От ферросплавов до чипсов: как делает бизнес Жумабек Жаныкулов

Предприниматель поднимает заводы-банкроты, представляет страну в МОТ и помогает сельским детям получить образование

Жумабек Жаныкулов
Жумабек Жаныкулов
ФОТО: © Андрей Лунин

С начала 2000-х годов Жумабек Жаныкулов является хоть и не очень публичной, но достаточно активной фигурой казахстанского бизнеса. Наряду с развитием собственных проектов давно занимается продвижением идей для улучшения бизнес-климата в стране и социальной сферой. Совместно с деловыми партнерами он руководит градообразующими и импортозамещающими предприятиями в нефтесервисном, металлургическом, горнодобывающем, промышленном и медицинском секторах с общим оборотом около 100 млрд тенге. Только за прошлый год три предприятия – «Цементный завод Семей», «Темиртауский электрометаллургический комбинат» и «Таразский металлургический завод», купленные в свое время в предбанкротном состоянии, ожили и пополнили казну совокупно на 6 млрд тенге. В этом году Жаныкулов был избран председателем президиума национальной конфедерации работодателей PARYZ.

Из дворников в партнеры Halliburton

К труду и самостоятельной жизни он приучился, еще будучи учеником алматинской РФМШ, куда поступил аж из средней школы поселка Дарбаза бывшей Южно-Казахстанской (ныне Туркестанской) области после девятого класса. «Я пришел на год позже, чем мои одноклассники, были пробелы по математике и другим основным предметам, нужны были репетиторы. Просить на это денег у родителей я не мог, потому что знал, что в ответ услышу «тогда возвращайся домой». Поэтому устроился на работу дворником школы. Убирали двор с четырьмя одноклассниками с пяти до семи утра, чтобы другие не увидели: было стыдно. Но по тем временам зарабатывали неплохо – 180 рублей! Так я повысил свою успеваемость», – вспоминает Жаныкулов.

Потом была учеба на факультете прикладной математики КазГУ. Но наукой, несмотря на настояния преподавателей, Жумабек так и не занялся. Получив диплом в 1998 году, занялся типичным для тех лет бизнесом – купля-продажа всего, в том числе цветов. Затем в стране пошел строительный бум. «Мы начали с перепродажи стройматериалов внутри страны, после научились импортировать, дальше организовали некое подобие оптовой торговли по базарам», – рассказывает собеседник.

В какой-то момент родилась идея создать свое производство. В 2003 году в Текели (небольшой город в Алматинской области) Жаныкулов открыл мини-завод по производству сухих строительных смесей, вложив все имеющиеся средства. «Продукция быстро разлеталась, даже стояла очередь, но через полтора года мы обанкротились. Это была болезнь тех времен, возникающая, в частности, из-за отсутствия технологии, учета и CRM-систем. Демпинг порождал большие объемы, но мы не зарабатывали», – поясняет бизнесмен.

Он стал искать возможности переформатирования продукции. «Мы слышали, что на западе республики нефтяные компании покупают за большие деньги разного рода товары, – рассказывает Жаныкулов. – Полетел в Актау, начал выяснять, что им нужно, что мы могли бы предложить на базе своего существующего производства. Оказалось, что один из производимых нами строительных материалов по химической формуле то же самое, что кальций-карбонат, который импортировался нефтесервисниками в красивых упаковках из Европы, России, Турции, но значительно дороже». Доказав, что может поставлять аналогичную продукцию по более привлекательной цене, Жаныкулов получил первый контракт с американской нефтесервисной компанией Halliburton и переформатировал Текелийский завод на производство первого в Казахстане кальций-карбоната. С того момента он загорелся идеей находить сектора с большей долей импорта и замещать его.

Продолжая поставки кальций-карбоната для Halliburton, бизнесмен вышел на корпорацию с предложением создать новый завод по производству барита, который также широко используется в нефтесервисе и на тот момент импортировался. Он готов был взять на себя вопросы месторождения и производства, но были нужны инвестиции. Письмо где-то «гуляло» в течение двух лет, параллельно с попытками достучаться Жаныкулов объездил около 30 стран, где представлена компания, изучая аналогичные заводы и их стандарты. В конечном итоге Halliburton инвестировал более 5 млрд тенге ($27 млн по курсу на тот период), в 2007 году было учреждено совместное предприятие Karazhal Operating. На строительство современного завода на баритовом месторождении Бестобе в Карагандинской области ушло целых восемь лет, из которых большая часть времени была потрачена на бюрократию. В 2015-м предприятие мощностью 200 тыс. тонн в год было наконец запущено и сегодня выпускает продукцию, соответствующую международным стандартам American Petrol Institute (API) и Environmental Protection Agency (EPA), которая экспортируется в Туркменистан, Азербайджан, Узбекистан, Россию и другие страны.

Партнерство Жаныкулова с Halliburton оказалось настолько удачным, что в 2016 году была достигнута договоренность о создании еще одного СП – Aksay Operating, предоставляющего услуги бурения нефтегазовых скважин. «В системе Halliburton наши заводы являются одними из самых прибыльных и передовых по качеству. При этом мы заменили всех экспатов, которых привлекли поначалу, на местные кадры», – рассказывает собеседник.

Поднять и развить

В 2017 году Жаныкулов с бизнес-партнерами приобрели АО «Темиртауский электрометаллургический комбинат», входивший в группу АО «Fincraft Resources» Кенеса Ракишева и ЕНПФ (77,72% и 17,30% соответственно) за 4,45 млрд тенге (около $13,5 млн). В его состав входят Химико-металлургический завод в Темиртау, производящий карбид кальция, рудоуправление «Марганец», добывающее сырье на месторождении Богач, и Южно-Топарское рудоуправление по добыче и первичной переработке известняка.

ФОТО: © Андрей Лунин

«Химико-металлургический завод был на грани банкротства, но нам удалось увеличить производство на 50% и улучшить качество на имеющихся печах 50-х годов. Сейчас завод производит 3 тыс. тонн карбида кальция в месяц, из которых лишь 5% остается на местном рынке. Остальное экспортируется в дальнее зарубежье – Эмираты, Турцию, Словению, Монголию, Китай, Румынию», – рассказывает Жаныкулов. Было проделано много опытно-промышленных испытаний для расширения областей применения карбида кальция, в частности как заменителя алюминиевого окислителя. «Испытания мы проводили на российских металлургических заводах. Допустим, завод производит какой-то продукт из определенных компонентов. Мы предлагали посредством замены одного из компонентов на карбид кальция получить более высококачественный продукт по более низкой цене. Результат проверяется посредством опытно-промышленных испытаний на производстве – это достаточно долгая, затратная процедура», – объясняет собеседник.

Параллельно компания расширяла сырьевую базу. Через ТОО «Saryopan Operating» (месторождение Сарыопан в Осакаровском районе Карагандинской области) с 2013 года реализуется проект по производству извести (служит сырьем для производства карбида кальция) с техническим партнером – бельгийской транснациональной Carmeuse Group. В проект мощностью 330 тыс. тонн продукции в год инвестировано более $60 млн. Производственная инфраструктура к заводу подведена по государственной программе «Дорожная карта бизнеса – 2025».

В феврале 2019 года Жаныкулов с деловыми партнерами приобрели еще один проблемный актив, входивший в группу АО «Fincraft Resources», – производящий ферросплавы и электродную массу Таразский металлургический завод за 1,7 мрлд тенге (примерно $4,5 млн). «Завод получили с большими долгами. С советских времен оборудование там не обновлялось и не ремонтировалось. С тех пор мы вложили более $10 млн в модернизацию и продолжаем инвестировать в развитие. Привлекали международных экспертов, купили собственный парк специальных вагонов, построили хранилище, обновили все печи кальцинации. На сегодняшний день производство увеличено в 10 раз, до 4 тыс. тонн электродной массы в месяц. Заместили импорт из России, Китая, Украины, заняв практически 70% рынка. Завод стал градообразующим предприятием Жамбылской области, зарплата сотрудников выросла кратно», – с гордостью рассказывает собеседник.

30% производимой на заводе электродной массы уходит на экспорт в Россию, Грузию, Азербайджан и Узбекистан. Ферросплавная продукция экспортируется в Таджикистан, Кыргызстан, Узбекистан и Россию.

Совместно с бизнес-партнерами Жаныкулов активно вкладывается в развитие и внедрение новых технологий на еще одном некогда залоговом активе БТА Банка – «Цементном заводе Семей», приобретенном в 2016 году. Так, мощность предприятия доведена до 1 млн тонн цемента в год. «Мы добились двухгодичного срока хранения нашей продукции, в то время как обычно это около четырех-пяти месяцев», – делится достижениями предприниматель.

Не только промышленность

В 2011-м Жаныкулов решил заняться еще и медицинским бизнесом, основав сеть диагностических клиник NOVA Medical Centre. «Это социальный бизнес-проект. Первый мы открыли в Кызылорде, потому что во всем городе не было МРТ, люди были вынуждены ездить в Шымкент, Алматы или Астану. А ведь бывают случаи, когда МРТ необходимо нетранспортабельным пациентам», – рассказывает собеседник. Сейчас сеть представлена в 11 городах Казахстана.

ФОТО: © Андрей Лунин

Еще одно интересное направление – основанная в 2015 году компания, которая выпускает продукты питания (печенье, чипсы и т. д.) под брендом Sauda. Продукция производится в Джакарте на индонезийском предприятии и поставляется на китайский рынок. «Конечно, изначально мы хотели производить в Казахстане. Но требования санэпидстанции Китая, можно сказать, самые жесткие в мире. К тому же это сразу должен быть соответствующий масштабам китайского рынка объем. Мы воспользовались тем, что Индонезия с Китаем входят в Организацию Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (APEC), соответственно, из Джакарты зайти в Китай было легче», – объясняет Жаныкулов.

В период глобальной турбулентности растет количество вызовов, но угрозы своему разноотраслевому бизнесу Жаныкулов не видит. «Проблем, связанных с геополитической обстановкой, конечно, много. Но такие вещи, которые не зависят от самого бизнеса, происходят постоянно, и надо уметь быстро к ним адаптироваться. К примеру, большая часть модернизации и строительства заводов у нас пришлась на время пандемии. Ни одна наша команда не смогла выехать в Китай, чтобы отследить процесс производства оборудования. Пытались контролировать через Zoom, наняли швейцарскую компанию, которая следила за качеством. Конечно, были большие риски и переживания, связанные с покупкой оборудования вслепую на десятки миллионов долларов. Логистика подорожала в 3–4 раза, что провело к удорожанию проектов, закрытие границ отсрочило их запуск. Но мы же справились», – настроен оптимистично бизнесмен.

В мае текущего года Жаныкулов избран председателем президиума национальной конфедерации работодателей PARYZ. Объединение занимается вопросами развития социального партнерства в Казахстане – диалога между правительством, работодателями и работниками. У PARYZ широкий спектр вопросов: от улучшения условий труда работников и стабильной деятельности предприятий до разработки отраслевых соглашений. «В долгосрочной перспективе положительный эффект от работы PARYZ будет распространяться на всех участников социального партнерства. Для работников это обеспечение достойных и безопасных условий труда и их постоянное усовершенствование, для работодателей – налаженный диалог с работниками и, как результат, бесперебойная и стабильная деятельность предприятия, для правительства – снижение социальной напряженности, работающие предприятия и развитие экономики страны в целом», – поясняет Жаныкулов.

Он, как руководитель, также налаживает доверительные отношения между PARYZ и Международной организацией труда (МОТ) при ООН. По его словам, раньше представлять интересы работодателей в системе социального партнерства было отведено НПП «Атамекен». Но, как оказалось, МОТ не признает ее деятельность как организации, которая защищает интересы работодателей. PARYZ же – член крупнейшей в мире организации работодателей International Organization of Employers (IOE, куда входит 150 национальных организаций работодателей) со штаб-квартирой в Женеве. Конфедерация является на сегодня единственным представителем казахстанского бизнеса в дискуссиях по социальной политике и политике занятости, проходящих в МОТ, ООН, G20 и на других глобальных площадках.

В свое время Жаныкулов сам был членом президиума НПП «Атамекен», позже – членом регионального совета палаты предпринимателей Алматы. «Я присутствовал при создании НПП, знал, как она функционирует, но, когда понял, что ни одна идея не отражается на решениях центрального аппарата, ушел», – говорит бизнесмен.

В этом году Жаныкулов был спикером одной из панельных дискуссий Петербургского экономического форума. «На мои бизнесы ЕАЭС напрямую не влияет, но так не у всех. Нужно признать, что Казахстаном в переговорных процессах многие моменты были упущены. Эти моменты можно переформатировать в интересах нашей страны, но для этого надо признать, что они есть, иначе все так и останется», – подчеркивает собеседник.

Бизнесмен активно занимается благотворительными и социальными проектами в сфере образования. Один из них – финансирование четырех образовательных центров для школьников из сельской местности. «Мы помогаем ребятам получить гранты для поступления в университеты, а также покрываем базовые вопросы с едой, одеждой и жильем, чтобы их внимание не рассеивалось на «бытовуху». Стимулируем выбор профессии. Например, будущий педагог получает дополнительную стипендию, но с условием, что пять-шесть лет будет трудиться в своем ауле», – рассказывает Жаныкулов. Сейчас он вместе с деловыми партнерами строит частную общеобразовательную школу на 1000 человек в Алматы, где до 30% мест будет распределяться в виде грантов.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
40699 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить