Как Акан Сатаев и Эрнар Курмашев хотят построить цивилизованную киноиндустрию

«Кино – это бизнес», – сказал в прошлом году на заседании правительства премьер-министр Бакытжан Сагинтаев и рекомендовал при обсуждении вопросов кинематографа исходить именно из этой формулировки. О том, как сегодня развивается этот бизнес и почему ему необходима поддержка государства, о новом международном Almaty Film Festival и одной из самых ожидаемых его премьер – картине «Бизнесмены» рассказывают Forbes Kazakhstan режиссер Акан Сатаев и продюсер Эрнар Курмашев

Акан Сатаев
Фото: Андрей Лунин
Акан Сатаев

«Экстремальные» бюджеты

Три года назад они вместе создали Astana Film Fund – для того чтобы производить коммерчески успешные фильмы, то есть делать кинобизнес. Сегодня в активе фонда уже несколько картин, все – с хорошей прокатной и/или фестивальной историей. Значит, получается?

Маленькими шагами, но мы это делаем, – говорит Сатаев. – Запускаем проекты, которые потом окупаются и даже приносят прибыль. Первый наш фильм – «Районы», потом – «Она», сейчас вот «Бизнесмены»… Еще несколько проектов с другими режиссерами, потому что я с самого начала говорил, что Astana Film Fund не будет фондом одного режиссера. У нас сделал замечательный проект Адильхан Ержанов – фильм «Ласковое безразличие мира», который участвовал в конкурсе «Особый взгляд» Каннского кинофестиваля. Другую замечательную историю снимает тоже очень талантливый молодой режиссер Руслан Акун. Вообще, мы открыты для всех, и не только для молодых. Конечно, у нас есть экспертный совет, где мы рассматриваем материал – заявку, синопсис, и если видим коммерческий потенциал, сходятся точки интересов и условия сотрудничества, то запускаем проект.

F: А как это выглядит с финансовой точки зрения?

– Мы вкладываем в проект 100% инвестиций, – поясняет Курмашев. – И когда фильм выходит, сначала отбиваем свои вложения, а уже потом чистую прибыль делим с режиссером и продюсером картины 50 на 50. То есть абсолютно прозрачные условия, одинаковые для всех.

И раз уж мы заговорили о «Ласковом безразличии мира» – получился очень крутой кейс, потому что мы сняли фильм буквально за $50 000, а после Канн международный дистрибьютор Beta Cinema купил его за 75 000 евро – и это только предоплата. Теперь ждём от них международные продажи.

$50 000 – это, конечно, экстремальный бюджет и для режиссера, и для продюсера. Но, как говорит Сатаев, коммерческое кино в Казахстане – то, которое снимают частные компании, – не может позволить себе больше. Потолок окупаемости – $300 000. Всё, что выше, будет убыточным.

Есть несколько факторов, с которыми мы вынуждены считаться и которые немного нас ограничивают, – говорит Сатаев. – Это, безусловно, объём рынка – он у нас совсем небольшой, и отсюда вытекает все остальное: малое число кинотеатров, скромное количество зрителей и т. д.

– Но даже при таком небольшом объёме кинотеатральный бизнес у нас априори не прозрачен, – замечает Курмашев. – То есть мы никогда не знаем элементарно, сколько было продано билетов на наш фильм. Пытаемся бороться своими силами, ставим людей-счётчиков в кинотеатрах, потом сравниваем их данные с количеством проданных билетов… На самом деле это должно решаться на уровне государства: например, в России сделали кинотеатральный бизнес прозрачным на 99%. Убедился в этом на личном опыте, когда мы прокатывали фильм «Она» и онлайн наблюдали, сколько продаётся билетов. Там установили Единую автоматизированную информационную систему билетов (ЕАИС), создали жёсткую систему штрафов за нарушения, но при этом освободили кинотеатры от НДС и дают бизнесменам субсидии при строительстве новых. Не­удивительно, что у них в год строится около 200 кинотеатров, особенно в регионах, и киноиндустрия развивается бешеными темпами.

Поэтому мы очень надеемся на закон о кино, – продолжает Сатаев. – Его должны принять в 2019 году. В проекте закона предусмотрены необходимые рычаги, специально оговаривается вопрос об электронных билетах и т. д. Это нужно не только нам, но и фискальным органам, потому что это отчисления в бюджет – и немаленькие.

Собеседники ещё не раз упомянут в нашем разговоре будущий закон о кино: системный подход со стороны государства – вот что необходимо сегодня казахстанской киноиндустрии, чтобы встать на бизнес-рельсы, считают они. В первую очередь это прозрачность работы кинотеатров. Это кинофикация регионов (например, даже в Талгаре, с его близостью к Алматы и стотысячным населением, нет ни одного кинотеатра). Это борьба с пиратством, которая тоже должна вестись на государственном уровне.

Эрнар Курмашев
Фото: Андрей Лунин
Эрнар Курмашев

– Почему Netflix в Америке – это мегауспешный провайдер, у нас DAR Play – это проект, который старается выжить? – говорит Курмашев. – Потому что Netflix не сталкивается с пиратством. Там все понимают, что за хороший контент надо платить. А здесь фильм «Районы» вышел в DAR Play, и уже на следующий день был в YouТube и на всех пиратских ресурсах. И на DAR Play, где мы с каждого просмотра зарабатываем (хотя для зрителя это было на тот момент бесплатно), статистика была около 5000 просмотров, а в YouТube всего на одном аккаунте за два дня – полмиллиона. То есть это несравнимо.

Этот вопрос желательно тоже решить на законодательном уровне, – продолжает Сатаев. – Мы отрабатывали его с Министерством юстиции, и оказалось, что сегодня заблокировать ресурс, который выкладывает пиратские копии фильмов, очень большая проблема. То есть, представьте, выходит торрент, и на этом торренте лежит наш фильм. Мы подаем иск. Но, оказывается, этого иска недостаточно, чтобы заблокировать этот сайт! Они просто убирают фильм – и работают дальше. А там ещё, допустим, 10 000 фильмов. Вот если авторы всех этих картин одновременно подадут иски – тогда да, заблокируют. А если ты один, они просто убирают твое кино и говорят: ой, извините! Поэтому должны появиться какие-то другие рычаги на законодательном уровне, я не знаю – закрывают же у нас порносайты…

И, конечно, необходимо воспитывать людей, считает Сатаев. Пока для нашего потребителя всё, что в интернете, – это просто «лежит», а значит, бесплатно. После того как режиссёр в одном интервью сказал, что, «бесплатно скачивая фильмы с торрентов, казахстанцы практически занимаются воровством», в соцсетях начали возмущаться: ему что, денег мало? Поэтому, рассказывает Курмашев, возникла идея – вместе с DAR Play организовать кампанию против посмотра фильмов на пиратских ресурсах, возможно, снять какие-то социальные ролики и т. д.

Эта же цель – поставить отечественное кино на бизнес-рельсы – стоит и перед новым Almaty Film Festival. Правда, здесь задача рассматривается немного с другой стороны: организаторы фестиваля хотят создать в стране ни много ни мало культ отечественного кино.

Almaty Film Festival

При всей утопичности на первый взгляд этой задачи она абсолютно выполнима, убежден Курмашев, приводя в пример Южную Корею. 25 лет назад у них была примерно такая же ситуация: они полностью проигрывали западному кино, корейские фильмы не отбивались в прокате и кинопроизводством занималась горстка энтузиастов. Перелом произошел в тот момент, когда местные кинематографисты решили объединиться и доказать, что у них есть права в собственном государстве и что их надо поддерживать. Именно тогда был создан Пусанский кинофестиваль – теперь крупнейший кинофорум в Азии. Он стал одним из тех инструментов, благодаря которому в Корее появился культ отечественного кино, и сегодня, когда по красной дорожке «азиатских Канн» идут местные звезды, их встречают едва ли не с большим энтузиазмом, чем на других фестивалях – гостей из Голливуда.

Кстати, в прошлом году в Пусанском фестивале участвовал фильм Сатаева «Она». В самой престижной секции – «Окно в азиатское кино».

– Нужно взять корейский опыт и адпатировать его к нашим условиям, – считает Курмашев. – Мы разговаривали с их продюсерами. Там отечественное кино при населении 50 млн человек собирает огромные бокс-офисы. К примеру, триллер «Поезд в Пусан» – $80 млн. Это в 80 раз больше, чем собирают наши самые успешные фильмы, при населении всего в 3 раза больше нашего.

Наша задача на Almaty Film Festival – не привлекать голливудских звезд, чтобы они «фантили» и все на них смотрели: мы должны показывать и пропагандировать наших актёров, режиссёров, сценаристов. Да, мы приглашаем кинематографистов с мировым именем – Настасью Кински, Сергея Бодрова, Ким Ки Дука, буквально вчера мне подтвердил свой приезд режиссёр легендарного мульфильма «Король Лев» Роб Минкофф… Но все эти люди приезжают не как звёзды, а как эксперты. То есть мы приглашаем людей, которые могут что-то подсказать, поделиться опытом. К примеру, Ким Ки Дук на своем творческом вечере расскажет, как южнокорейское кино достигло таких высот, а генеральный директор «Уолт Дисней Компани СНГ» Марина Жигалова-Озкан обсудит возможное сотрудничество и копродукцию на бизнес-форуме, который пройдёт в рамках фестиваля.

Фото: архив пресс-службы

Таким образом, по замыслу организаторов, Almaty Film Festival должен стать не очередной тусовкой, а рабочей площадкой, где будут решаться в том числе и бизнес-вопросы. «Основной конкурс кинофестиваля направлен на содействие сотрудничеству между киноиндустриями разных стран, которые смогут открыть для себя новые возможности для кинопроизводства, включая совместное производство, – говорится в приветственном слове Акана Сатаева гостям фестиваля. – Это расширит рамки будущих кинопроектов, и по этой причине мы назвали основной конкурс «Сближение культур».

Для меня большая честь и ответственность быть президентом этого фестиваля, идея которого принадлежит акиму Алматы, – говорит Сатаев. – У нас красивый город, есть что показать гостям…

–…и есть где снимать кино, – продолжает Курмашев. – Это еще одна из задач фестиваля: рекламировать Алматы для международных продюсеров, потому что это не просто очень красивая локация для съемок, это более 200 солнечных дней в году, пять климатических зон – от пустынь до вечных снегов, потрясающие Чарын, Алтын-Эмель, Каинды, Заилийский Алатау рядом. Здесь можно снимать все – от исторических драм до фэнтези. А после девальвации наш город стал просто мегапривлекательным, потому что это один из самых дешевых мегаполисов в мире. Другое дело, что раньше, когда ко мне обращались, в том числе известные продюсеры, с вопросом, можно ли часть съёмок провести в Алматы, это упиралось в огромное количество административных барьеров. Теперь же мы договорились с акиматом города, что при нем будет создан специальный орган – Almaty Film Commission, который будет помогать локальным и международным кинопроектам.

F: У вас нет опасений, что Almaty Film Festival ждёт судьба некоторых других культурных фестивалей – тех, что закрылись из-за недостатка финансирования?

Пока фестиваль на балансе акимата, – отвечает Сатаев. – Но очень надеюсь, что со временем он начнёт окупаться. Это спонсоры. Это поддержка коммерческих структур. Многие кинофестивали начинали тяжело, но потом монетизировались – все будет зависеть от контента, которым мы его наполним, от качества нашего кино…

Судя по тем картинам, что уже заявлены к показу на Almaty Film Festival, за контент в этот раз переживать не приходится: фильм открытия – «Айка» Сергея Дворцевого, фильм закрытия – «Бизнесмены» Акана Сатаева.

«Бизнесмены»

О том, что «Бизнесмены» – это заключительная часть трилогии Акана Сатаева о «лихих девяностых», сегодня не написал только ленивый. Сам же режиссер считает, что фильмы объединяет только «эпоха», а так это совершенно разные оригинальные истории.

Это было очень интересное время, – говорит Сатаев, – развал такой страны… Всё пришлось начинать буквально с чистого листа. Это коснулось нас всех, и, на мой взгляд, это безусловно интересно отразить в искусстве, в творчестве любому художнику.

F: Главная идея фильма для вас?

– Слоган картины – «Есть вещи, которые не имеют цены». Вокруг этого и закручивается главная идея. Да, мы говорим о бизнесе, о деньгах, но при этом, когда на весах оказываются какие-то вечные ценности, важно, чтобы человек сделал правильный выбор.

История «Бизнесменов» – это история успеха в бизнесе, замешанная на дружбе, преданности и любви. За бизнес и дружбу в фильме отвечают молодые актёры Аскар Ильясов, Шарип Серик и Расым Жубаев. За любовь – Айсулу Азимбаева (играет жену главного героя).

F: У главных героев есть конкретные прототипы?

– Это собирательные образы. Мы постарались, чтобы они максимально отражали судьбы и характеры тех ребят, которые стояли у истоков предпринимательства в Казахстане. Но, помимо этого, у нас есть параллельные линии, в которых говорится о реальных людях, бизнесменах. Причём поскольку наш фильм – это бизнес-проект, мы попытались найти с ними свою формулу сотрудничества. Как бы product placement, хотя, думаю, эти бизнесмены особо не нуждаются в рекламе. Поэтому с их стороны это больше была помощь, за что я им очень благодарен.

То есть это, возвращаясь к началу нашего разговора, о том, что снимать в Казахстане фильмы с бюджетом больше $300 000 – большой риск, – поясняет Курмашев. – Бюджет «Бизнесменов» составил $500 000, но нам очень повезло, что поддержали спонсоры. И мы уверены, что фильм будет очень коммерчески успешен в прокате.

Финальный эпизод «Бизнесменов» – сцена уже в XXI веке, в режиме реального времени. В ней зритель увидит настоящих казахстанских бизнесменов, которые сыграли в этом эпизоде самих себя, – Нурлана Смагулова, Берика Каниева и Арманжана Байтасова (генеральный продюсер фильма). Все трое – в списке Forbes. И все трое начинали в тех самых «лихих девяностых».

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
8384 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
11 декабря родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить