Как Нурлан Смагулов действует в кризис

Владелец Astana Group дал эксклюзивное интервью Forbes.kz

Нурлан Смагулов
Фото: Андрей Лунин
Нурлан Смагулов

F: Нурлан Эркебуланович, три года назад тенге обесценился к доллару почти в два раза. Как это повлияло на ваш бизнес?

- Если говорить о MEGA-центрах, то не только наши посетители, а большинство казахстанцев перешли в режим экономии и пересмотрели статьи своих расходов. Они стали отдавать предпочтение бюджетным брендам и подходить к покупкам более обдуманно.

В сентябре 2015, после девальвации, посещаемость в MEGA-центрах снизилась на 10-15%. Сработал психологический фактор: у людей не было настроения тратить деньги. Однако это продлилось всего несколько месяцев, и уже в декабре 2015 посещаемость полностью восстановилась. А за 2016-2017 она выросла на 20%.

F: Средний чек в ТРЦ MEGA снизился?

- Покупательская способность казахстанцев тоже резко упала, и это отразилось на среднем чеке — он сократился на 20%. За 2016 этот показатель восстановился до додевальвационного уровня, а в 2017 вырос на 25%. В 2018 средний чек в тенге вырос на 20%.

F: Учитывая это, на ваш взгляд, правильным ли было решением отпускать тенге в свободное плавание?

- Не хочу судить, правильно это было или нет. Но тот факт, что Казахстан в конце 2014 не гармонизировал ослабление тенге с рублём, для потребительского рынка, особенно автомобильного, сказалось плачевно. Помните, тогда, в конце 2014 — начале 2015 из России в Казахстан привезли больше 200 тыс. автомобилей: из-за рухнувшего рубля машины в России стали в два раза дешевле. И если мы в 2014 продали 155 тыс. машин, то в 2015 — 88 тыс. То есть продажи упали почти в два раза.

В 2016 продажи авто у нас сократились на 73,6% по сравнению с 2015 и составили 41,1 тыс. машин. Сегодня рынок все ещё не оправился, но, начиная с 2017, мы наблюдаем стабильный рост, который составляет 19% к 2016. Пока говорить о полном восстановлении рынка ещё рано, так как за прошлый год в республике было продано 49 тыс. автомобилей. В 2018 прогнозируется рост продаж до 65 тыс. авто по сравнению с 2017, рост составляет более 30%.

F: Сейчас некоторые экономисты говорят, что курс тенге вновь надо удерживать.

- Сама девальвация никогда не была приятным явлением, особенно для импортёров. Ведь фактически весь потребительский рынок Казахстана — чистый импорт. Ослабление тенге выгодно экспортёрам, прибыль которых из-за курсовой разницы увеличивается. Но всё это сказывается на потребителях. Растут цены на импортные товары, в том числе на автомобили. Даже на собранные в Казахстане - машинокомплекты покупаются за валюту, а казахстанское содержание у нас не такое большое, чтобы получилось сдержать цены.

Однако, несмотря на всё это, мы должны принять плавающий курс тенге по экономическим причинам, чтобы избежать дисгармонии с рублём, которая спровоцирует валютные перекосы и экспансию российских товаров в Казахстан.

F: Ослабление национальной валюты негативно сказалось на ваших планах развития?

- Мы отличаемся от рынка. Не воспринимайте действия Astana Group как общий тренд в экономике, но на девальвацию мы смотрим как на время возможностей и экспансии. Дело в том, что в кризис снижается конкурентоспособность игроков рынка, падает стоимость "входного билета" на рынок, и мы, пользуясь этим, заполняем пустые ниши. Так, в кризис мы открыли MEGA Silk Way в Астане, завели бренды H&M и Starbucks. Кстати, на рынок РК зашли владельцы этих бизнесов напрямую, без франшизы.

В Astana Motors мы расширили портфель, взяли права на Jaguar, Land Rover и Volvo, строим автоцентры. На рынке регулярно проходит ротация брендов — некоторые бренды уходят от слабых дилеров и обращаются к нам.

Для нас кризис – это время для рывка, так как в «тучные» годы земля стоит дорого и купить её для постройки автоцентра сложнее; пригласить крупных ретейлеров невозможно.

Но не думайте, что мы только и ждём девальвации или кризиса — в эти периоды у нас тоже все показатели падают, но мы на рынке больше 25 лет, а я лично начинал заниматься бизнесом ещё в начале 90-х годов, поэтому знаю: за каждым спадом будет подъём.

F: Тем не менее, после девальвации 2015 года вам пришлось продать три ТРЦ в Шымкенте, Актобе и Астане.

- Я бы и так их продал, это не связано с кризисом. Просто мы растём качественно. Мы - не рантье, которые собирают недвижимость. Поэтому те ТРЦ, в которых мы для себя не увидели большого потенциала роста, решили продать, чтобы создать что-то новое, и построили MEGA Silk Way, площадь которого равна 140 тыс. кв. м, а это больше совокупной площади всёх трёх проданных ТРЦ.

Кстати, когда-то мы продали все компании в сельхозсекторе. Мы строили макаронные фабрики, мельницы. Мы первыми привезли ангусов (племенной скот) в Казахстан. Завозили современное оборудование, были новаторами. А когда этим стали заниматься многие, мы тоже эмоционально охладели к этому бизнесу. Astana Motors тоже сокращала портфель брендов, например отказалась от дилерства Nissan. Словом, когда бизнес превращается в рутину, мы выходим из него.

Мне нравится заниматься атмосферным бизнесом, но эта модель подходит не всем, так как в ней слишком большая эмоциональная составляющая. Многие вам скажут, что это неправильно, и в первую очередь бизнес нужно рассматривать как источник дохода. Возможно, они и правы, но наши компании построены несколько иначе, и вопреки стереотипам они успешные.

Зато мы остаёмся с яркими проектами. И Astana Group не становится меньше или скучнее. Сейчас, например, в MEGA Alma-Ata мы строим новый 15-зальный кинотеатр Chaplin, открытие которого намечено на декабрь 2018. Там будет киноконцертный зал с большой эстрадной площадкой; будет зал для детей с подушками и игрушками. Там же возводим новый фуд-корт.

В середине августа в MEGA Park мы открыли настоящий профессиональный гимнастический зал. Кстати, это для нас новый тренд - создавать социальные спортивные зоны. В общем, мы постоянно эволюционируем.

F: Сейчас нет планов продавать ТРЦ?

- Нет, мы сохранили интересные объекты. Например, MEGA Park в июле 2018 посетило 850 тыс. человек. Скоро этот показатель мы хотим довести до 1 млн. И это круто, потому что в том месте, где находится ТРЦ, не было ни сквера, ни парка. И мы вкладываем средства в то, чтобы сделать из исторически промышленной зоны оазис. Когда-то мы посчитали, что именно в этом районе можно создать ТРЦ, не конкурируя ни с кем. И люди с благодарностью относятся к этому.

По MEGA Alma-Ata я не боюсь заглядывать вперёд – с этим ТРЦ мы перешли 12-летний рубеж и продолжаем расти, перестраиваться, обновляться. Ещё 12 лет мы точно здесь проработаем.

MEGA Silk Way - очень интересный объект, его посещаемость постоянно растет. В июле этот показатель достиг 1,1 млн человек в месяц. Думаю, он будет актуален и востребован ещё 20-25 лет.

F: А хотите расширяться количественно?

- Пока мы решили, что работаем только в Алматы и Астане. Хотя у нас есть предложения из регионов.

В Алматы нет смысла строить ещё одну «Мегу» – мы начнём конкурировать сами с собой. Сейчас мы больше смотрим на другие рынки – считаем, что наш формат может быть востребован в соседних странах.

F: В ТРЦ люди стали отдавать предпочтение более доступным брендам. А как с авто?

- Средний чек снижается в каждом бренде. Если раньше у Toyota лидером продаж несколько лет был Land Cruiser, то сейчас бестселлер — Camry. У Hyundai на первом месте тоже не самые дорогие модели. А вот люксовые бренды девальвация не сильно задевает, потому что это очень узкий сегмент, который имеет спрос у 1-3% населения, они покупают автомобили стабильно.

Однако в момент кризиса Astana Motors стала зарабатывать на trade-in. Если три года назад мы не продавали машины по этой программе, то только за июль 2018 реализовали 220 авто, а за весь этот год планируем продать 2200 машин по программе trade-in. Сегодня от общего объёма продаж 25% приходится на реализацию подержанных машин, и мы хотим довести этот показатель до 40%.

Также Astana Motors постоянно работает над дальнейшим развитием и расширением портфеля брендов. Нас интересуют, в первую очередь, известные и успешные марки.

F: В кризис вам приходится сжиматься в ваших социальных проектах?

- Мы не снизили объём помощи, просто поменяли акценты. Например, теперь мы не проводим выставок в Лондоне и Нью-Йорке — мы вообще от таких мероприятий отходим. Сейчас мы перестали поддерживать профессиональную велокоманду Astana Pro Team, больше сосредоточились на поддержке континентальной велокоманды Vino - Astana Motors.

Также после девальвации мы подарили несколько микроавтобусов детским домам и детским деревням Казахстана, поддерживаем «Дом мамы» в Жезказгане, помогли построить новую сцену театру ARTиШОК, подарили жителям Алматы месяц бесплатного посещения музея искусств им. Кастеева. Мы усиливаем поддержку казахстанских проектов, сосредоточившись на адресной помощи.

Благотворительность для нас - величина постоянная: мы всегда помогали и будем помогать, и не потому, что обязаны, а потому, что понимаем нашу ответственность.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
22397 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
17 октября родились
Михаил Ломтадзе
председатель правления АО «Kaspi Bank»
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить