Империя Безоса: как богатейший человек на планете создал Amazon и зачем рвётся в космос

Основатель и CEO компании Amazon Джефф Безос объявил об уходе со своего поста (но не из компании — он остается исполнительным председателем совета директоров). Как сын 17-летней школьницы, усыновленный кубинским эмигрантом, стал самым богатым человеком в мире и что означает его уход для компании и для него самого?

Джефф Безос
Фото: Michael Prince для Forbes
Джефф Безос

В 2017, вскоре после того, как Джефф Безос был объявлен самым богатым человеком в мире по версии Forbes, произошла история, которую двумя годами позже описал журнал The New Yorker (и которую потом официально опровергала пресс-служба компании).

Билл Гейтс, бывший до этого самым богатым человеком в мире, позвонил личному помощнику Безоса, чтобы пригласить того на обед, и поинтересовался, свободен ли новый «номер один» во вторник или в среду. Помощник сообщил Безосу о приглашении и о выборе между вторником и средой. Безос ответил: «Скажите — в четверг». Скорее всего, Гейтс даже не заметил этого маленького проявления личного тщеславия. Однако это было грубым нарушением «14 принципов лидерства», которые в Amazon находятся повсюду — «они написаны на стенах, они висят в туалетах, они напечатаны на карточках у руководителей». Среди них — призывы быть самокритичными, никогда не говорить «это не входит в мои обязанности», «со смирением анализировать свои самые твердые убеждения» и «стремиться к совершенству, даже если окружающим кажется, что стандарты неразумно высоки». Можно ли считать, что в этом случае Безос изменил своим принципам, и у него началось головокружение от успехов?

Лучший ученик

Джеффри Престон Джоргенсен родился в Альбукерке, штат Нью-Мексико, 12 января 1964. Его мать, Джеки Гайз, была 17-летней школьницей, отцу было 19. Через год Гайз развелась с ним, а еще через несколько лет вышла замуж за Мигеля Безоса, кубинского эмигранта, который работал инженером в нефтяной компании Exxon. Мигель усыновил 4-летнего Безоса в 1968. Тед Джоргенсен, биологический отец Джеффри, давший согласие на усыновление, очень скоро потерял их из виду, а к тому же забыл и новую фамилию отпрыска. Поэтому был реально потрясен, когда в 2012 его разыскал журналист, писавший книгу о Безосе, и сообщил, кем является его биологический сын. Кстати, похожей была и жизненная история основателя Apple Стива Джобса, также не встречавшего в сознательном возрасте своих биологических родителей.

Еще в юности Джеффа начали интересовать техника, компьютеры и предпринимательство. В трехлетнем возрасте он сумел отверткой развинтить свою детскую кроватку, так как ему хотелось, чтобы она была похожа на взрослую. Свой первый опыт с компьютерами он описал в интервью в 2001: «В Хьюстоне была компания, которая предоставляла свободное время на своих больших компьютерах местной начальной школе. Ни учителя, ни вообще никто в школе не знал, как обращаться с компьютерами. Но в наличии была целая стопка руководств. И вот я и еще несколько ребят оставались после уроков и научились программировать эту штуку».

Тогда же, в школьные годы, Безос приобрел первый опыт предпринимательства. Он организовал у себя дома летний лагерь «с уклоном в науку и литературу». В него записались пятеро школьников, заплативший каждый по $150. Это был его первый заработок. Еще он подрабатывал в McDonald's. Это не помешало ему закончить школу лучшим учеником в классе. В выступлении на школьном выпускном вечере он говорил о своей мечте — дать человечеству возможность колонизировать космос, чтобы превратить Землю в огромный национальный парк. Возможно, это было больше, чем просто юношеская мечта.

В 1986 Безос с отличием закончил Принстонский университет по двум специальностям: инженер-электрик и специалист по вычислительной технике. Однако инженером не стал — вскоре он поступил на работу в хедж-фонд D.E. Shaw, созданный в 1988 бывшим профессором-компьютерщиком Дэвидом Шоу, который использовал для инвестирования сложные математические модели. По сути это был один из первых алгоритмических хедж-фондов — и он вполне соответствовал интересам и склонностям Безоса.

Еще один бизнес в гараже

Работая в фонде, он наткнулся на статистику, которая его поразила. Об этом рассказал в 2013 заместитель главного редактора Business Insider Николас Карлсон в документальном фильме, снятом агентством Bloomberg для серии Game Changers: «Он узнал, что интернет растет на 2300% в год. И эта цифра оказала на него магическое воздействие». Безос увидел в интернете невероятные возможности — этакое технологическое цунами, которое уже накатывалось на экономику. Оно создавало новые каналы сбыта, вымывало старых посредников, вообще меняло способы покупки и продажи. Оставался вопрос — где это применить. Ответ нашелся — книги.

В июле 1994 Безос ушел со стабильной и надежной работы на Уолл-стрит, чтобы воплотить мечту — создать один из первых в мире онлайновых книжных магазинов. Первыми инвесторами были его родители. Он так рассказывал об этом эпизоде: «Первый вопрос, который задал мне отец — а что такое интернет. Он рассчитывал не на компанию и не на бизнес-идею, он верил в своего сына». Родители дали ему $300 000 своих сбережений, с ними Безос и его жена МакКензи направились в Сиэтл, штат Вашингтон. О начале своего бизнеса он рассказал в 1999 в выступлении в колледже Лейк Форест: «Я нашел дом, в котором можно было бы разместить бизнес, потому что там был гараж. Есть масса историй про то, как компании-стартапы начинались в гараже, поэтому мне это показалось правильным началом. Правда, меня беспокоило, что я не вполне следую традиции — это был гараж, который уже был переделан под что-то другое. Но меня успокаивало то, что он не был утеплен. В общем, это точно не было роскошным офисом».

Утром 16 июля 1995 компания Amazon открыла свои виртуальные двери первым покупателям. У новой компании вообще не было рекламного бюджета. Первые продажи генерировались исключительно благодаря тому, что покупатели рассказывали о ней друг другу. Сайт дорабатывали уже в рабочем порядке. Однако уже за первый месяц на нем побывали и купили книги посетители из всех 50 штатов, а также еще из 45 стран.

С самого начала главной стратегической целью Безоса, его мантрой было максимально быстро вырасти в большую компанию. «Все должно было двигаться как на стероидах. Рост должен был быть неестественно быстрым. Все время было ощущение, что мы куда-то бежим. Нужно было захватить долю нового рынка электронной коммерции. Что-то похожее на борьбу за территорию, только в интернете», — вспоминали позднее первые сотрудники Amazon.

Скоро стало ясно, что стратегия полностью себя оправдала. К концу 1996 продажи компании достигли почти $16 млн. Удобства для покупателей были очевидными: каталог Amazon насчитывал около 300 000 книг (это вдвое больше, чем в самом большом книжном магазине), цены были ниже, чем в большинстве традиционных книжных магазинов, а купленные книги доставлялись прямо домой покупателям. Однако первые инвесторы были разочарованы. Рост продаж шел, но практически без прибыли, потому что Amazon тратил миллионы на развитие — на улучшение софта и расширение бизнеса. По словам Джеймса Маркуса (он был штатным рецензентом книг для сайта, 55-м по счету сотрудником в компании), «главная идея Безоса — нельзя ни минуты почивать на лаврах. Нужно все время придумывать что-то новое. И все время бежать впереди конкурентов. Останавливаться нельзя даже на миллисекунду».

Уже через три года после основания компания вышла на IPO. Цена размещения составляла $18 за акцию, но уже к концу первого дня торговли на рынке NASDAQ выросла более чем наполовину — до $29,15. Теоретически, если бы в 1997 предполагаемый инвестор вложил в акции Amazon всего $100 по цене размещения и получил бы пять акций (и $10 сдачи), то через 24 года, в середине февраля 2021 (после трех сплитов) его пакет стоил бы $196 580 — то есть вырос бы в денежном выражении почти в 2000 раз. В 2018 рыночная капитализация компании превысила магическую отметку $1 трлн, а сейчас составляет около $1651 млрд. Но тогда, в 1997 количество интернет-стартапов исчислялось сотнями, Amazon был просто еще одной компанией из множества похожих, и предсказать его будущее никто из аналитиков, естественно, не мог.

Деньги, полученные от IPO, позволили компании обновить и улучшить сайт и алгоритмы, нанять новых сотрудников (около 7000 к концу 1997), но главное — расширить номенклатуру продаваемых товаров. Как объяснил позднее Джеймс Маркус, «мы поняли, что можем продавать что угодно — еду, лекарства, сотовые телефоны, журналы». Объемы продаж росли как на дрожжах, росла и популярность компании, и самого Безоса. В декабре 1999 журнал Time объявил его человеком года. Для него это был момент торжества, его мечта о «завоевании мира» сбылась: «Моя мама просто расплакалась, когда узнала. Мои родители очень гордятся мной, и это очень приятно».

Культура данных

Но уже тогда Безос и команда задумывались не только о росте продаж, а о чем-то совершенно новом: товаром становилась сама информация о потребителях, причем более ценным, чем что-либо еще. Один из бывших руководителей Amazon Джеймс Томсон описал это так: «Кажется, что Amazon торгует товарами, но на самом деле это — информационная компания. Любое взаимодействие с клиентом — это еще одна возможность для сбора данных».

В январе 1997 Безос с ведущими сотрудниками Amazon отправился на несколько дней в курортный комплекс Sleeping Lady в двух часах езды от Сиэтла для мозгового штурма. Там он сообщил собравшимся, что хочет привить в компании «культуру измерений». По словам Джеймса Маркуса, у Джеффа была маниакальная страсть к количественным оценкам: «Он понимал ценность собираемых данных. Идея о том, что каждый щелчок мышью и каждое движение на веб-сайте сами по себе являются товаром, была новым видом мышления для большинства сотрудников — и для меня тоже». Тогда же в компании начала создаваться группа экспертов по анализу данных (позже она многократно выросла). Одним из первых в ней был Андреас Вайгенд, специалист по Big Data и искусственному интеллекту. До прихода в компанию он опубликовал более 100 научных статей, а в Amazon стал главным научным сотрудником.

Он и его команда начали изучать историю посещений сайта, чтобы понять, почему люди это делают. Изучая цифровой след, Amazon выяснял, с каких сайтов приходят пользователи, как они перемещаются по его собственным страницам и куда переходят дальше. Целью было создавать профили, поведенческие стереотипы отдельных покупателей, которые можно было бы в дальнейшем тиражировать — распространить на других покупателей со схожими характеристиками. «Я был шокирован, увидев, насколько люди предсказуемы, — говорит Вайгенд. — Мы не считали, что эксплуатируем покупателей, мы думали о том, чтобы помочь людям принимать правильные решения». В результате у пользователей стали появляться индивидуальные первые страницы и индивидуализированные электронные письма в почтовых ящиках. Джеймс Томсон так описал этот процесс: «Amazon знает не только ваши предпочтения, но и миллион других предпочтений клиентов, которые очень похожи на вас. Таким образом, Amazon может предугадывать, что вам понадобится дальше, и оценить перечень товаров и брендов, которые должны быть на складе через три-шесть месяцев, когда вы будете готовы «неожиданно» их купить».

Первый кризис

Тогда, в конце 90-х, Amazon делал лишь первые шаги и строил планы в этом новом направлении. Но вскоре произошло событие, похоронившее сотни интернет-компаний — и чуть не похоронившее Amazon. Крах дот-комов в 2000. Сотни интернет-компаний объявили о банкротстве, акции оставшихся потеряли 75% своей стоимости, а общие потери инвесторов в технологический сектор оценивались в $1,755 трлн. Amazon уцелел, но, как утверждает автор двух книг о Безосе Брэд Стоун, это было везение, а не тонкий стратегический расчет.

Дело в том, что в начале 2000 в компании появился новый финансовый директор, Уоррен Дженсен, который решил, что Amazon нужна подушка безопасности, чтобы не допустить просрочек платежей поставщикам. По его настоянию в феврале компания разместила на $672 млн конвертируемых облигаций, в основном среди европейских инвесторов. Крах дот-комов разразился всего через месяц после этого. Если бы не эти деньги, возможно, Amazon пополнил бы длинный мартиролог компаний, закончивших существование в последний год XX века. Тем не менее, Безосу пришлось провести две волны массовых увольнений и срезать большую часть запланированных расходов. Не сразу, но это дало результат — Amazon выжил, хотя его капитализация снизилась в десятки раз. В ноябре 1999 года акции торговались по $85, а в начале сентября 2001 — по $5,97.

Возможно, именно кризис ускорил вызревание тех новаторских идей, которые привели Amazon к его нынешнему виду. Так, его превращение из продавца книг (правда, очень большого) в маркетплейс — платформу для других продавцов (сначала книг, а потом чего угодно, при использовании инфраструктуры самой компании) произошло в 2000. Amazon начал приглашать в партнеры многих традиционных ритейлеров — Toys R Us (игрушки), Gap (одежда), Borders (книги), Target и Marks & Spencer согласились одними из первых.

В краткосрочной перспективе такие альянсы увеличивали выручку и прибыль всех участников. Однако Amazon уже тогда понимал ценность огромных массивов собираемых в таких альянсах данных. Благодаря контролю над данными Amazon изучал все особенности торговли в данном секторе, а затем мог переходить в наступление — напрямую конкурировать с партнерами. Некоторые, такие как Borders, обанкротились. Другие остались на плаву, но пожалели о своей ошибке. «Они учились у нас почти бесплатно, а мы не научились почти ничему», — позже пожаловался бывший главный стратег Target Карл Кейси.

«Вы можете быть компанией Target или другим крупным розничным продавцом, или мелким предпринимателем, который создал свой мини-магазин на Marketplace, но в любом случае вы арендуете у Amazon ее клиентов. В итоге Amazon собирает все эти данные — и они остаются в их базе данных», — описал этот процесс Томсон. Благодаря платформе Amazon Marketplace уже с 2015 на независимых продавцов приходилась большая часть физических товаров, проданных через ее сайт. Отчасти успех Marketplace объяснялся готовностью Amazon делиться с продавцами растущим объемом аналитики. Но полный доступ к данным получает только Amazon. Для многих торговцев, особенно небольших, это — вполне приемлемый компромисс. А большинство потребителей (во всяком случае, до недавнего времени) просто не интересовались, какого рода данные и в каком объеме собирает о них Amazon.

А Amazon продолжал меняться. В 2002 Безос объявил о радикальной перестройке структуры управления — теперь основные управляющие подразделения должны были состоять из небольших команд (two-pizza teams — таких, чтобы люди в команде могли наесться двумя пиццами), каждая из которых отвечала за свои результаты. В 2006 появилось подразделение Amazon Web Services, прообраз будущего облака, которое предоставляло интернет-технологии и инфраструктуру компании в пользование другим компаниям — для вычислений, хранения информации и создания своих сайтов. В тот момент еще мало кто понимал, насколько важным станет новое подразделение не только для Amazon, но и для всей американской, а затем и мировой экономики: в 2020 на AWS приходилось около трети рынка облачных услуг, на следующий за ним Microsoft Azure — 18%, а на Google Cloud — 6%. Сегодня трудно представить себе жизнь — и частную, и корпоративную — без облачного хранения и облачных вычислений. Но одним из пионеров в этой области был именно Amazon.

Новые продукты от Amazon, преобразующие (часто не сразу) целые отрасли, продолжали выходить на рынок. Во время интервью с журналистом Чарли Роузом 19 ноября 2007 Безос в прямом эфире объявил о выходе совершенно нового продукта — электронной книги Kindle, которая через короткое время преобразила книжную отрасль — как торговлю, так и книгоиздание. Kindle немедленно стал хитом. Весь запас электронных устройств по цене $399 был распродан всего за пять с половиной часов — правда, компания не раскрывала их общее количество. Уже через короткое время появилось то, что назвали поколением Kindle-читателей и даже Kindle-писателей — Amazon стал предоставлять авторам возможность публиковаться сразу в Kindle, минуя традиционные издательства.

В январе 2011 Amazon объявил, что впервые продажи электронных книг через его сайт превысили продажи бумажных на 15%. Но в январе 2010 глава Apple Стив Джобс объявил о начале продаж iPad — прямого конкурента Kindle. На этот вызов Amazon отреагировал агрессивно — он немедленно снизил цену и добавил новые функции к своей электронной книжке. Как выразился Николас Карлсон, «когда Amazon снижает цену на Kindle, это значит, что Безос видит свою долгосрочную прибыль в повышении доли рынка. Чтобы все читатели покупали все электронные книжки на Amazon. А Kindle — это просто средство доставки». В итоге Amazon сумел не только сохранить, но и нарастить свою долю на книжном рынке: уже в 2014 через него продавалось 40% всех новых книг в США и 2/3 электронных книг. При этом феноменальный рост рынка электронных книг просто уничтожил традиционные книжные магазины. «Amazon стал прямым конкурентом традиционным магазинам, а они этого вначале даже не поняли, — заметила бывший президент Harper Collins Джейн Фридман. — До банкротства Borders вел всю свою электронную торговлю через Amazon. Если бы они создали собственное подразделение, возможно, события развивались бы по-другому».

В 2011 Amazon вышел за рамки потребительских товаров и вторгся на рынок онлайн-видео. Он стал конкурентом Netflix — крупнейшего игрока на этом рынке. Он также начал продавать музыку и стал конкурентом Apple с его iTunes. Он даже попытался продавать через свою систему приложения для Android, напрямую конкурируя с Google. По выражению Николаса Карлсона, «Джефф Безос запускает пальцы во множество пирогов. Если он видит хоть какую-то возможность заработать и улучшить довольно низкую прибыльность Amazon — он обязательно ее использует».

В 2014 появилась Alexa — электронный голосовой помощник по дому, соединенный c Amazon Echo — умными звуковыми колонками. Вместе они могут разговаривать с хозяином, составлять списки дел, включать будильник, проигрывать музыку и аудиокниги, сообщать о погоде, состоянии дорог и т. д. Кроме того, Alexa может подключаться и контролировать некоторые домашние умные устройства. Уже к середине 2019 число устройств, с которыми совместима Alexa, выросло до 60 000. И вся информация, которой владелец обменивается с голосовым помощником, доступна Amazon — она хранится в его облаке. Правда, компания предпринимает немалые усилия для того, чтобы у клиентов не возникало беспокойства, что их кто-то подслушивает — об этом, в частности, позаботились законодатели в Евросоюзе.

Например, можно запретить прослушивать записи ваших обращений к Alexa сотрудникам Amazon. Можно запросить у компании всю информацию о своем общении с Alexa. Наконец, теперь в устройствах с поддержкой Alexa загораются лампочки, когда они находятся в режиме прослушивания. Тем не менее уже многие люди и организации обеспокоены тем, как используются эти данные, и осознают ли люди, насколько многообразен этот новый поток данных. Гарвардский профессор Шошана Зубофф, автор книги «Эпоха надзорного капитализма», замечает: «По голосу можно многое узнать о том, что волнует человека. О чем он думает, как он общается со своей семьей, каково его эмоциональное состояние... Все это очень хорошо предсказывает поведение человека в будущем... Мы оказываемся отброшенными назад в некую феодальную систему, где элита, духовенство обладало знаниями, а все остальные просто бродили в темноте. Эта узкая группа специалистов по данным и их начальников находится на вершине нового общества. Они даже ничем не обязаны нам как клиентам, потому что в этой модели капитализма мы не являемся клиентами, мы для них — источники сырья». Amazon открыто признает, что разрабатывает механизмы распознавания эмоций в речи, и даже обнародовал некоторые из своих исследований. При этом, утверждает директор отдела домашних устройств компании Дэйв Лимп, «мы не собираем данные ради самих данных. Мы собираем данные от имени клиентов, если считаем, что сможем изобрести для них что-то новое или создать функцию или услугу, которая принесет им пользу». И добавляет: «У нас у всех есть телефоны, они окружают нас и могут делать все то же самое. Они могут выходить из спящего режима при произнесении кодового слова, для пробуждения, в них есть камеры. Так что этот мир уже существует».

Такие же споры вызывает и разработанный Amazon сервис распознавания лиц под названием Rekognition. Широкое распространение технологий распознавания лиц имеет реальный потенциал для уничтожения свободы слова и ограничения гражданских свобод, оно даже может привести к незаконным арестам, утверждают правозащитники. Amazon отвечает, что не забывает об этих проблемах и будет поддерживать жесткие правила использования таких систем. Возможность незаконного использования технологий еще не означает, что их надо запретить.

Однако опасения высказывают даже государственные надзорные органы, в частности, в Великобритании. Журналист британской Би-би-си Лео Келион, cделавший большую программу про Amazon, задал в итоге важный вопрос: «Люди любят удобства, и Amazon преуспела потому, что постоянно пыталась предугадать наши желания еще до того, как мы сами их осознали. Теперь перед нами стоит выбор: продолжать позволять Amazon знать о нас как можно больше во имя лучшего обслуживания или подумать о том, чтобы заставить компанию делиться собранными данными — а возможно, и расчленить саму Amazon на несколько компаний поменьше. Хотим ли мы, чтобы Amazon знала о нас все?»

Безос и власть

Скандал, связанный с использованием данных о клиентах Facebook британской Cambridge Analytica во время первой предвыборной кампании Трампа, только усилил подозрения в отношении технологических гигантов, первыми среди которых являются, конечно, Facebook, Google, Apple, Microsoft и Amazon. Судя по всему, более жесткое регулирование всего, связанного со сбором и использованием данных о клиентах — вопрос ближайшего будущего и в Америке, и в Европе. Сейчас никто не может предсказать, как это отзовется на бизнесе технологических компаний, но мало кто сомневается, что государственное вмешательство в их деятельность усилится.

Безосу уже не раз приходилось иметь дело с регуляторами и вообще с государством, а в последнее время даже на самом высоком уровне: он стал практически личным врагом экс-президента Трампа. В значительной степени это было связано с тем, что еще в 2013 Безос стал владельцем одной из наиболее влиятельных американских газет — The Washington Post.

Дональд Грэм, наследник семейного предприятия, владевшего ей с 1933, искал партнера, который сумел бы перестроить одну из старейших американских ежедневных газет в соответствии с требованиями XXI века и, в частности, улучшить ее онлайновый формат. Он разговаривал об этом со Стивом Джобсом, Биллом Гейтсом, Марком Цукербергом, Ларри Пейджем и Сергеем Брином, но в итоге остановился на Джеффе Безосе, который, по его характеристике, был «умным, здравым и не переполненным чувством собственной значимости». К тому же бизнес Безоса изначально был основан на книгах. «Его интересовало чтение, и он понимал привычки читателей... Нам показалось, что если владельцем станет человек с великолепным пониманием будущего, технологии, способов доставки информации читателям, это будет очень серьезным плюсом для газеты».

Грэм оказался прав. За три года газета стала прибыльной, а число платных подписчиков выросло втрое, до 3 млн человек (правда, у New York Times их вдвое больше). Это удалось сделать не только за счет технического переоснащения газеты, но и путем эффективного привлечения онлайн-аудитории, особенно через социальные платформы. При этом Безос никогда не пытался вмешиваться в редакционную политику. Это не помешало ему нажить врагов и на правой, и на левой стороне политического спектра. Президент Трамп обвинял его в неуплате налогов, в том, что Безос сделал из газеты «политическое оружие», а почту США заставил работать по воскресеньям, чтобы быстрее доставлять товары покупателям. Мало что из этого было правдой, но это никогда не останавливало Трампа, который, как утверждал источник в Белом доме, «просто помешан на том, чтобы как-нибудь достать Amazon и Безоса».

В свою очередь сенатор Берни Сандерс обвинил Безоса также в неуплате налогов и эксплуатации своих сотрудников, работавших на складах компании, которым, по его мнению, слишком мало платили. В ответ Безос объявил, что со следующего дня минимальная зарплата сотрудников Amazon составит $15 в час — это вдвое выше национального минимума. Сандерс с похвалой отозвался об этом шаге и заявил, что взаимопонимание найдено.

Тот факт, что Безос весьма ответственно подошел к владению таким нестандартным активом, как газета (он долго колебался перед сделкой) признается и бывшим владельцем Доном Грэмом, и самим Безосом: «Я знаю, что когда мне будет лет 90, это будет одним из предметов моей самой большой гордости — что я взялся за Washington Post и помог ей пройти через очень непростой переходный период», — сказал он в интервью в 2018.

Безос в космосе

Не менее серьезным и долгосрочным стал космический проект Безоса Blue Origin. В отличие, например, от SpaceX Илона Маска, на счету Blue Origin нет громких успехов, связанных с доставкой космонавтов на орбиту, хотя его космический корабль New Shepard совершил уже более 10 полетов. Но и здесь проявляется пресловутый подход Безоса — нужно учесть каждую деталь, нужно смотреть на долгосрочную перспективу, а вот торопиться здесь не нужно — «если вы строите летательный аппарат, вы не можете срезать углы».

Главная идея Безоса — «помочь создать будущее, где миллионы людей будут жить и работать в космосе на благо Земли». Для этого нужен корабль многоразового использования, способный к вертикальному взлету и посадке. Пока Blue Origin не очень охотно раскрывает информацию. Но уже сообщалось, что предполагаемая цена для космических туристов может составить от $200 000 до $300 000 — это существенно дешевле, чем в планах Илона Маска. При этом вполне возможно, что сам Безос будет одним из первых пассажиров на своем космическом корабле, облетающем Землю. А уже в середине 2020-х запланирована высадка на Луне, причем одним из астронавтов будет женщина. Правда, пока что главным клиентом Blue Origin остается государство в лице NASA.

Как и многие успешные бизнесмены, Безос стал предметом исследований: про него написано множество статей и несколько книг, в том числе и его бывшими сотрудниками. Но авторы признаются, что точно определить и описать «секрет Безоса» пока сложно. Журналисты Би-би-си процитировали одно его высказывание как своего рода символ веры: «У нас было три большие идеи. Поставить клиента на первое место. Изобретать. И быть терпеливыми».

Все отмечают его внимание к деталям, одержимость интересами клиентов («вы должны бояться не конкурентов, а клиентов», говорит он сотрудникам), долгосрочным видением каждого бизнеса (он практически не обращает внимания на квартальные результаты), готовность к риску и неудачам, ненависть к презентациям (вместо них он предпочитает словесные описания, считая их более творческими). А еще необычную для технологической компании бережливость — новичков предупреждают, что распечатывать документы нужно на двух сторонах бумаги, а попытка заказать билет для деловой поездки в бизнес-класс вызывает удивленный взгляд.

И, наконец, довольно жесткий и не всегда приятный стиль общения с подчиненными — иногда Безос называет их тупыми, а фраза «Вы ленивы или просто некомпетентны?» цитируется многими авторами, пишущими о нем. Тем не менее, большинство сотрудников Amazon держатся за свою работу (кстати, это второй крупнейший работодатель в США после Walmart) и не без гордости именуют себя Amazonians. Чего ждать дальше, после того, как Безос уйдет из Amazon?

3 февраля 2021 Джефф Безос объявил о своем решении покинуть через несколько месяцев пост президента и СЕО компании. Его преемником станет Энди Джасси, возглавляющий одно из важнейших подразделений — Amazon Web Services, которое отвечает за всю облачную инфраструктуру и услуги, продаваемые компанией. Джасси, 53-летний «лейтенант» и «оруженосец» Безоса, пришел в Amazon еще в конце 90-х, прямиком из бизнес-школы Гарварда. Вначале он отличился тем, что случайно ударил Безоса веслом по голове во время игры в брумбол. Но, возглавив AWS, он сумел довести объем продаж до $50 млрд в год — совсем неплохое достижение для бизнес-единицы, которой всего 15 лет. Джасси полностью усвоил операционную философию Безоса и его кредо — все время думать о клиентах, строить долгосрочные планы и постоянно заниматься самоанализом и изменениями. «Очень трудно построить бизнес, который будет жить долго. Для этого придется много раз переизобретать самого себя», — это цитата из его выступления на конференции Re:Invent в декабре 2020. Так что инвесторы достаточно спокойно восприняли новость о смене руководства компании.

Но все же всех, естественно, интересует, почему Безос решил уйти с поста бессменного руководителя Amazon после 25 лет?

Точные причины, разумеется, известны только ему самому, а он не собирается делиться подробностями. В письме сотрудникам Безос указал на груз ответственности: «Когда вы несете такую ответственность, вам трудно сосредоточить внимание на чем-то еще». При этом, как выразился журналист Inc.com Джейсон Эйтен, «Amazon — это больше, чем Джефф Безос, а Безос, как выяснилось — это больше, чем Amazon». Он также написал, что это даст ему возможность сосредоточиться на «других увлечениях» (other passions), в числе которых Blue Origin стоит, весьма вероятно, на первом месте. «У меня никогда не было больше энергии, чем сейчас, и я не собираюсь на пенсию», — говорилось в письме.

В течение 25 лет, пишет Брэд Стоун, редактор Bloomberg, основатель Amazon, которому сейчас 57 лет, вел компанию от одной победы к другой. Он спас компанию от банкротства во время краха дот-комов в 2000, и он привел ее в высшую лигу компаний с капитализацией свыше $1 трлн, где, кроме Amazon, есть еще только два игрока — Microsoft и Apple. Вероятно, это был самый плодотворный период его жизни — и самый важный и интересный в жизни компании. Однако теперь набор активов, принадлежащих Безосу, стал слишком разнородным: он владеет одной из самых влиятельных в Америке газет, несколькими филантропическими фондами и космической компанией Blue Origin LLC.

Периодически возникают ситуации, когда разные части «империи Безоса» вступают в противоречие друг с другом. Например, ярко выраженная антитрамповская позиция Washington Post, считает Стоун, скорее всего стала причиной того, что десятимиллиардный контракт Пентагона на облачные вычисления достался не Amazon, а Microsoft. Во время поездки Безоса в Индию в начале 2020 премьер Нарендра Моди отказался с ним встречаться — также из-за критической позиции Washington Post. Безосу пришлось выступать на слушаниях в американском Конгрессе в связи с расследованием деятельности крупнейших IT компаний вместе с Тимом Куком, Марком Цукербергом и Сундаром Пичаи. Он выглядел не хуже коллег — но вряд ли ему по душе это занятие. И, возможно, самое важное: Безосу начинает не хватать критического ресурса — времени. Раньше он проводил часть дня в среду и почти полностью выходные в своей космической компании, но этого, похоже, уже недостаточно — Blue Origin на два года старше, чем SpaceX Илона Маска, однако пока еще почти никак не проявила себя, в отличие от конкурента, хотя Безос финансирует ее за счет ежегодной продажи своих акций Amazon на $1 млрд.

Можно с немалой долей уверенности предположить, что космос — давняя мечта Безоса, и не случайно он говорил о ней 17-летним юношей при выпуске из школы. И уже недавно он сказал о Blue Origin: «Это самая важная работа, которую я делаю». Так что, возможно, вскоре мы увидим новую космическую гонку — но уже не между двумя странами, а между двумя частными компаниями, конкурирующими за новых космических туристов.

Ян Мелкумов, Forbes Contributor

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
15087 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
20 октября родились
Ахметжан Шардинов
председатель совета директоров ТОО «Алматинский завод мостовых конструкций»
Виктор Тейфель
астрофизик, доктор физико-математических наук
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить