Как индийский магнат отказался делить состояние с женой и уехал в деревню

16530

Шридхар Вембу переехал из Кремниевой долины, в которой прожил четверть века, в деревню на юге Индии, где учит детей из бедных семей и планирует вырастить из них программистов

Шридхар Вембу
Шридхар Вембу
ФОТО: twitter.com/svembu

Прожив почти четверть века в районе залива Сан-Франциско, уроженец Индии Шридхар Вембу решил вернуться домой, пишет Forbes Russia со ссылкой на Forbes USA. Генеральный директор и соучредитель компании Zoho, поставляющей программное обеспечение для бизнеса, которую Forbes оценивает почти в $5 млрд, покинул Калифорнию и поселился в деревне Маталампарай в южном индийском штате Тамилнад. «Я хочу, чтобы мои сотрудники жили в таких деревнях, потому что это способствует взаимному обогащению идеями, — сказал Вембу в интервью Forbes India в июне 2020 года. — Я решил, что, если я собираюсь воплотить в жизнь сельские инициативы, то мне нужно будет и самому обосноваться в деревне».

Такой поступок и преданность делу обеспечения занятости в сельской местности принесли магнату известность. Он появился на обложке журнала Forbes India (лицензиат Forbes) с рассказом о «его видении из деревни» и был положительно отмечен в многочисленных статьях в прессе. В 2021 году Вембу был удостоен Падма Шри, одной из высших гражданских наград Индии, и получил высокую оценку премьер-министра Нарендры Моди.

Его жена Прамила Шринивасан, с которой он прожил почти 30 лет, придерживается другой точки зрения. Вембу уехал в Индию в начале 2020 года и не вернулся. По словам источника, близкого к Шринивасан, он связался с ней по WhatsApp в ноябре 2020 года, чтобы сказать, что хочет развестись, а в августе 2021-го подал документы на развод. В своих показаниях в деле о разводе в Калифорнии, где они проживали вместе в течение многих лет, женщина утверждает, что Вембу намеренно избавился от большой части своей доли в Zoho в ходе сложной сделки, в результате которой интеллектуальная собственность Zoho была переведена в Индию. Большая часть акций в конечном итоге перешла к его сестре и ее мужу, о чем Шринивасан не знала.

«Мой муж, с которым мы прожили 29 лет, не только бросил меня и своего сына с особенностями развития в 2020 году, — говорится в заявлении Шринивасан, поданном в суд в январе, — Он решил сделать фиктивные переводы, или «продажи», нашего самого ценного общественного актива членам своей семьи без какого-либо вознаграждения, не спрашивая моего разрешения и держа все в тайне от меня».

«Шридхар считает себя предпринимателем мирового класса, «идейным лидером» и нравственным ориентиром. Он стремится служить вдохновением для молодых людей, желающих пойти по его стопам и построить успешный бизнес. Совсем недавно Шридхар написал в Twitter (тысячам своих подписчиков): «Нужно, чтобы мужчины росли кормильцами и несли ответственность за свои семьи». В своем твите он не сообщил, что три года назад бросил своего сына с особенностями развития и с тех пор не виделся с ним, а также что стремится лишить нас реальных активов», — заявила Прамила Шринивасан.

Шринивасан отказалась говорить с Forbes USA. Но Джон Фарли, ее адвокат и партнер в Rottenstreich Lieberman Farley LLP в Нью-Йорке, прокомментировал, что «закон об общей собственности в Калифорнии не позволяет супругам во время брака тайно распоряжаться активами без согласия другого супруга. Ведь «общественная» собственность, по сути, означает совместную собственность — обязанность быть прозрачным со своим супругом и не участвовать в тайных сделках, чтобы попытаться обойти законное требование равноценного разделения собственности».

Вембу оспаривает эти обвинения. «Я никогда не передавал никому никаких акций, и мой (и, соответственно, Прамилы) финансовый интерес в этих компаниях никогда не снижался, поэтому вопрос о том, что я что-то скрываю, не должен стоять на повестке, — сказал Вембу в электронном письме Forbes. — Я переехал в Индию, чтобы посвятить себя своей мечте о развитии и возрождении сельских районов с помощью технологий. Я пытался уговорить [Прамилу] приехать в Индию с Сиддху (нашим сыном), но она отказалась, а пандемия уничтожила всякую надежду на примирение. Я никогда не оставлял ни ее, ни Сиддху в трудном финансовом положении». Бизнесмен не отвечает на обвинения в том, что не обсуждал с женой продажу интеллектуальной собственности Zoho.

Разводы богатых пар могут привести к неприятным ситуациям, причем самые экстремальные из них могут включать абсолютно все — от поддельных произведений искусства и вонючей рыбы, оставленной в вентиляционных отверстиях кондиционера бывшего супруга, до ссор из-за скрытых активов. Бывшая жена российского олигарха Дмитрия Рыболовлева обвинила своего мужа в том, что он передал особняк в Палм-Бич и два греческих острова в зарубежные трасты, чтобы они не достались ей. Бывший муж наследницы конфетной компании Жаклин Марс утверждает, что он не знал, что его бывшая жена — миллиардерша, когда подписывал брачный контракт на $30 млн.

Необычной эту историю делает то, как и почему соучредители и крупнейшие акционеры Zoho согласились на серию сделок, которые не только оценили компанию и ее интеллектуальную собственность в сумму, кажущуюся сейчас заниженной, но и в конечном итоге привели к тому, что они получили гораздо меньшие доли в компании.

Хотя Вембу руководит Zoho уже почти четверть века, согласно индийским документам, его сестра Радха и брат Секар владеют большей частью компании. Радха, менеджер по продукту в Zoho, владеет 47,8% акций компании, стоимость которых в настоящее время оценивается в $2,2 млрд. Секар, основатель компании Vembu Technologies в Ченнаи, владеет 35,2% акций стоимостью $1,6 млрд. Вембу владеет 5% акций стоимостью $225 млн. Семья, состояние которой в настоящее время составляет не менее $4 млрд, заняла 48-е место в списке 100 богатейших людей Индии по версии Forbes за 2022 год под именем Шридхара благодаря его известности как основателя и генерального директора.

В судебном заявлении Вембу говорит: «Сообщения СМИ о моем состоянии сильно преувеличены, потому что они основаны на предположениях и догадках, а не на фактах. Чтобы получить достоверные сведения, конфиденциальная финансовая информация о ZCPL [Zoho India] должна быть раскрыта СМИ. ZCPL, будучи частной компанией, имеет право этого не делать». Тем не менее, компания обязана раскрывать свои финансовые показатели и доли участия в капитале Министерству по корпоративным вопросам (MCA) Индии, которое помещает эту информацию в базу данных с возможностью поиска и является основой для оценки Forbes состояния семьи.

Forbes не смог связаться ни с Радхой, ни с Секаром. Адвокаты Вембу отказались от комментариев. Согласно показаниям Рама Шринивасана, дяди Вембу, Радхи и Секара по отцовской линии (не является родственником Прамилы Шринивасан), данным в июне 2022 года, Радха является держательницей акций Вембу. «Она ответила, что ее просто втянули в это... Это деньги Шридхара», — рассказал Рам Шринивасан, утверждая, что Радха призналась ему, что «Шридхар попросил сохранить их». На вопрос, почему Вембу мог попросить ее сделать это, а не своих братьев, дядя предположил, что это может быть связано с тем, что братья часто ссорились. Он также добавил, что «после развода все деньги так или иначе достанутся [Шридхару]».

Одно можно сказать наверняка: Вембу с удовольствием изображает из себя предпринимателя, стоящего за одной из самых успешных индийских компаний по производству ПО, который, тем не менее, не заинтересован в богатстве. «Я капиталист, и мне совсем нет дела до моего состояния», — сказал он в интервью Forbes India в 2020 году.

Выпускник Индийского технологического института в Мадрасе, Вембу впервые приехал в США в 1989 году, чтобы получить докторскую степень по электротехнике в Принстоне. Он женился на Шринивасан (с которой познакомился во время учебы в аспирантуре) в 1993-м и в следующем году начал работать в компании Qualcomm. Согласно интервью 2007 года, он проработал в Qualcomm два года, занимаясь технологиями беспроводной связи. Вскоре он переехал в район залива Сан-Франциско и начал руководить компанией AdventNet, предшественницей Zoho, хотя история ее основания, как и многие детали этого дела о разводе, является предметом споров. На сайте Zoho говорится, что компания была основана в небольшой квартире в пригороде Ченнаи. В то же время на сайте указано, что компания начиналась как AdventNet в Нью-Джерси. В статье Forbes Asia за 2017 год говорится, что Вембу объединился с Тони Томасом, инженером AT&T Bell Labs, чтобы основать AdventNet вместе с братьями Вембу Кумаром и Секаром и еще двумя их друзьями. В заявлении Вембу говорится, что он не создавал первоначальную компанию под названием Advent Network Management, а просто познакомил Томаса со своим братом Кумаром, у которого была своя компания в Индии, и они начали работать вместе. Вембу позже работал с Томасом. Затем, в 1998 году, Томас реорганизовал компанию в AdventNet, выделив себе 45% акций, а Вембу — 22%. (Эта история отличается от той, которой он поделился с Forbes Asia и Forbes India; обе публикации описывают его как основателя или соучредителя AdventNet и Zoho).

Тем временем Шринивасан, которая в 1997 году получила докторскую степень в области электротехники и вычислительной техники в Университете Пердью, говорит, что работала, чтобы поддержать их пару в эти первые годы. С 2010 года она руководит компанией MedicalMine, которая предоставляет электронные медицинские карты. Она также заботится об их 23-летнем сыне, страдающем аутизмом, а в 2019 году основала некоммерческую организацию The Brain Foundation для поддержки исследований и лечения людей с аутизмом.

Независимо от предыстории, AdventNet ждал успех. Согласно интервью, которое дал Вембу, к 2000 году доход компании достиг $10 млн. Согласно статье в Bloomberg за 2012 год, в том же году он отказал венчурному капиталисту, чьи инвестиции оценили бы компанию в $200 млн. Однако за кулисами уже происходили изменения, о которых не упоминается ни на сайте компании, ни в многочисленных новостных статьях, посвященных Вембу.

Согласно юридическому заявлению Вембу, они с Томасом не достигли взаимопонимания. По этой причине в январе 2010 года на заседании совета директоров они договорились о продаже компании, переименованной в Zoho в предыдущем году. В своих показаниях Томас не упомянул о каких-либо разногласиях. Вместо этого он сказал, что несколько человек, включая Вембу, доказывали ему, что имеет смысл хранить интеллектуальную собственность в Индии, где разрабатывался продукт: «Мы со Шридхаром постоянно разговаривали... основной посыл был ясен. Он понимал это, и к концу разговора мне показалось логичным, что право собственности должно быть изменено». В декабре Вембу и его шурин Раджендран Дандапани основали в Индии новую компанию Zoho Corporation Private Limited. Согласно учредительному договору, им принадлежало 43% и 57% компании соответственно. Адвокаты Вембу утверждают, что он владел только 5% компании, расположенной в Индии.

К концу 2011 года было выпущено еще больше акций, и была установлена новая структура акционерного владения: согласно таблице капитализации, поданной адвокатами Шринивасана, сестра Вембу Радха получила 49% акций, ее муж Дандапани — 34%, Томас — 8%, Вембу — 5%, а оставшиеся 4% принадлежали трем другим лицам. Томас и Вембу продали интеллектуальную собственность Zoho новой компании ZPCL за $50 млн, хотя неясно, как и когда были выплачены эти деньги. Томас указал в своем заявлении, что, по его мнению, платежи осуществлялись в течение определенного времени. Согласно судебным документам Шринавасан, нет никаких доказательств того, что новая компания выплачивала что-либо. В своем электронном письме Вембу сообщил, что выручка от продажи по-прежнему находится в распоряжении первоначальной американской компании, которая теперь называется T&V Holdings, в виде денежных средств, объектов недвижимости и ценных бумаг, «и выросла в цене со времени сделки по продаже ИС». Что касается цены, то и Вембу, и Томас в своих показаниях утверждают, что была проведена независимая оценка. Томас также сказал, что считает цену справедливой, но подтвердил, что других предложений не поступало.

В 2014 году Налоговое управление США (IRS) начала проверку в отношении Zoho. Позже дело было закрыто; Вембу сказал в своем заявлении под присягой, что в 2017 году IRS пришло к выводу, что это была «законная операции между независимыми контрагентами». Юридическая команда Шринавасан запросила копию письма IRS, но пока не получила ее.

Еще одним поворотом стало очередное изменение состава акционеров компании. Согласно новой таблице капитализации, поданной в 2015 году, муж Радхи Дандапани выбыл из списка акционеров, а брат Вембу Секар занял его место с 35% акций.

Вембу уверен, что не сделал ничего плохого. В своем заявлении под присягой в январе Вембу утверждает: «Я никогда не передавал свою долю в корпорации Zoho Радхе без вознаграждения».

Кроме того, эти изменения произошли за несколько лет до их развода, что ставит вопрос об их причинах. Некоторые предполагают, что переезд в Индию был связан с налоговыми льготами. До 2012 года программное обеспечение можно было экспортировать из Индии без уплаты налогов из специальных экономических зон; правительственный документ показывает, что Zoho India находится в такой зоне. Сегодня экспорт программного обеспечения по-прежнему освобожден от налогов на такие товары и услуги, но на прибыль начисляется подоходный налог, говорит Гаутам Хурана, управляющий партнер India Law Offices в Дели. Он также отмечает, что индийской компании гораздо проще нанять индийских сотрудников, чем той, которая базируется в США. Возможно также, что Вембу и Томас на самом деле считают, что заключили честную сделку.

Несомненно, Вембу руководил компанией с самого начала, контролируя период огромного роста. Сегодня в частной компании Zoho насчитывается 12 000 сотрудников и 80 млн пользователей ее ПО. Доход за год до марта 2022 года составил $922 млн, а Forbes оценивает компанию в $4,5 млрд.

Что касается его бывшей жены и сына, то Вембу раскаивается: «Наша семья была разрушена из-за диагноза «аутизм» у сына. Прамила была супер-мамой, и она действительно прилагала героические усилия, — сказал Вембу, который описал два десятилетия непрерывного лечения их сына с таким количеством лекарств, инфузий, терапий и все более рискованных процедур, что он больше не мог мириться с этим. — Я был настолько подавлен, что одно время подумывал о самоубийстве. В конце концов я нашел собственное спасение в служении сельским беднякам в Индии».

В своих показаниях его дядя предполагает, что у Вембу могут быть более серьезные планы. Вембу, который поддерживает правящую партию БДП (Бхаратия джаната парти — Индийская народная партия) в Индии и премьер-министра Нарендру Моди, может сам заняться политикой: «Теперь, когда у него есть деньги, следующим шагом станет власть».

Независимо от этого, дело не будет улажено в ближайшее время. Юридическая команда Шринивасан запросила 147 категорий документов, а ее представитель заявил, что «Прамила с нетерпением ждет своего дня в суде и возможности пролить свет на сделки, которые Шридхар скрывал от нее в течение 10 лет, а теперь пытается использовать, чтобы лишить ее и сына их равной доли по законам штата Калифорния. Она верит, что калифорнийский суд восстановит справедливость, выслушав все доказательства».

Чарльз Кольстад, партнер юридической фирмы Withers Worldwide, специализирующийся на международных налоговых и корпоративных вопросах и практикующий уже 40 лет, говорит: «Есть примеры успешных предпринимателей, чьи супруги поддерживали их, но затем происходило нечто странное... и супруги в итоге оказывались брошенными на произвол судьбы. Это все печально».

Перевод Ксении Лычагиной

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить