«Шал»: два шара в одну лузу

На прошедшей в понедельник, 19 ноября, финальной церемонии национальной премии «Алтын Адам – Человек года» кинокартина «Шал» Ермека Турсунова получила сразу две позолоченные статуэтки Золотого воина: во-первых, как лучший фильм года в Казахстане, а во-вторых, исполнитель главной роли Ерболат Тогузаков был признан лучшим актером 2012 года в стране. Сценарист и режиссер-постановщик «Шала» ответил на вопросы корреспондента Forbes.kz

Для тех, кто еще не посмотрел фильм «Шал» (продюсер Александр Вовнянко), – это прочтение на казахский лад повести Хемингуэя «Старик и море», только вместо старика, большой рыбы марлин, акул и моря здесь – старик, овцы, волки и степь. Первым делом Forbes.kz поздравил режиссера-постановщика и сценариста картины Ермека Турсунова и  всю съемочную группу с двойным успехом.

Ермек Турсунов.

F: Получилась  динамичная и захватывающая, отлично снятая история, за которой следишь неотрывно, затаив дыхание. А это в кино – главное. Кстати, еще с первого просмотра хотелось спросить: кто так выдрессировал волков?

- В Казахстане мы их не смогли найти: были только одиночки, а нам требовалась стая. Наконец, нашли в Брянской области столько, сколько нам нужно. Причем у каждого волка был свой инструктор, которого зверь воспринимает как вожака. А снимали так: инструктор костер перепрыгивает – волк за ним. Но это не больше двух раз. А на третий - серый ляжет, и хоть бы ему что. Недрессируемое животное. Приходилось его обманывать. Чтобы получился туман, мы дымили степь, а волк на дым не бежит. Инструктора смазывали им носы чем-то, что они теряли нюх: в общем, на два дубля хватало.

А еще есть сцена, где волк хватает овцу, и старик борется с ним. Обычно американцы снимают так: сначала волка, потом человека, затем кадры монтируются. А у меня в одном плане – человек и волк дерутся. Золотой кадр, на миллион долларов. Волчица, кстати, не легионер, она местная «актриса», Мила зовут. Национал-патриоты могут радоваться: в главной роли – казахская волчица.

F: Вы уже до мышей дорежиссировались: у вас даже полевки всё делают, как надо постановщику.

- 14 мышей было в банке, и все ползли не туда. Не помню, сколько дублей сделали, и всё зря. А этого мыша я держал про запас: он-то и сыграл. В моем предыдущем фильме «Келiн» было полтора десятка видов животных: филины, вороны, снова мыши… Опытный и умный режиссер с животными не связывается. Как и с детьми.

F: В конце фильма написано: «В процессе съемок ни одно животное не пострадало». А голову коня Орлика, которую по сценарию отгрызли волки, вы на скотном рынке купили?

- На базаре в Узунагаче. Послал ребят, они купили голову и хвост. «Мертвых» волков мы на время усыпляли. Правда, пара баранов пострадала: пришлось зарезать.

F: Так у вас и главный герой говорит: «Никогда не видел, чтобы баран умер своей смертью». От актеров-животных перейдем к людям. Где вы отыскали исполнителя главной роли шала Касыма – Ерболата Тогузакова?

- Когда сценарий писал, то понимал, что найти старика – основная проблема: актерская нагрузка очень тяжелая – и физическая, и эмоциональная. В начале фильма у него один характер, в конце – совсем другой. Всё действие держится на нем, а там и схватка с волками, и в речку он падает…

Фото: Андрей Лунин
Ерболат Тогузаков - "Алтын Адам", лучший актер Казахстана 2012 года.

F: Вы бросили в ледяную воду 73-летнего аташку, да еще в его день рождения! Как же вам не стыдно?!

- (Про «стыдно» Турсунов пропускает мимо ушей). Среди профессиональных актеров кандидата на роль я не видел. Сыграй Асанали Ашимов – это была бы другая картина. Правда, был гениальный актер Касым Жекебаев, но совсем старый и больной. Когда мы снимали картину с Тогузаковым – Жекебаев скончался. И тогда в честь него я поменял имя главному герою с Сарсенбая  на Касыма.

А Тогузаков трудился на «Казахфильме» чернорабочим. Я его замечал на студии то с тележкой, то с мешком мусора. Стал присматриваться. Обратил внимание на мимику, на глаза. У него глаза человека, очень много видевшего и страдавшего.

Однажды подхожу: «Ерболат, хочешь в кино главную роль сыграть?» - «Ты что, издеваешься?» - «На, почитай сценарий». Он прочитал. Понравилось. А отбор на главную роль был жестокий: 40 стариков через кастинг прошло. Но в итоге  я утвердил Тогузакова. Сказал ему: «Ерболат, если ты выживешь после этой роли – то будешь здесь номер один». Он ответил: выживу. И понеслась! На съемках его оберегали все. Он молодец, неукоснительно следовал всем моим указаниям. 

F: Про Орынбека Молдахана, исполнителя роли внука Шайтанбека, расскажите.

В роли Шайтанбека - Орынбек Молдахан.

- Золотой пацан. Сразу скажу, что это не мой сын. А то все шушукались: мой, мой - настолько похож. Я когда его на кастинге увидел – даже испугался. Отвел в сторонку, спрашиваю: как маму зовут? сколько тебе лет? где родился? Говорит, двенадцать. Вспоминаю, где был 12 лет назад. Нет, там всё чисто (давится от хохота). Ну, тогда пошли работать. Аульный пацан, кстати, из-под Алматы.

F: Где снимали фильм?

- На Кордае, в степи. Когда начал таять снег, на плато Ушконыр поднимались.

F: Тем не менее, в фильме незаметна конкретная географическая привязка. Это намеренно?

- Абсолютно. У меня вообще к этим вещам – жузовским заморочкам – снисходительное отношение. Я снял просто притчу: где-то, когда-то, кто-то.

F: И все-таки картина одновременно и глубоко национальна, и не менее глубоко космополитична.

- Так это для меня самое главное! На национальной почве я пытаюсь делать обобщения. Считаю, что человек, претендующий на роль художника, должен на национальном материале говорить об общечеловеческих вещах. А большой художник всегда наднационален, он работает с теми категориями, которые понятны любому китайцу, японцу, американцу – то есть просто человеку. Ненавижу, когда делают лубок: русская баба в кокошнике или наш кемешек, узоры. Не верю я в это. Не могли они в степи в 16 веке убирать за скотом в расшитых камзолах. Это наше больное воображение.

Когда ты говоришь о понятных вещах всем, но о чем-то своем – только тогда  будешь интересен им. Оригинальностью своей. А в чем наша проблема? В том, что мы хотим быть на кого-то по-хо-жи-ми. Пытаемся повторять Тарантино, Гая Ричи, Висконти, Феллини. Но у нас это не получается и никогда не получится, потому что они оригинальны в своей сути. А ты не подражай. Скажи что-то своё. Если, конечно, у тебя есть что сказать. Казахи, посмотревшие «Шал», признают – это же всё наше! А кубинцы с американцами им ответят: не-ет, это наш Хемингуэй. Вот что я имею в виду.

Кстати, в минувшую субботу, 17 ноября, Ермек Турсунов стал вести блог на портале Forbes.kz. Сегодня он публикует свой второй пост, который называется «Мой многоликий аул».

Ссылки по теме:

Шедевр, который нельзя не увидеть, 9 октября 2012.

Гольф придумали казахи, 17 ноября 2012.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
14763 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
19 июля родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить