Шёлковая аллея. Как Рашит Сарсенов создаёт в Туркестанской области вино, которое понравилось Ротшильду

Несколько лет назад, очарованная сложным и одновременно чрезвычайно гармоничным ароматом подаренного вина с коричневатой «старосветской» этикеткой, я не поверила своим глазам, прочитав на обратной стороне бутылки, что произведено оно в Сарыагашском районе ЮКО (вряд ли у кого-то нынешняя Туркестанская область ассоциируется с chardonnay и sauvignon blanc). Конечно, я знала, что именно в этом регионе находится знаменитый некогда «Капланбек», но завод все последние годы болтался в предбанкротном состоянии и теперь в основном разливает не менее знаменитый «Талас», который мог считаться вином лишь при развитом социализме

Фото: Андрей Лунин

Позже выяснилось, что то самое и ещё с десяток высококачественных марочных и топовых вин производит хозяйство, принадлежащее постоянному участнику первой десятки списка Forbes Kazakhstan, нефтетрейдеру и владельцу крупнейшей частной сети автозаправок Helios Рашиту Сарсенову (№6 рейтинга). В этом году Berliner Wein Trophy (конкурс, организатором которого является OIV – Международная организация лозы и вина) помимо четырёх золотых медалей винам наградил Chateau Silk Alley званием «Лучший производитель тихих вин» (то есть неигристых), и это далеко не первые его европейские награды.

Рашит Сарсенов
Фото: Андрей Лунин
Рашит Сарсенов

- Идея возникла ещё в 1993 году, но до практических шагов по созданию виноградников и всего технологического цикла дошло лишь 2010-м, – вспоминает Сарсенов.

Задача создания конкурентоспособного производства марочных и коллекционных вин осложнялась тем, что история и практика казахстанского виноделия не имела для этого опорных точек в виде поколений носителей винодельной культуры с её особой философией и багажом научных и практических достижений.

- Здесь эта отрасль возникла лишь в советское время и была ориентирована на недорогой, рентабельный и не требующий длительных усилий продукт. Под эту цель закладывались виноградники ординарных сортов и практиковались очень упрощённые схемы изготовления, которые давали доступное по цене вино для локального рынка. Но выпуск продукта высокого качества, соответствующего международным стандартам, – это сложная задача, для реализации которой требуется очень прочный фундамент в виде высокопрофессионального коллектива специалистов и серьёзных финансовых позиций, с учётом привлечения экспертов по оценке почвы, воды, метеоусловий, экологического окружения, подбора соответствующих всему этому сортов винограда, технологии посадки и взращивания. Не говоря уже о строительстве и наладке большого комплекса технологических звеньев собственно производства, – объясняет бизнесмен.

Присматривался он и к «Капланбеку», но оказалось, что коренным образом изменить построенное совсем для других целей производство невозможно. Поэтому было решено купить 700 га земли, на которой никогда не велась сельскохозяйственная деятельность, в непосредственной близости от природных источников воды (в долине реки Келес). На данный момент это самый большой винный виноградник не только в Казахстане, но и во всей Центральной Азии.

Закладка виноградников и строительство завода начались в 2012-м и продолжались два года. Консалтинг и сопровождение обеспечивала большая группа экспертов из Франции, Италии и Испании.

- Саженцы, 18 сортов, мы брали только из питомников провинции Бордо, так как это исходное и обязательное условие для выращивания лозы высокого качества, – рассказывает Сарсенов.

На сегодняшний день инвестиции в проект приближаются к $80 млн. Оборудование на заводе исключительно французское и итальянское, включая капельную систему орошения.

Александр Караман - директор Chateau Silk Alley
Фото: Андрей Лунин
Александр Караман - директор Chateau Silk Alley

Директор Chateau Silk Alley Александр Караман – потомственный винодел. Отец работал в винодельческом хозяйстве в пяти километрах от знаменитого Крикова в Молдове. Александр после колледжа окончил винодельческий факультет Кишинёвского политехнического института (да-да, там этой профессии учат в политехе; как и в Грузии, есть закон о вине и лозе, несоблюдение которого грозит отзывом лицензии), работал в молдавско-французской компании, которая обогатила его опытом работы в разных странах. В Сарыагаш он приехал в 2016-м на один сезон, но в итоге решил остаться.

- Этот проект подкупает масштабом – как по количеству, так и по качеству, – говорит Караман.

В хозяйстве уже около 600 га виноградников, в этом году планируется засадить ещё 120 га – сортами для производства игристых вин (во Франции, например, средний размер виноградника – 25–30 га). Цикл на заводе полный – отходы производства вина, мезга, используются для производства граппы и коньячных спиртов. Ординарных и вторых вин завод не выпускает. Пастеризацию (нагревание до 55–65 градусов с целью уничтожить микроорганизмы и ускорить созревание) не делает.

- Для чего соблюдать такой долгий, тщательно контролируемый процесс, добиваясь высочайшего качества от начала до конца, если потом нагревать? Это же вся ароматика улетучится, и вместо марочного получится обычное, пусть и хорошее, но столовое вино, – объясняет Караман.

До его прихода в Chateau Silk Alley завод производил лишь сухие вина. Он решил разнообразить линейку десертными (разумеется, без добавления сахара, брожение останавливается криохолодом).

- Климат позволяет, здесь очень жарко, в прошлом году температура воздуха доходила до 53 градусов. Например, немцы виноград на свой знаменитый айсвайн собирают ночью при минус двух-трёх градусах. Во Франции, в Сотерне, где тоже, как здесь, солнечно и жарко, прибегают к позднему сбору, увяливанию, чтобы добиться нужной сладости ягоды. Мы делаем четыре вида: два белых, розовое и красное. Виноград для этого собираем в конце октября, – рассказывает собеседник.

Опыт оказался сверхуспешным – десертный Muscat Ottonel получил шесть золотых медалей. Сладость его свежа, а крепость необычайно низка для десертных вин – всего 10,5 оборота.

Фото: Андрей Лунин

Ещё более необычным стал эксперимент с ркацители.

- Это грузинский сорт, но есть и европейский вид, он более цитрусово-цветочный в аромате. Мы его держим для игристых вин и коньяков. Все отзываются: «Впервые пробуем десертный ркацители». Две золотые медали у него теперь, – смеётся винодел.

Но десертных вин производится пока немного – всего 15–20 тыс. бутылок в год, всё уходит на внутренний рынок.

В текущем году сарыагашцы впервые участвовали в конкурсе Chardonnay Diamond, он ежегодно проходит на родине сорта, в Бургундии.

- Мы отправили три образца разного урожая. И с первого раза взяли серебро и две бронзы! Там было около 9000 образцов вин и 270 участников со всего мира, – гордо заявляет Караман.

Сейчас шато осваивает новое, остро востребованное направление – органические виноградники для производства органического вина. Это будут пино нуар, каберне савиньон и каберне фран, выращенные без химических удобрений и пестицидов (с вредителями борются ферамонными ловушками).

Фото: Андрей Лунин

Экспортных направлений у Chateau Silk Alley пока два – Россия и Китай. В России покупают в основном в рестораны.

- Там, конечно, есть ценители хороших вин, но основная масса предпочитает водку и пиво. Поэтому приоритетный рынок – Китай. Туда мы зашли в прошлом году и надеемся со временем направлять до 80% своей продукции. В Китае высок спрос на вино, но очень тяжело вклиниться – конкуренция жесточайшая. Там очень близко Новая Зеландия и Австралия, плотно присутствуют и Чили с Аргентиной, масса дешёвых испанских и итальянских вин. Ценовая линейка – от $3 до 20. А наш сегмент – от $10–12 и выше, в приграничном с Казахстаном северном и западном Китае, где уровень жизни ниже, чем на юге, постоянный покупатель есть лишь на вина в пределах $5, – говорит Караман.

Он убеждён, что и на европейском рынке сарыагашское вино не потеряется.

- Сейчас все хотят чего-то необычного и качественного. Мне на выставках не раз говорили: «А вы на самом деле производите это в Казахстане или просто привозите и разливаете?» Некоторые европейские рестораны готовы и сейчас брать вино небольшими партиями по хорошей цене на пробу. Если взять наше немаркированное вино и смешать его с европейским, никто не догадается, что мы новички. А красные вина по некоторым характеристикам даже лучше, потому что здесь другие метеоусловия и очень много солнца – чем его больше, тем больше красящих, фенольных веществ, танина и аминокислот, вино получается насыщенным, с телом. На шестой-седьмой год оно вступает в категорию топовых, и его совершенно не стыдно показывать где угодно, – утверждает директор.

Фото: Андрей Лунин

В позапрошлом году завод посетил знаменитый барон-винодел Эрик Ротшильд и остался вполне доволен увиденным.

- Он даже пригласил меня постажироваться на его шато, но это надо в сезон, а у меня времени не бывает, – говорит Караман.

- Конечно, мы понимаем, что его превосходная оценка нашего Chateau Silk Alley является в определённой степени авансом и ориентиром на желаемый результат, – более сдержан в оценках Сарсенов.

Он пока не стремится к широкой популярности – маркетинговая активность Chateau Silk Alley в рознице если не нулевая, то где-то рядом, хотя в профессиональных кругах бренд уже хорошо известен. Если на внешних рынках продвижение активизируется, то в Казахстане делаются лишь небольшие презентации в ресторанах. В 2017 продажи составили около 100 тыс. бутылок, в 2018-м – 150 тыс., в этом году планируется 200 тыс.

Наш потенциальный рынок, по оценкам, значительно превышает сегодняшние возможности компании его насытить. Проектной мощности – 3 млн бутылок в год – мы достигнем лишь в 2021 году, когда соберём достаточное для этого количество урожая с учётом новых виноградников. На сегодняшний день главной задачей Chateau Silk Alley является достижение превосходного качества вина, на это направлены все наши усилия, – поясняет миллионер, подтверждая слухи о присущем ему перфекционизме, и добавляет: – В краткосрочной перспективе проект Chateau Silk Alley не является коммерческим – он должен стать ядром развития отрасли в Казахстане и сельскохозяйственной деятельности в Сарыагаше.

Фото: Андрей Лунин

При этом сельскохозяйственная деятельность – это не только о виноградарстве. Здесь, например, разводят осетров (аналогичный проект запущен Сарсеновым и в Мангистау, на Каспии) и белого амура. Вода в искусственных озерах очищается специально разводимыми моллюсками.

Помимо виноградников в шато возрождён ореховый лес на 83 га – говорят, именно отсюда в XVII–XVIII веках купцы везли грецкий орех на продажу. 150 семей пчел опыляют виноградники, белую акацию и тутовые деревья, в прошлом году было собрано 3,5 тонны меда.

Овцы поедают сорняки, их помёт, как и помёт индеек, уток, гусей и перепёлок, а также донные отложения из прудов используются для удобрения виноградников. Собственные беркуты и соколы-балобаны отгоняют пернатых и грызунов.

Направо от озёр уходит длинная тутовая аллея – в XVII–XVIII веках здесь разводили шелкопряда и ткали шелка. Отсюда и название – Silk Alley.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
14380 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
19 августа родились
Динара Кулибаева
№3 в рейтинге «50 богатейших людей Казахстана – 2019», совладелица АО «Холдинговая группа «АЛМЭКС», глава и владелец Национального фонда образования имени Н.Назарбаева, член совета директоров АО «КазУМОиМЯ» и председатель СД АО КБТУ
Александр Белович
создатель и глава строительной корпорации «Базис-А»
Александр Андрющенко
председатель совета Ассоциации предпринимателей морского транспорта РК
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить