Откровения миллионеров. Каким видят будущее Казахстана богатейшие бизнесмены страны

Большинство участников топ-50 считают, что за последние 10 лет бизнес-климат в стране не улучшился

ФОТО: © Depositphotos.com/alex.stemmer

С первого рейтинга мы проводим опрос его участников на условиях конфиденциальности. Цель – создать некий обобщенный портрет представителя казахстанского крупного бизнеса. Итак, как отдыхали, на кого равнялись, к чему стремились, чего опасались в последние 10 лет самые богатые предприниматели? И каким видят будущее страны?

Первая анкета, разумеется, не могла обойтись без вопроса, на чем и в каком возрасте участники списка заработали свой первый миллион долларов. Оказалось, помнят это лишь двое из согласившихся тогда принять участие в опросе, причем одному из них удалось это сделать в 19 лет на торговле сырьем. Наиболее частыми вариантами ответов были: «не ставил перед собой такой цели, поэтому не фиксировал дату» и «не помню, потому что это не стало для меня большим событием». Подавляющее большинство заработало первые большие деньги на торговле, двое – на фермерстве, один – на мини-пекарне, еще один – на цехе по производству санфаянса.

Среди факторов, способствовавших финансовому успеху, старшее поколение называло распад СССР и становление Казахстана как рыночного государства, появление свободы передвижения и возможности учиться бизнесу у зарубежных партнеров, толково проведенную в 90-х экономическую реформу, а также такие личные качества, как азарт, амбиции, профессиональные знания, умение сплотить команду и желание сделать что-то полезное для страны. Младшее в основном делало упор на самодисциплину, целеустремленность и положение семьи.

На вопрос, в чем, по их мнению, особенности ведения бизнеса в Казахстане, 10 лет назад 18% опрошенных ответили, что никогда не вели бизнес в других странах (сейчас таких в топ-50, пожалуй, нет вовсе), остальные ответы варьировались от «ничем» до «всем». «Бизнес в любой стране напрямую зависит от национальных особенностей и образа жизни основного населения.

«В Казахстане в настоящее время не все направления бизнеса развиты должным образом либо не развиты вообще», – говорил бизнесмен с советским партийно-хозяйственным опытом.

«Бизнес в Казахстане очень субъективен. Мы знаем друг друга, у нас нет особых секретов, нет ожесточенной борьбы, как на Западе, на Востоке или даже в соседней России. Репутация здесь выходит на первый план. Ты должен быть тактичен и аккуратен в высказываниях, соблюдать правила игры, иначе можно потерять все», – уточнял другой, чья трудовая биография началась уже в независимом Казахстане.

На вопрос, что для них в первую очередь значат деньги – власть, свободу или самореализацию, 70% выбрали самореализацию, 30% – свободу, на власть не претендовал никто. Среднесрочные цели у всех были разные – построить публичную компанию национального или международного масштаба, реализовать крупные инвестпроекты, остаться лидерами в своей отрасли. И лишь один хотел просто приумножить капитал.

В последующие годы мы узнали, что 47% опрошенных были в школе отличниками, 13% мечтали стать инженерами, 8% – нефтяниками, остальные – учеными, врачами, математиками, летчиками, адвокатами, работниками правоохранительных органов, разведчиками, военными, пожарными, геологами, путешественниками, и один – просто директором. 44% школьниками любили математику, 31% – историю, 12% – литературу, 12% – физику. 64% лучшим местом для учебы собственных детей назвали США и Великобританию (голоса разделились поровну), были отмечены также Канада, Сингапур и Китай. 17% видели пример для подражания в Стиве Джобсе, 17% – в своих родителях, 9% – в создателе и тогда главном акционере Казкоммерцбанка Нуржане Субханбердине. Среди вдохновляющих личностей респонденты упомянули также Нурсултана Назарбаева, Билла Гейтса, Уоррена Баффета, Илона Маска, Амансио Ортегу, Киичиро Тойоду, бывшего директора завода «Зенит» в Уральске Петра Атояна и даже (один) – Сталина.

Бизнес, которым наши мультимиллионеры никогда не стали бы заниматься: алкогольный (50%); игорный (37%); производство табачных изделий (24%) и, что интересно, добыча сырьевых ресурсов (12%). По одному респонденту назвали «бизнес, прямо связанный с вредом для здоровья и нравственности людей», нелегальный, медицинский, оружейный, ресторанный, ломбардный.

Примером для Казахстана 32% бизнесменов видели Сингапур, 12% – США, 8% – Южную Корею, 8% – Норвегию. Среди «маяков» назывались также Китай, Турция, Швейцария, Канада, Израиль, Финляндия, Малайзия и Грузия периода Саакашвили. Один участник опроса опять-таки предпочел СССР времен Сталина, еще один считал, что Казахстану чужие примеры не нужны. Примечательно, что в 2019 году предпочтения бизнесменов изменились, и сингапурская модель набрала меньше всего сторонников. Правда, тогда почти половина участников опроса, 48,7%, отказались отвечать на этот вопрос.

В 2015 году свободное время 47% бизнесменов посвящали спорту, 13% – семье, по 6% – друзьям, чтению, путешествиям, хайкингу. Среди хобби также были названы бильярд, пение, рыбалка, коллекционирование, посещение музеев. Любимой кухней 43% назвали казахскую, 14% – средиземноморскую, по 10% выбрали итальянскую, восточноазиатскую и «просто здоровое питание», еще 10% не имели здесь особых предпочтений. Удивительно, но только один оказался поклонником французской кухни. Что касается автомобилей, то у Tesla тогда нашелся лишь один фанат, так же как у Bentley и Range Rover. Лидировал Mercedes (47%), по 22% набрали Toyota и BMW. Выяснилось, что половина участников топ-50 не имеет любимых брендов одежды, 40% предпочитают итальянские (Brioni, Canali, Berluti, Gucci, Brunello Cucinelli, Loro Piano и пр.), были также упомянуты Tom Ford и Nike.

44% сказали, что свободно владеют русским и английским языками, 28% – казахским, русским и английским, 17% – казахским и русским, 11% – только русским, один кроме русского и казахского – французским, еще один – русским, английским и корейским.

Пять лет назад отдыхать участники опроса любили во Франции (34%, Лазурный берег, Прованс и Альпы) и в Казахстане (20%, предгорья Алатау, Балхаш, Алтай), а также в «труднодоступных местах, с семьей и друзьями «неважно где», на «любых островах» и особенно на Мальдивах.

Весной 2017 года 50% не ожидали дальнейшей девальвации нацвалюты (курс доллара тогда, напомним, составлял 320 тенге), 28% были уверены, что она будет, 22% – что все может быть, и один, видимо, так сильно этого опасался, что ответил «нежелательно». Наиболее перспективными бизнесами в Казахстане 28% считали АПК, 23% – добычу сырья, 15% – торговлю и общепит, по 7,5% – обрабатывающую промышленность и транспорт/логистику, по 5% – нефтехимию, сервис, энергетику. Были те, кто верил в будущее туризма и инфраструктурного строительства.

Перспективными для инвестиций за рубежом четыре года назад бизнесмены считали Юго-Восточную Азию (25%), Индию (18%) Узбекистан (15%), Китай (7%). По одному голосу было отдано за США, Украину, Россию, Иран, ОАЭ, Бразилию, Африку и «там, где превыше всего демократия и закон». Стратегическими партнерами Казахстана 29% назвали Россию и Китай; 24% – только Россию; 16% – все соседние страны; 10% – Узбекистан; 10% ответили, что таковых нет. По одному голосу набрали «только Китай», Турция и США.

Занятно, что в 2018 году 63,6% опрошенных не пользовались никакими соцсетями, а 50% не верили в будущее криптовалют. Зато многие покупали довольно обширный спектр товаров казахстанского производства: продукты (32,4%), одежду (26,5%), обувь (14,7%), стройматериалы (11,8%), мебель (5,9%), текстиль (2,9%), лекарства (2,9%), услуги сервиса (2,9%).

В 2019 году Forbes Kazakhstan решил, выяснить, как политический транзит, по мнению участников рейтинга, отразит­ся на их бизнесе. В итоге более половины респондентов решили не отвечать на «политический» вопрос, а несколько вообще отказались от участия.

В 2020 году ввиду переноса срока выхода рейтинга мы взяли тайм-аут, а в 2021 году вновь обратились к топ-50 с вопросами. Подавляющее большинство ковид задел либо напрямую, либо через семью. Что касается вакцинации, то большинство уже вакцинировались, а скромная доля QazVac объясняется частично тем, что во время проведения опроса им еще не прививали.

Нас также интересовало, как, на взгляд участников, изменился бизнес-климат за прошедшие 10 лет. В итоге почти пятая часть опрошенных решили не отвечать на этот вопрос. Пессимистически оценивают десятилетие почти половина респондентов, убежденных, что ситуация стала хуже или стагнирует:

«Квазигосударственный сектор только растет. Уходят международные инвесторы, в первую очередь банки. Развитие фондового рынка подменили «потемкинской деревней» в виде МФЦА. Изоляция России бросает тень и на Казахстан, нас рассматривают как один рынок»;

«Основными негативными факторами изменений в бизнес-климате явились вступление Казахстана в ЕАЭС, волатильность мировых цен на нефть, усиление роли государства в экономике страны и ее регуляции»;

«Ухудшился: бюрократия, коррупция, слабый тенге, отсутствие политических реформ»:

«Ухудшился из-за пандемии, особенно из-за того, что государство не вовремя и неправильно реагирует на связанные с этим вызовы».

Некоторые считают процес неоднозначным:

«Улучшения есть. Во всех регионах появились СЭЗ с инфраструктурой. Появилось множество программ для МСБ. НПП в регионах создает бизнес-инкубаторы, акиматы оказывают поддержку. Создали проектный офис и начали помогать предпринимателям решать проблемы на правительственном уровне. Но это пока не компенсирует такого негативного фактора, как девальвация тенге, политических рисков, оттока предпринимателей и вывода капитала из страны в результате коррупции, отсутствия правосудия и беспредела государственных чиновников, а также ухудшения положения с образованием и здравоохранением».

Часть респондентов считают, что ситуация ухудшилась в основном из-за внешних причин:

«Наибольшие качественные улучшения привнес технологический фактор, повсеместная диджитализация. Ухудшение связано с экономическим фактором. Сегодня, как и все 10 лет, крупный бизнес сосредоточен преимущественно в сырьевых отраслях, широкого спроса на товары казахстанского производства пока нет как внутри страны, так и за рубежом. Внешние экономические и политические шоки постоянно оказывают влияние на волатильность обменных курсов»;

«Мы видим, что набирает обороты ретейл, появилось много ведущих компаний в этой области, растет e-commerce, увеличивается объем онлайн-продаж. Ухудшения происходят из-за внешних причин, таких как колебания цен на нефть и повышение курса доллара, а также, начиная с прошлого года, локдауны и прочее».

Другие полагают, что и раньше-то не было особо хорошо:

«По-моему, у нас стагнация. Необходима полная работа правил yellow pages, чтобы вообще убрать квазигосударственный сектор из бизнеса. Как раз это и препятствует улучшению бизнес-климата. За 10 лет можно было поднять роль бизнеса, но этого не было сделано»;

«Нельзя сказать однозначно, лучше стало или хуже. Есть противоречивые тенденции. Правительство искренне желает улучшить бизнес-климат в стране. Тот стресс, который испытывает сейчас наша сырьевая экономика, как раз позитивно влияет на то, чтобы трезво взглянуть на возникшие проблемы, и власти в этом достаточно последовательны. Но большая часть экономики – либо нацкомпании, либо госсектор. В бизнес идут только самые амбициозные, у нас нет такой массовости, как в других странах. Хотя есть хорошие кейсы – KAZ Minerals, Kaspi».

Четверть респондентов уверены, что улучшений все-таки больше:

«Бизнес-среда стала более конкурентной и стремительной. Были как ухудшения, так и улучшения. Но кризис – это возможность, и если в такие периоды государство идет навстречу бизнесу, то это очень помогает восстановиться и выходить в рост»;

«Бизнес-климат за последние 10 лет однозначно изменился в лучшую сторону, несмотря на негативные последствия пандемии. Растет производственный сектор, количество инвестиционных проектов. Государство продолжает оказывать поддержку новым проектам. Развивается инфраструктура»;

«За 10 лет бизнес-климат в Казахстане сильно изменился в положительную сторону. Я имею в виду в первую очередь изменение законодательства, оно стало более бизнес-ориентированным. Введены дополнительные стимулирующие решения для развития в важных секторах экономики. Но это не значит, что этого достаточно».

Каковы шансы Казахстана стать когда-нибудь экономически развитой страной? Подавляющее большинство бизнесменов в этом плане настроено оптимистично, правда, многие с оговорками «шанс есть всегда» и «при соблюдении некоторых условий»:

«У Казахстана – большой потенциал, его реализация требует времени, но прогресс очевиден. Только наш холдинг получил утверждение десяти новых инвестиционных проектов на ближайшие пять-семь лет. Есть потребность населения в новых предприятиях. Растут молодые специалисты, получают образование, набираются опыта. Важно выбирать правильные направления деятельности, идти в ногу со временем»;

«Главных условий два: долгосрочный устойчивый рост и экономический либерализм»;

«Принимая во внимание нашу географию и человеческий потенциал, мы имеем широкие возможности, даже не обращаясь к природным сырьевым ресурсам. Но требуются глубокие политические реформы, и от них большей частью зависит, за какой период мы можем стать экономически развитой страной»;

«В первую очередь нужно бороться с коррупцией, исключить ее вовсе. Во-вторых, прекратить вмешательство правительства в ценовую политику, у нас нет свободного ценообразования»;

«Общество должно стать ответственным, а отрасли экономики работать в полной мере. Нам необходимо перезагрузиться, так как экономика Казахстана, на мой взгляд, пока еще в застое. Если посмотреть, как другие страны выходят из кризиса, то мы лишь сами себе нравимся»;

«Для этого нам необходим высокий уровень знаний и компетенций. Надо развивать высокотехнологичные производства и переквалифицироваться на уровне страны из направлений сырьевой отрасли в другие, более инновационные, пользующиеся спросом».

Озвучены также следующие замечания:

«Власти должны доводить до конца свои решения. Почему у нас до сих пор не развиты нефтехимия, газопереработка, нефтепереработка? Почему в агросекторе до сих пор низкие объемы производства? Надо стимулировать глубокую переработку сырья в готовую продукцию. То же по логистике – Казахстан пока так и не стал крупным транзитером для товаров из Китая в Европу. Развитие только этих трех секторов может дать Казахстану огромный экономический потенциал. Шансы надо реализовывать, а не обсуждать!»;

«Надо ставить более реалистичные цели. Бороться за стабильный экономический рост, увеличение доходов населения, рост производительности труда, экспорта и создание большей добавленной стоимости внутри страны. Такие вещи даже не десятилетиями измеряются»;

«Пока предприниматели не будут уверены в неприкосновенности частной собственности, пока госслужащие не перестанут воровать бюджетные деньги, выводить наворованный капитал из страны, не будет восстановлен престиж здравоохранения, образования, науки и инженерии, развития экономики не будет!»;

«Шансы есть, если государство последовательно будет делать то, что декларирует, начиная с выборности акимов. Когда люди понимают, что они могут повлиять на власть, это улучшает бизнес-климат. Когда акимы независимы от выборщиков, тогда возникают конфликты. Если бизнес чувствует безопасность, он будет развиваться. На это влияет и второй фактор – коррупция. Если уровень коррупции снизится и уровень выборности поднимется, в таком случае бизнес, что малый, что средний, почувствует, что от него что-то зависит. Зависит бизнес-климат, зависят решения, которые выносятся. Тогда, конечно, шансы развить предпринимательство в ближайшие 10 лет резко увеличатся»;

«Есть шансы – когда у нас будет настоящая и полная демократия!»;

«Шансы есть, нужны политические реформы, свобода слова. 10–15 лет активных реформ – и мы на горе».

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
29193 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
25 июля родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить