране сложно.

- По политическим убеждениям  вы себя больше к левым или правым относите?

- Я музыкант, и этим все сказано. Рок-н-ролл - это песни протеста. Мы в нынешней системе не игроки. Лично меня она не устраивает. Я желаю полной, тотальной модернизации.

- В каком направлении?

- Во всех. Прежде всего - восcтановить человеческие отношения между людьми. Один хороший французский социалист сказал: «Рыночная экономика - это неплохо, но рыночные отношения между людьми - это чудовищно». А у нас как раз такие отношения: мы продаем, покупаем друг друга. Наша програма «Иначе» - как раз об этом.

- Как вы думаете, Путин вас запомнил теперь?

- Думаю, да. После  той встречи он прислал мне благодарственную телеграмму. 

- Не жалеете о прошлых временах?

- Всегда была и будет битва добра и зла. В прошлом  много хорошего было. Было и плохое. Мы в свое время боролись за свободу. В те времена мы слушали одну и ту же музыку, ходили чуть ли не строем, и такие бунтари, как мы, восставали против этого. Мы хотели разной информации, хотели знать про все. Помню ленинградский рок-клуб, где мы встречались и обсуждали разные темы. Мы хотели быть гражданами, но оставаться личностью. Не жить по указке. Наше поколение вырвало эту свободу у той власти. Рок-н-ролл - это внутреняя свобода. А свобода требует жертв. Мы жили в полной нищете, работали дворниками, кочегарами, сторожами, но вы не представляете, какой был взрыв искусства. Это были духоподъемные времена. В нашей тусовке были Борис Гребенщиков, Виктор Цой, «Алиса». Я рад, что мне довелось жить в эти времена. Мы искренне ждали добра, справедливости, свободы. В общем, полного рая на земле, но его опять не случилось (смеется).

- Вас выдвигали на пост президента России, но вы отказались  баллотироваться. Почему?

- Ну, вы разве не понимаете - почему? Каждый должен заниматься своим делом. И, как сказал апостол Павел, «истина должна быть от чистого сердца». Вот я и пою от чистого сердца.

- Как вы к Путину относитесь как к личности?

- Как личность он мне незнаком. Как сказал один монах: «Есть две тайны в мире: Бог и человек». Если бы я с ним подольше пообщался, а так я задал несколько вопросов. Мне кажется, что Путин - уже анахронизм. Идет стагнация под названием стабильность, а стабильность в абсолюте  - это смерть. Нет динамики роста. Сейчас понагрохали небоскребов, сделали евроремонты, а мозги-то те же остались. Вот это как исправить? Если у тебя есть ксива или мигалка, то ты высшая каста почему-то. Ты честнее, лучше того, у кого этого нет? Все это нас не устраивает. Мы рождены неравными, но пытаемся добиться равенства перед законом. Если слабый и бедный человек сможет в суде побороть наглого и жадного, вот это будет новый виток. Надо над этим работать. Думаю, и Россия, и Казахстан будут расти и развиваться.

- Вы сказали, что для вас на первом месте музыка, а деньги на самом последнем...

- Для любого художника деньги должны быть не на первом месте. Но к деньгам я отношусь бережно, потому что достаются они мне очень тяжело. В отличие от коллег у меня нет никакого бизнеса. Господь подарил мне горло, голос, и этого достаточно. Не знаю, какая у меня будет пенсия, что там Путин мне насчитает…

- Как вы заботитесь о своем голосе?

- Я его тренирую. Когда в деревне, то постоянно бегаю и  тренирую дыхалку. Могу пробежать 10 километров, отжаться на кулаках  50 раз. Зимой на лыжах хожу. Сцена требует хорошей  физической подготовки, потому что мы не стоим на сцене, а зажигаем.

- Какой отдых предпочитаете: активный или поваляться на диване?

- Когда меня спрашивают, какое мое любимое место в Питере, я отвечаю - мой диван. В Турции, Египте, честно, не был. Не понимаю отдыха - лежать и чесать пузо на солнышке. Отдых - это смена труда. После этого тура поеду в деревню и буду общаться с природой, писать песни.

- Какой у вас райдер?

- Райдер зависит от гостеприимства. Мы не заказываем алкоголя, икры черной, эротических комнат, надувных женщин.

- По какому принципу подбираете музыкантов в группу?

- Чтобы они  были не глухими (смеется) и владели инструментом. Немаловажны и человеческие качества. Когда у нас появилась идея создать новую программу с новой музыкой, попытались освободиться от собственных штампов, которые нас уже достали. Сколько уже можно «Осень» петь?! Мы пошли в музыку не для этого, а прежде всего для творчества. Старые музыканты группы  эту музыку не понимают, поэтому мы стали искать молодых ребят. Помню, клавишник Константин Шумайлов пришел и говорит: «Нашел крутого барабанщика - Тёму Мамая». Нашли телефон, позвонили. Тёма нас не послал.

- А что, бывало, и посылали?

- Бывало. Музыканты все гордые. Кого-то мы посылали. Если музыкант первым делом спрашивает: «Сколько я буду зарабатывать?», то он неинтересен. Деньги не могут быть впереди музыки. Я помню, когда организовали ДДТ, то работали кто сторожем, кто уборщиком. Мы никогда не думали, что будем деньги зарабатывать на этом. Мы просто не могли не играть и не петь. Приятно, что у меня именно такая команда собралась.

- Какую музыку вы слушаете?

- Разную. Вот у вас наслаждаюсь национальной казахской музыкой.

- Скоро Новый год. Вы отмечаете этот праздник?

- В детстве любил Новый год, а сейчас отмечаю Рождество. На этот праздник иду в храм, а потом  пишу стихотворение.

- После Алматы отправитесь отдыть?

- Покой нам только снится (смеется). После Алматы мы поедем в Москву, где дадим два благотворительных концерта. Мы много занимаемся благотворительностью. Собираем деньги для наркоманов, которые проходят курс лечения, для ночлежки, на адвокатов для политзаключенных. В январе  нас ждет Нью-Йорк, где мы будем петь на Бродвее. Весной поедем с «Иначе» в Восточную Европу,  потом начнем писать новый альбом.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5345 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
24 сентября родились
Жулдыз Омарбекова
депутат мажилиса парламента РК, основатель общественного благотворительного фонда «Бауржан»
Нурлан Рахметов
председатель совета директоров НАО «Международный центр зелёных технологий и инвестиционных проектов»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить