Скрытые фигуры: почему из пяти основателей Tesla только двое стали богатыми

У Tesla было пять основателей. Один из них стал богатейшим человеком мира. Еще один, скорее всего, тоже миллиардер. Что же случилось с остальными и почему им не удалось заработать состояние на революции в автопромышленности?

ФОТО: © Depositphotos.com/Jean_Nelson

В июле 2006 года Tesla собрала журналистов в ангаре аэропорта Санта-Моники, чтобы представить прототип своего родстера — двухместного электромобиля стоимостью $100 тысяч, к которому большинство экспертов автопромышленности отнеслись скептически. Импульсивный, но опытный гендиректор компании Мартин Эберхард объявил, что гении из Кремниевой долины научат автопроизводителей из Детройта создавать привлекательные машины с нулевыми выбросами. Как заверял топ-менеджер, первый проект Tesla — автомобиль с модифицированным шасси Lotus Elise и семью тысячами крохотных литий-ионных ячеек — станет высококлассной концепцией, за которой последует более дешевый семейный седан. Видение, которое Эберхард описал в тот день, позднее действительно было реализовано, но уже без него.

Этой осенью Tesla первой из автопроизводителей достигла рыночной стоимости в $1 трлн, что раньше казалось невероятным. Но гендиректор, представивший стартап журналистам 15 лет назад, не стал символом этого бренда. И уж тем более он не стал богатейшим человеком в истории. Эта роль, как мы знаем, досталась Илону Маску, первому инвестору Tesla и ее нынешнему гендиректору. Маск также присутствовал на той презентации Tesla в 2006 году, но не бросался в глаза и в основном говорил лишь о необходимости как можно скорее отказаться от автомобилей на бензине.

Первыми акционерами Tesla были Мартин Эберхард и Марк Тарпеннинг, который в 2003 году и придумал назвать электромобили компании в честь изобретателя Николы Теслы. Они первыми заявили о праве собственности на стартап. Но ни Эберхард, ни Тарпеннинг не сохранили достаточно акций Tesla для того, чтобы стать миллиардерами, не говоря уже о том, чтобы догнать Маска: его состояние Forbes, по данным на 10 ноября, оценивал в $282 млрд. Именно посевное финансирование от Маска, который мог себе позволить эти вложения благодаря отдаче от инвестиций в платежную систему PayPal, воплотило мечты Эберхарда и Тарпеннинга в жизнь. В конечном счете это же открыло Маску путь к полному контролю над Tesla: предприниматель неуклонно увеличивал долю в компании в ходе девяти раундов инвестиций вплоть до IPO в 2010 году. Одновременно каждый из этих раундов уменьшал доли Эберхарда и Тарпеннинга. А доля Маска продолжает расти и сегодня, поскольку вместо зарплаты он получает опционы на акции стоимостью в миллиарды долларов.

В интервью Forbes 61-летний Эберхард сообщил, что сохранил «относительно небольшую» долю в Tesla, но не уточнил деталей. «Я давно продал значительную часть своих акций, — рассказал он из своего дома на островах Сан-Хуан в штате Вашингтон. — Люди почему-то думают, что у меня была куча денег, когда я основал Tesla. Но это не так».

По словам Эберхарда, если бы он был богаче благодаря продаже Rocket eBook — раннего портативного электронного ридера, который он с Тарпеннингом создал в конце 1990-х годов, — у них не было бы необходимости брать деньги Маска.

Маск часто говорил, что деньги его не волнуют. В прошлом году он выставил на продажу свои особняки в Лос-Анджелесе и поселился в скромном модульном доме на территории SpaceX в Бока-Чика, штат Техас. Тем не менее он продолжает стремительно богатеть. Причина в том, что он рано стал владельцем почти 20% Tesla, а в 2018 году подписал долгосрочный компенсационный план, по которому  получает акции Tesla на миллиарды долларов каждый раз, когда компания успешно достигает показателей по квартальным финансовым результатам и капитализации. Кроме того, Маск решил продать 10% своей доли (по состоянию на 9 ноября этот пакет стоил примерно $15 млрд), чтобы не платить внушительные налоги после реализации части долгосрочных опционов.

В свою очередь, Эберхард продал большую часть своей доли после того, как в 2007 году, еще до запуска Roadster, его вынудили покинуть компанию. В 2009 году он подал к Маску иск из-за своего изгнания и из-за клеветы, но позднее подписал мировое соглашение, условия которого не раскрывались. По условиям соглашения он перестал возражать против того, чтобы Маск, а также бывший техдиректор Tesla Джей Би Страубел и один из первых инженеров компании Иэн Райт стали именоваться основателями компании — в равной степени как и он сам, и Тарпеннинг.

«Когда меня выкинули из Tesla, у меня не было денег — вообще ни было, — говорит Эберхард. — Больше того, я примерно год не мог устроиться на работу (из-за соглашения с Tesla об интеллектуальной собственности — F). После ухода я не участвовал ни в каких раундах финансирования».

Эберхард отказался сообщить подробности о своей доле в Tesla, но подтвердил, что он не миллиардер. Тарпеннинг, который сейчас является партнером в венчурной фирме Spero Ventures из Кремниевой долины, также все еще владеет акциями Tesla, но не указан в числе крупнейших акционеров. Он не ответил на запрос Forbes.

Из пяти официальных основателей Tesla только Страубел, помимо Маска, гипотетически мог стать миллиардером. Страубел покинул Tesla в 2019 году, и если предположить, что с тех пор он сохранил значительную часть своих акций, то его доля теперь может стоить около $1,3 млрд. Предприниматель, который сейчас руководит стартапом по переработке аккумуляторов Redwood Materials, отказался от комментариев. Инженер Райт, который присоединился к Эберхарду и Тарпеннингу спустя несколько месяцев после основания ими Tesla, ушел в 2005 году и создал другого производителя электромобилей. Он продал свою долю много лет назад. 

«Сейчас у меня нет ни одной акции Tesla, — рассказал он Forbes. — Конечно, я и представить себе не мог оценку в $1 трлн!»

Компания, которая стала символом глобальной революции в автопромышленности, не только позволила Маску стать самым богатым человеком мира, но и обогатила других инвесторов и членов совета директоров. В их числе — венчурный капиталист Айра Эренпрайс, Ларри Эллисон из Oracle, младший брат Маска Кимбал и бесчисленные инвесторы, вдохновленные идеей чистой энергетики.

Несмотря на успех Tesla в производстве электромобилей, новоприобретенную финансовую стабильность, а также неуемную тягу Маска оказываться в центре внимания, ранние дни Tesla были отмечены хаосом в стратегии и управлении, из-за чего контроль сохранил лишь один из сооснователей. Положение Маска отнюдь не  редкость, хотя другие IТ-гиганты с триллионными оценками, такие как Microsoft и Alphabet, сделали миллиардерами сразу нескольких своих сооснователей.

«Есть доля правды в том, что другие выдающиеся технологические компании позволили сразу многим заработать состояния, однако история Tesla заставляет вспомнить об Apple», — говорит преподаватель менеджмента Уортонской школы бизнеса при Пенсильванском университете Дэвид Хсу. По его словам, доля сооснователя Apple Стива Джобса на момент его смерти в 2011 году стоила $2 млрд, состояние Стива Возняка сейчас оценивается в $100 млн, тогда как Рональд Уэйн, малоизвестный третий сооснователь Apple, рано продал свою долю всего за $800. Нынешнее богатство Маска создано всего лишь благодаря ранней рискованной ставке, которая принесла ему крупный выигрыш.

«Это касается не только сооснователей. Известны случаи, когда инвесторы, в том числе бизнес-ангелы и венчурные инвесторы, упускали удачные возможности, — говорит Хсу. — Когда Маск только инвестировал в Tesla в раунде А и в течение достаточно долгого времени после этого, многие сомневались, что стартап сможет достичь своих амбициозных целей. Некоторые сказали бы, что эти сомнения отчасти справедливы и сегодня».

Ссылаясь на запрет «распространения порочащей информации», который предусмотрен мировым соглашением 2009 года, Эберхард отказался излагать свои взгляды на поведение Маска. Сам Маск куда менее сдержан. В январе 2020 года в интервью подкасту Third Row Tesla, который ведут поклонники миллиардера, он описал Эберхарда как «буквально худшего человека, с которым ему доводилось работать».

Тем не менее первый гендиректор Tesla, которому на момент ухода принадлежало «немногим менее» 5% компании, говорит, что не испытывает недовольства, хотя и мог бы заработать на росте акций больше.

«Оценка такая, какая есть. Я рад успеху компании. Крайне важно, чтобы мы отказались от ископаемого топлива, а Tesla оказалась в авангарде этого перехода, на что мы с самого начала и надеялись», — говорит Эберхард.

«Каким бы ни было мое мнение о Маске, я по-прежнему счастлив наблюдать революцию в области электромобилей, которую мы все-таки начали, и я хотел бы, чтобы эта революция завершилась победой, — заключил он. — Иначе и быть не может».

Перевод Натальи Балабанцевой

Алан Онсман, Forbes Contributor

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3418 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить