Александр Филиппенко возвращается в город своего детства – в Алматы

Советский и российский актёр театра и кино, народный артист России приезжает в южную столицу Казахстана со спектаклем и накануне гастролей дал интервью Forbes.kz

Александр Филиппенко.
Фото: Евгeний Фeльдмaн / «Нoвaя гaзета»
Александр Филиппенко.

23 октября в рамках проекта Lectoriy.kz в Театре драмы им. Лермонтова в Алматы будет показан моноспектакль Александра Филиппенко «У автора в плену» (подробнее о мероприятии здесь). Накануне своей поездки в Казахстан артист дал интервью Forbes.kz.

F: Александр Георгиевич, вы учились в Московском физико-техническом институте, собирались стать инженером, но стали артистом. Почему произошел такой поворот? Сыграл ли здесь какую-то роль КВН, в котором вы участвовали, будучи студентом?

- На этот вопрос я отвечу в своём спектакле, но для вас отдельно уточню: шли 1962-1963. Я - самый молодой член команды КВН «Физтех». Это был ещё «домасляковский» период. Передачи шли в прямом эфире. И на одном из выступлений ко мне подошел первый ведущий и один из создателей КВН Альберт Аксельрод и сказал: «Мы сейчас КВН временно приостанавливаем, а вы приходите в театральную студию МГУ «Наш Дом». И это был решающий шаг перехода из физиков в «лирики». Потом, когда в 1969 партком МГУ закрыл студию по идеологическим причинам (а я уже был инженером в институте Геохимии), меня позвал к себе работать Юрий Петрович Любимов в великий тогда Театр на Таганке. И это мое было окончательное решение перехода.

F: В видеообращении к алматинцам вы сказали, что Алматы – город, в котором вы впервые вышли на сцену…

- Я родился в Москве, а в школе учился в Алма-Ате. Мои родители работали в казахском политехническом - тогда он назывался Горно-металлургическим институтом. А я все десять лет проучился в школе N54 (бывшая ул. Горького - угол Фурманова). Там я впервые вышел на сцену школьной самодеятельности, а потом пошел в знаменитый драмкружок во дворце пионеров под руководством замечательного Михаила Борисовича Азовского. Основы отношения к сцене и театру я получил именно там. Там же мы подружились с Левой Темкиным, Володей Толоконниковым - будущими известными артистами русского театра драмы. А уже в 10 классе моим режиссёром стал Юрий Борисович Померанцев.

F: Почему вы назвали Алматы «городом, знакомым до слез»?

- Это цитата из Мандельштама: «Я вернулся в свой город, знакомый до слез, до прожилок, до детских припухших желёз». Это город моего детства. Город молодых моих родителей. Помните, как сказано у Шпаликова: «Там, где, боже мой, будет мама молодая. И отец живой».

F: Как-то вы сказали, что не любите импровизаций. Почему?

- Я очень люблю импровизации, если они талантливы. Есть замечательные импровизаторы: Ваня Ургант или, например, Юлик Гусман, но я сам не умею так. Я должен репетировать, готовиться. Поэтому каждое интервью для меня - пытка. Мне трудно быстро объяснить своё мнение или ощущение.

F: Не в обиде вы на режиссеров, которые очень часто предлагали вам роли отрицательных персонажей?

- Если роли предлагают - какая же может быть обида? Я люблю все свои роли - и всех своих режиссеров, и всем им благодарен. Некоторые режиссеры на меня в обиде сейчас, что я отказываюсь сниматься в телесериалах, но я не могу играть одно и тоже! Теперь это уже либо коррумпированный прокурор, либо вор в законе… То, что мне предлагают - мне не нравится, а то, что нравится мне, к сожалению, не предлагают. Вот такой парадокс.

F: Как вы относитесь к современному российскому кино? На ваш взгляд, по уровню талантов и талантливых работ соответствует ли оно советскому кино?

- Я не кинокритик и не киновед. Это они вам ответят. Я могу только сказать, что, по моему мнению, талантливых режиссёров в кинематографе всегда достаточно много. В любое время - и в советское, и в постсоветское. Сейчас есть гениальный Сокуров, есть Кончаловский, есть Урсуляк, Хлебников, был Балабанов - много прекрасных режиссёров.

F: Среди любителей аудиокниг вы – один из самых любимых чтецов. Скажите, почему вы так мало озвучиваете литературу?

- Разве мало? У меня много аудиокниг. Я очень люблю озвучивать Акунина (Г. Ш. Чхартишвили). Самая моя любимая аудиокнига - «Кладбищенские истории», которую мы озвучили вместе с Григорием Шаловичем. Он озвучивал историческую версию, а я - литературную.

F: Используя вашу популярность, пробовали ли вы когда-нибудь заняться бизнесом?

- Нет, никогда не пробовал, хотя тоже были заманчивые предложения. Бизнес - это всегда немного обман. Я не умею и не хочу в этом участвовать. Меня самого часто обманывали, особенно на гастролях - ну, и ладно, я всех простил. Я искренне верю, что «нечестные» деньги не могут принести ничего хорошего.

F: Сейчас вы очень активны в соцсетях, в Facebook. Расскажите, пожалуйста, нравятся ли вам такие современные коммуникации? Удается ли вам донести с их помощью информацию до почитателей вашего таланта?

- Мне очень нравятся такого рода средства коммуникации. Мне кажется, это - самый короткий путь между читателем (зрителем) и автором. Я сам узнаю все новости из интернета. Телевизор у нас в доме присутствует только как монитор.

F: Артиста от зрителя отделяет сцена. Не кажется ли вам, что в соцсетях этот барьер убирается, и  вы становитесь слишком близко от аудитории?

- Ну, это от вас зависит. Можно сделать так, что вас не смогут добавлять в так называемые «друзья». Можно быть рядом со своими читателями, но в то же время держаться на небольшом расстоянии. Зато меня легко найти - не нужны никакие «агенты»! Мне очень часто делают творческие предложения через сайт.

F: У вас активная общественная позиция: вы выступали в поддержку политзаключённых, высказывались за освобождение фигурантов Болотного дела и т.д. Не мешает ли эта позиция вашему творчеству? Не создает ли власть препятствий вам?

- Власть создала мне только одно «препятствие»: я больше не смотрю российское телевидение, ну, за некоторыми незначительными исключениями (канал «Культура», например).

F: Спектакль, который вы везете в Алматы, называется «У автора в плену». Эта фраза очень точно подходит к описанию актерской профессии. Скажите, пожалуйста, этот «плен» - больше благо или проклятие актера?

- Для меня - конечно, благо, поскольку я сам выбираю, кому сдаться в плен. Работая с такими авторами как Булгаков, Довлатов, Зощенко - это счастье и радость! Надеюсь это ощущение передать моим зрителям. Приходите!

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


заместитель главного редактора сайта Forbes.kz

 

Статистика

2800
просмотров
 
 
Загрузка...