PwC и Forbes Kazakhstan представляют CEO Survey 2020

Глобальный и казахстанский бизнес пытается подстроиться под непростую ситуацию

Представляем вашему вниманию казахстанский выпуск 23-го ежегодного опроса руководителей крупнейших компаний мира CEO Survey. В Казахстане он проводится уже в восьмой раз, и партнером PwC здесь традиционно выступает Forbes Kazakhstan. В этом году в исследовании приняли участие 1649 руководителей из 83 стран, в том числе 68, работающих в Казахстане. Для более полной картины в опрос были вовлечены СЕО из различных секторов экономики.

Мир меняется быстрее, чем мы могли ожидать. Несмотря на текущую неопределенность, становится очевидным, что жизненный уклад уже не будет прежним. Происходит полный пересмотр экономической системы мира и каждой страны. Процесс восстановления после пандемии COVID-19 займет длительное время, потребует глубокого изучения и новаторских решений для выхода из кризиса и стабилизации бизнеса. Нынешняя ситуация подчеркивает необходимость расширения глобального сотрудничества и, вероятно, будет сосредоточена на очевидных общих проблемах, таких как отслеживание и лечение заболеваний. Правительства всех стран сегодня стараются сбалансировать защиту безопасности граждан с перезапуском экономики.

Современная бизнес-среда нуждается в переосмыслении лидерства и управления. Нехватка квалифицированного персонала, особенно в сфере информационных технологий, остается главной угрозой для бизнеса в Казахстане (93%) и по миру (74%) в целом. В нынешних реалиях руководители ставят во главу угла формирование эффективной команды внутри компании за счет обучения, переподготовки, мотивирования и сохранения численности сотрудников.

Важно отметить, что представители казахстанского и мирового бизнес-сообщества обеспокоены регулированием в своих конкретных сферах деятельности (57  и 58%), а также конфиденциальностью данных и кибербезо­пасностью (49  и 54%). СЕО готовы к взаимодействию с правительством и выработке согласованных подходов в этих направлениях для дальнейшего развития бизнеса.

Традиционно особое место в исследовании занимают мнения CEO о приоритетах государственного управления. Главными целями развития, считают они, остаются борьба с коррупцией и взяточничеством, обеспечение верховенства права во всех сферах деятельности и необходимость улучшения инвестиционной привлекательности страны.

В нынешней непростой ситуации, на взгляд опрошенных, для бизнеса по-прежнему существуют реальные возможности для дальнейшего развития. По сути, в течение последних 10 лет компаниям приходится работать в сложных условиях. За это время многие из них начали реализовывать адаптивные стратегии, внедрять новые технологии и совершенствовать IT-инфраструктуру. Как следствие, они сконцентрировали внимание на том, чтобы соответствовать меняющимся ожиданиям, а также накопили необходимый опыт. Все это должно позволить пережить экономический спад и обес­печить дальнейшее развитие бизнеса.

Выражаем благодарность каждому участнику исследования. Надеемся, что результат наших совместных усилий даст возможность для более глубокого понимания текущих процессов и событий, происходящих в реальном секторе экономики.

Методология

В казахстанском опросе приняли участие 68 руководителей частного бизнеса, более половины которых дали развернутые интервью. С целью получения наиболее полной картины по стране мы выбрали СЕО из различных отраслей: металлургической, финансовой, энергетической, телекоммуникационной, автомобильной, производства потребительских товаров, изготовления строительных материалов, транспорта и логистики, информационных технологий, гостиничного и ресторанного бизнеса, розничной торговли, фитнес-индустрии и фармацевтики. Респондентам предлагалось ответить на вопросы относительно перспектив развития мировой экономики, изменений в практике ведения бизнеса, тенденциях его развития, кадровом потенциале и технологиях. Участникам опроса также было предложено высказать свое мнение о первоочередных задачах государства, инвестиционном климате и геополитических событиях, повлиявших на Казахстан в целом и их бизнес в частности.

Интервью в Казахстане были проведены в период с октября 2019-го по май 2020 года. Все цитаты, приведенные в исследовании, были предварительно согласованы с респондентами. Редакция Forbes Kazakhstan оставляет за собой право сокращать и перерабатывать отдельные материалы исследования для журнальной версии. Указанные должности спикеров были актуальны на момент проведения интервью. Все интервью, в которых были предоставлены количественные показатели, проводились на условиях конфиденциальности.

Не все цифры, приведенные в исследовании, дают в сумме 100% в результате округления процентов и исключения следующих ответов: «не могу сказать определенно», «не знаю», «отказываюсь отвечать».

Глобальная экономика и частный бизнес в Казахстане

Перспективы развития мировой экономики

В начале нового десятилетия практически у всех руководителей компаний как по всему миру, так и в Казахстане наблюдается пессимистичный настрой относительно перспектив мировой экономики. Очевидно, что по мере процесса восстановления после пандемии COVID-19 потребуется больше информации для завершения планов в конкретных сферах деятельности. Многие компании находятся на ранних стадиях антикризисного управления, им еще предстоит принять решения для определения процесса дальнейшего развития. Очевидно, что в каких-то ситуациях придется двигаться по наитию.

Темпы роста мировой экономики

Раимбек Баталов,
Raimbek Group

Главная угроза перспективам бизнеса сегодня – сокращение потребительского спроса в результате воздействия двойного кризиса: пандемии и девальвации. Я не могу прогнозировать, к каким цифрам мы придем, но уменьшение будет существенным.


Фаррух Махмудов,
«Orbis Казахстан»

В связи с последними событиями (включая торговые войны, нефтяную войну между Россией и Саудовской Аравией в дополнение к пандемии COVID-19) происходит полный передел и пересмотр всей экономики мира и каждой страны в частности. В таких условиях темпы роста глобальной экономики снизятся. Но, так как я оптимист, надеюсь, что нефть найдет свой эквилибриум (так как сейчас, по моему мнению, цены регулируются напрямую спросом и предложением без картельных сговоров) в ближайшие шесть месяцев и исторически все вирусы и болезни проходили, так что коронавирус тоже закончится и мы увидим другой, возможно, лучший мир.


Азамат Османов,
Magnum Cash & Carry

Теперь ни у кого нет сомнений, что темпы роста мировой экономики снизятся на порядок и восстановление прежней динамики займет минимум полтора-два года.



Виталий Быстрюков,
«Санофи Казахстан»

Сегодня мы все являемся свидетелями того, как быстро вирус COVID-19 распространяется по земному шару, невзирая на уровень развития здравоохранения, экономическое или социальное благополучие стран и обществ. И пока одни эксперты рассуждают о затяжной рецессии в ближайшие годы, другие рисуют более негативный сценарий тяжелого экономического кризиса, который, по их словам, по масштабу будет превосходить последствия кризиса 2008 года и 11 сентября 2011 года, вместе взятых.


Кайрат Мажибаев,
Resmi Group

Наш прогноз на 2020 год изменился. Ожидаем спада, конечно. Именно сочетание в 2020 году эпидемиологического, нефтяного и культурного коллапсов неминуемо приведет к тектоническим сдвигам в ведущих мировых экономиках и ключевых отраслях в среднесрочной перспективе. На мой взгляд, намерения и действия властей и регуляторов в отношении вышеназванных коллапсов несут больше реактивный характер. Поэтому и надеяться на V- или даже U-shaped-сценарии кризиса кажется нецелесообразным. Правильнее хорошо подготовиться к так называемым афтершокам. Самые вероятные и болезненные из них – это последствия в социальной и предпринимательской сферах для банковского сектора и ухудшение общественного здоровья самого по себе. То есть речь скорее должна идти об W-shaped-варианте развития событий.


Максим Агеев,
«Шнейдер Электрик»

Мы ожидаем, что темпы роста мировой экономики снизятся, по крайней мере наши стратегические подразделения показывают снижение композит-индекса по большинству географий. Это во многом связано с геополитикой, пандемией, что в значительной степени влияет на сокращение потребления и рост мировой экономики. Даже такие традиционные рынки, как Азиатско-Тихоокеанский регион, Вьетнам и Индонезия, не дают былой динамики.
С другой стороны, есть потенциально динамичный регион – Африка, но пока рано говорить о ее вкладе в мировой ВВП.


Серик Толукпаев,
Aitas Group, UKPF

У меня сохраняется ощущение, что мы находимся на грани слома. Существующая капиталистическая форма экономики, основанная на росте ВВП, росте потребления, имеет много побочных эффектов – давление на экологию, развитие неравенства, это некая система, накапливающая в себе ошибки. Впоследствии наступит критический момент, и он близок. Скорее всего, произойдет глобальная смена парадигмы, что может повлечь за собой отрицательные величины роста.


Аскар Байтасов,
ABR

Однозначно будет сильный спад. Кто-то называет это «черным лебедем», в плане неожиданности для всех он таковым и является. Некоторые ученые и бизнесмены говорили о том, что такая проблема может возникнуть, никто просто не обращал на это внимания. В итоге сам Нассим Талеб называет подобное «белым лебедем». На мой взгляд, выход из этого кризиса будет затяжным и тяжелым, многие потеряют накопленный капитал.


Рамиль Мухоряпов,
Chocofamily

Еще несколько месяцев назад было сложно предположить, что вспышка коронавируса повлияет на мировую экономику и значительно ее замедлит. С учетом текущей динамики я думаю, что можно ожидать падения мировой экономики впервые за много лет.


Выручка собственной компании в перспективе 12 месяцев и трех лет

Нынешняя ситуация в бизнесе крайне непредсказуема, но наши руководители готовы подстраиваться под стремительно меняющиеся обстоятельства и следовать выбранным ранее стратегиям развития.

Алексей Ли,
Arbuz.kz

Наша компания работает в быстрорастущем сегменте e-commerce, соответственно, именно в нашем случае вопрос скорее в темпах роста, чем в факторе роста как таковом.


Азамат Османов,
Magnum Cash & Carry

Многое зависит от сроков снятия карантинного режима, но мы рассчитываем на дальнейшее следование стратегии развития, которая предполагает открытие магазинов с ростом выручки в 20–25% в год. Данный кризис показал, что современный формат торговли дает возможность обеспечить должный уровень продовольственной безопасности страны. Тем не менее есть ниша для развития продуктового ретейла на несколько лет вперед, так как пока доля традиционного формата базаров и неорганизованных магазинов в РК на уровне 65%.


Джерард Фриес,
KATKO

В целом ситуация в моем бизнесе характеризуется дисбалансом между спросом и предложением. В последние месяцы спотовая цена на уран была ниже, чем ожидалось. Недавняя пандемия COVID-19 разрушила многие отрасли, включая горнодобывающую. Как следствие, спотовая цена на уран значительно выросла за последние недели. Только время покажет, было ли это кратковременным ростом или долгосрочным изменением на рынке.


Марат Сейткулов,
Caravan Resources

Основной продукт производства нашей компании – катодная медь, в большом количестве задействованная в проектах развития автомобильной и энергетической инфраструктур. Медь является основой развития новой экономики, связанной с переходом на электромобили, ростом доли альтернативных источников энергии. В перспективе трех лет наш товар будет востребован как за счет перестройки экономики, так и за счет изменения структуры потребления.


Бизнес-угрозы, влияющие на организацию

Четвертый год подряд нехватка квалифицированного персонала занимает первое место среди бизнес-угроз, по мнению руководителей в Казахстане. В этом году эта угроза составила максимальную долю в ответах – 93%. Этот тренд не является главенствующим только в Казахстане, он ощущается во всем мире и становится неотъем­лемой особенностью нашего времени.

Ввиду стремительного роста темпов технологических перемен, таких как интернет вещей, большие данные, робототехника, все большее количество респондентов выражают обеспокоенность киберугрозами как в Казахстане, так и глобально.

Степень беспокойства CEO относительно бизнес-угроз, влияющих на рост организации

Тибо Дюмортье,
«Жамбыл Цемент»

Мы крайне обеспокоены появлением новых игроков на рынке. Цементная промышленность на казахстанском рынке уже перегружена. Объем установленной продукции в 1,5 раза больше потребления. Это вызывает удивление, поскольку стоимость входного билета на цементный рынок довольно высока, тем не менее наблюдается появление новых участников. Когда вы запускаете завод производственной мощностью более 1 млн тонн, а рынок составляет 9 млн, это оказывает огромное влияние на него.


Эмиль Ашуралиев,
«GEFKO Казахстан»

Дефицит квалифицированных кадров ощущается везде, это наблюдается не только в Казахстане, а скорее является особенностью времени. Государство много инвестирует в образование, но в базовых знаниях молодых специалистов зачастую выявляются значительные пробелы. Также проблемой является высокая текучка персонала. Многие молодые люди находятся в постоянном поиске работы, будучи трудоустроенными. В связи с этим у специалиста не хватает времени на развитие должных компетенций, для этого нужно проработать три-четыре года на одном месте. Если «прыгать» из одной компании в другую, все начинаешь заново и квалификация не повышается. Во многих компаниях действует принцип «приступай к работе, товарищ подскажет», но не факт, что «товарищ» разбирается в специфике. Зачастую сотрудники не владеют необходимыми знаниями законодательства, нормативных актов, отраслевых стандартов. К сожалению, осознанный подход к работе и карьере встречается нечасто.

Также могут быть нарушения в цепи поставок, обусловленные разными причинами. К примеру, отсутствие у Казахстана выхода к Мировому океану создает зависимость от соседних стран, для которых собственный экспорт в приоритете; в 2017 году произошло глобальное переформатирование морских альянсов, из-за чего порт Шанхая был практически заблокирован на протяжении месяца. Аналогичная ситуация время от времени происходит в других портах по всему миру.


Николай Бабешкин,
Kolesa Group

Нам не хватает технических кадров, их надо выращивать, сейчас это стало еще сложнее. Мы привлекаем разработчиков из-за рубежа, в основном русскоязычных, есть один англоязычный – из Ирана. Такие разработчики стоят дороже, и работа на проектной основе усложняет передачу навыков и знаний.


Аскар Байтасов,
ABR

Мы думаем, что возможен самый сложный сценарий – изменение потребительского поведения. Все модели, выстроенные нами сегодня, могут стать неактуальными. В случае если ситуация с вирусом затянется, а люди еще продолжат соблюдать социальное дистанцирование, нам придется быстро адаптировать свою модель бизнеса. Мы уже рассматриваем подобные сценарии.


Максим Агеев,
«Шнейдер Электрик»

Нас сильно беспокоят такие тренды, как интернет вещей, большие данные, робототехника. Технологии быстро меняются, и появляются стартапы, запускающие простые, гибкие и интересные решения. Они начинают конкурировать с корпорациями, могут демпинговать. Это не всегда функциональные и кибербезопасные решения, тем не менее мы видим клиентов, которые готовы рискнуть. Мы испытываем кибератаки как в Казахстане, так и глобально. Фишинговые атаки происходят регулярно. Мы много инвестируем в кибербезопасность.


Михаил Базанов,
«Марс Казахстан»

Время от времени мы сталкиваемся с тем, что в группах WhatsApp появляется фейковая информация, в том числе о нашей продукции. Эти новости имеют характер вирусных рассылок, что создает риск для нашей репутации. Поэтому мы стараемся реагировать на такие вещи.


Марат Сейткулов,
Caravan Resources

Немного беспокоит отсутствие доверия к бизнесу. До сих пор остается антагонизм в части экологии, трудовых споров, возможно, не без оснований. Зачастую общественное мнение формируется не по объективным критериям. Например, история с горнолыжным курортом «Кок-Жайляу». Не была проведена компетентная экспертиза, доказывающая, что «Кок-Жайляу» нанесет урон экологии Алматинского региона. Такие курорты есть в Австрии, Швейцарии, Франции. Активисты, которые стали противодействовать, сформировали общественное мнение таким образом, что государство прислушалось. Люди уверены, что бизнес все испортит. С другой стороны, никто не подумал о новых рабочих местах, развитии туризма, росте ВВП, разгрузке действующих курортов. Конечно, это место привлекательно для пеших походов, экологического туризма, но в Алматинской области мест для такого отдыха достаточно, а строительство горнолыжного курорта могло бы пойти на пользу. Отсутствие доверия к бизнесу ведет к негативным последствиям.


Рамиль Мухоряпов,
Chocofamily

Сильно беспокоят темпы технологических перемен. Мы являемся «продвинутой» компанией и понимаем, что непрерывно возникают новые угрозы, останавливаться нельзя. Многие организации, работающие офлайн, не переживают по этому поводу.

Немного беспокоят киберугрозы. Мы постоянно подвергаемся DDoS-атакам. Рынок платежей для нас сейчас актуален. Он низкомаржинален, фрод может откинуть тебя далеко назад. С учетом перспектив выхода на рынок финтеха эта угроза становится все более весомой.

С подготовкой квалифицированных кадров дела обстоят неплохо. У нас есть связи с ключевыми технологическими вузами, наши специалисты преподают там, мы регулярно проводим хакатоны и другие мероприятия.

Одно из наиболее серьезных изменений в поведении потребителей заключается в том, что все больше начинает работать экономика экосистемы, когда человек живет в одном приложении. Яркий пример – это Китай, где есть WeChat и Alipay, пользователь всегда выбирает либо одно, либо другое. Это приводит к тому, что отдельно стоящий сервис, который в чем-то может быть лучше продукта экосистемы, не привлекает внимания. Мы хорошо понимаем, кто из игроков является угрозой для нас, а для кого мы являемся угрозой. Предприниматели стараются делать все, чтобы удержать партнеров внутри экосистемы. Не случайно в 2020 году мы планируем запустить кредитный продукт. Это является необходимым мероприятием для удержания пользователей.


Джерард Фриес,
KATKO

КАТКО является недропользователем в Казахстане. Мы соблюдаем соответствующие правила закупок товаров, работ и услуг. Безопасность сотрудников KATКO и наших подрядчиков является моей первоочередной задачей. Однако найти хорошего, надежного поставщика, способного работать, соблюдая безопасность, сложно. В то же время в соответствии с существующими правилами трудно занести в черный список какого-то поставщика, даже если его показатели безопасности или финансовое состояние низки. Нас беспокоит волатильность цен на товары. Когда спотовая цена на уран снижается, снижается и наша прибыльность, такова реальность товарного рынка.


Виталий Быстрюков,
«Санофи Казахстан»

Появление новых игроков на рынке не является для нас угрозой. Угрозой являются недобросовестные методы конкуренции, в последнее время мы видим обострение таких подходов. Это большая проблема для глобальных фармацевтических компаний, следующих внутреннему этическому кодексу, международным и локальным политикам, процедурам.


Андрей Курилин,
Ситибанк Казахстан

Прежде всего важно обеспечить беспристрастное приведение в действие законов и надзорных требований. От этого выигрывают потребитель и клиент, а значит, и вся экономика.


Шаги по обеспечению стабильности и прибыльности бизнеса

Повышение операционной эффективности в этом году (90%), так же как и в прошлом (81%), занимает первое место среди шагов для обеспечения стабильности и дальнейшего развития бизнеса, отмеченных респондентами в Казахстане. Слияния и поглощения (13%), по мнению руководителей, как и год назад (12%), не являются приоритетом для локального бизнеса, в противоположность коллегам по миру (35%).

Шаги по обеспечению роста и прибыльности бизнеса на ближайшие 12 месяцев

Дмитрий Забелло,
Банк ВТБ Казахстан

В текущей ситуации мы резко ускорили развитие дистанционных каналов. В первую очередь речь идет о продажах – взаимодействии с клиентами. Но, кроме того, мы перевели на удаленный формат работы значительную часть коллектива и на 100% отказываемся от бумажного документооборота. Помимо этого, банк оперативно реализовал план оптимизации расходов и снижения себестоимости продаж.


Виталий Быстрюков,
«Санофи Казахстан»

В зону моей ответственности входит управление бизнесом в странах Центральной Азии и Кавказа, где для каждой страны выбрана оптимальная бизнес-модель. Первое направление – оптимизация расходов и прямых затрат. Второе – мы стараемся повысить эффективность организации и ускорить бизнес-процессы через цифровизацию. Такие простые вещи, как внедрение электронной подписи, электронного документооборота в системе закупок и делопроизводства, значительно повышают скорость принятия решений и высвобождают время сотрудников для занятия бизнесом, а не бумажной работой.


Рамиль Мухоряпов,
Chocofamily

Коронавирус внес серьезные изменения в наши планы. Так, мы начали доставку продуктов на Chocofood.kz уже в мае, хотя планировали ближе к концу года. Наш сервис iDoctor в мае – июне запустит возможность онлайн-видеоконсультаций с 50 000 врачей Казахстана (в том числе из государственных клиник). Это позволит людям не подвергать себя рискам больничных заболеваний примерно в 60–70% случаев.


Тибо Дюмортье,
«Жамбыл Цемент»

Наша компания планирует создать новый стратегический альянс, повысить операционную эффективность и запустить новый продукт. Мы уже запустили производство нового высококачественного типа цемента. В этом году «Жамбыл Цемент» представит еще больше инноваций в Казахстане.


Евгений Питолин,
«Лаборатория Касперского»

Планируем сотрудничество с новыми компаниями-партнерами, с кем мы не работали ранее. Запланирован выход наших продуктов, а также продуктов, которые мы хотим производить вместе с партнерами: партнер может предоставить удачный сервис, имплементирующийся в линейку продуктов для безопасности и могущий служить либо точкой старта, либо точкой окончания этого продукта.


Алексей Ли,
Arbuz.kz

Наша задача – рост в рамках нашей бизнес-модели. Что касается перспектив запуска нового продукта или услуги, то пока непонятно, в каком виде онлайн-супермаркеты будут существовать через два-три года. С одной стороны, происходит смешение моделей, развивается сегмент доставки еды из ресторанов, в какой-то степени замещающие кулинарию. Точно так же мы можем доставлять товары, продающиеся в супермаркетах, товары для дома и огорода. Есть онлайн-агрегаторы, которые возят из других супермаркетов, мы же развиваем собственные стоки – даркстор, супермаркет без торгового зала, плюс свой автопарк. Наша задача на ближайшее время – опробовать и изучить множество разных подпродуктов и сервисов, чтобы найти наилучшую реализацию концепции «онлайн-супермаркет».


Азамат Османов,
Magnum Cash & Carry

В 2018 году мы говорили про проектный офис, благодаря чему появилась возможность запустить пилотные проекты, ряд из которых дали эффект в 2019-м, несколько будут реализованы в 2020-м. Мы развиваем собственную торговую марку, запустили программу лояльности, планируем развивать собственные операции в сегменте e-commerce, доставку готовых блюд, пилотируем оптомаркет и дискаун­теры. В течение года планируем завершить строительство распределительного центра и обеспечить централизацию поставок на торговые комплексы. Что касается слияний и поглощений, мы ведем переговоры с региональными сетями, рассматриваем возможности приобретения республиканских игроков.


Аскар Байтасов,
ABR

Мы планируем повышение операционной эффективности и внутренний рост. Также рассматриваем возможность запуска нового продукта или услуги. Речь идет о развитии и совершенствовании IT-инфраструктуры, о запуске новых сетевых проектов, о выходе на рынки соседних стран.


Ерик Шортанбаев,
Skymax Technologies

Мы внедряем новые технологии на рынке Казахстана, Центральной Азии и Кавказа, поэтому запуск инновационных продуктов и услуг для нас очень важен. Мы создали собственный проект – сеть грозопеленгаторов в Казахстане, которая позволяет определять разряды молнии с точностью до 100 метров. Это важно для различных организаций: авиации, энергетики, страховых компаний, КТЖ. В этом году мы планируем запустить бесплатную услугу мониторинга для частных и корпоративных клиентов, далее перейдем на платную основу. На территории СНГ аналогов нет, этот проект является нашей частной инвестицией. Кроме того, наша команда разворачивает в данное время независимую сеть станций экомониторинга в Алматы на профессиональных датчиках, позволяющих наблюдать за состоянием воздушного бассейна.


Михаил Базанов,
«Марс Казахстан»

В 2019 году мы официально запустили продажу мороженого в Казахстане, планируем расширять линейку и дистрибуцию. Запускаем продажи мороженого в Турции, где до сих пор наши бренды этого продукта не были представлены. Это серьезный шаг, поскольку продажи нашей продукции сильно зависят от сезона. Зимой мы продаем больше шоколада, летом – затишье. В сегменте мороженого существует обратный тренд, поэтому, запуская его продажи, мы создаем баланс.


Александра Бекишева,
инжиниринговая компания «Казгипронефтетранс»

Цифровизация не является новым слагаемым ни для индустрии, ни для нашей компании. На протяжении многих лет мы используем аналитику, динамический анализ и моделирование для реализации проектов. А сегодняшний подход подразумевает объединение возможностей трехмерного моделирования, программирования цифрового двойника и строительства.


Константин Кулинич,
«Мэри Кэй Казахстан»

Наш бизнес всегда пропорционален количеству консультантов, с которыми мы сотрудничаем. Решение о сотрудничестве с компанией сильно зависит от уровня доверия. Когда есть доверие к карьерным возможностям, идет приток людей и рост бизнеса.

Внешний фактор – зависимость от доллара, внутренний – укрепление доверия и отношений с дистрибьюторами. Потенциал огромный, поскольку у всех компаний прямых продаж счет идет на десятки тысяч консультантов, а население страны намного больше.


Эмиль Ашуралиев,
«GEFKO Казахстан»

Мы отвечаем на потребности рынка, гибко трансформируя продуктовый портфель в соответствии с запросами клиентов и рыночной ситуацией в целевых отраслях и сегментах бизнеса. Например, 2012–2014 годы были самыми успешными для авторынка Казахстана, когда продажи новых автомобилей превысили 160 тыс. единиц ежегодно. На тот момент фокус нашего бизнеса был именно на автомобильном секторе и перевозке готовых автомобилей. В 2015–2016 годах этот рынок значительно сократил свои объемы, и GEFCO сместила внимание на развитие других направлений – предоставление логистических услуг с упором на железнодорожный и авиатранспорт. В 2017-м мы продолжили диверсификацию и предложили рынку услуги по негабаритным перевозкам.


Изменение инвестиционного климата в Казахстане за 2019 год

Арманжан Байтасов,
«Тан Медиа Групп»

Инвестиционный климат в 2019 году ничем не отличался от 2017-го и 2018-го: не было прорывов, мы не увидели новых серьезных инвесторов. Все, что растет в нашей экономике, растет за счет внутренних инвестиций – трансфертов из Национального фонда.


Фаррух Махмудов,
«Orbis Казахстан»

Инвестиционный климат никак не изменился. У нас в стране очень много больших инфраструктурных проектов и программ, распределяющихся локально, поэтому в эту сферу не приходят зарубежные инвесторы. Мы видим иностранных инвесторов только в добывающей отрасли.


Рамиль Мухоряпов,
Chocofamily

Инвестиционный климат не сильно изменился, и это хорошо, потому что произошло важное событие – смена президента. Мнение международных инвесторов о Казахстане, судя по личному опыту общения, достаточно холодное, но его не оживишь, пытаясь привлечь инвесторов налоговыми преференциями или хорошими результатами в международных рейтингах. Все разбивается о небольшую емкость рынка, а это не та вещь, которую можно решить.


Аскар Байтасов,
ABR

Я не думаю, что за 2019 год произошли заметные изменения инвестиционного климата, скорее можно говорить о застое.


Раимбек Баталов,
Raimbek

Инвестиционный климат остался на прежнем уровне, а в связи с нынешним кризисом ухудшится. Пандемия и девальвация отобьют охоту инвестировать года на два, по моим оценкам.


Нина Быченко,
HeadHunter

Не беремся утверждать, что в 2019 году инвестиционный климат в стране оставался на прежнем уровне, но, опираясь на данные hh.kz, можем полагать, что резких изменений, коснувшихся нашего бизнеса, не происходило.


Николай Бабешкин,
Kolesa Group

Инвестиционный климат остался на прежнем уровне. Нашу часть света инвесторы оценивают не столько как отдельное государство, сколько как часть СНГ. Поэтому ситуация с инвестиционной привлекательностью России на нас тоже косвенно влияет.


Влияние торговых конфликтов и геополитических событий на Казахстан и на бизнес

Торговые конфликты, происходящие в мире, оказывают существенное влияние на Казахстан и на бизнес в частности. Казахстанские респонденты, так же как их коллеги по миру, отмечают важность своевременной адаптации стратегии и риск-процедур внутри компании для продуктивного ведения операционной деятельности.

Пандемия инфекции COVID-19 вызвала очень серьезный экономический резонанс. Пока неясно, насколько сильным будет урон для мировой экономики, но, очевидно, что период рецессии и дальнейшего восстановления будет долгим. По данным МВФ, опубликованным в середине апреля 2020 года, прогнозируется сокращение глобальной экономики на 3%, что приведет к худшему экономическому спаду со времен Великой депрессии. Всемирный банк сообщил о шоковых потрясениях на сырьевом рынке, при этом наибольшему риску подверглись нефть и продовольственное снабжение. Эти события явно отражаются на экономике Казахстана в данный момент.

Каким образом торговые конфликты влияют на Вашу операционную модель и стратегию роста?

Серик Толукпаев,
Aitas Group, UKPF

Протекционизм и торговые конфликты влияют на нашу стратегию напрямую, поскольку нам интересен выход в Центральную и Юго-Восточную Азию, страны Ближнего Востока. Сейчас эти проблемы существуют, поэтому это серьезный повод задуматься и, возможно, изменить стратегию.


Дмитрий Забелло,
Банк ВТБ Казахстан

Торговые конфликты и наличие определенной ситуации на конкретном рынке учитываются в нашем риск-профиле. При оценке кредитоспособности нашего клиента мы учитываем его позиционирование на рынке, задействованность в конфликтной среде и т. д., отслеживаем эти изменения в онлайн-режиме.

Пандемия коронавируса вызвала такой экономический кризис, какие случаются только раз в 100 лет. Мы видим, как из-за карантинных мероприятий в стране замер практически весь бизнес и банковский тоже. Нам приходится очень быстро адаптироваться и перестраивать абсолютно все бизнес-процессы.


Джерард Фриес,
KATKO

Политическое преобразование на высшем уровне в Казахстане в 2019 году стало важным событием для страны с момента ее независимости.


Азамат Османов,
Magnum Cash & Carry

Противостояние России и Запада повлияло на Казахстан. Ситуация в отношениях этих стран за последний год не улучшилась, соответственно, у нас не поменялась структура импорта, ассортиментная политика. Ассортимент не стал шире и лучше, покупательская способность населения не увеличилась. Это были прогнозы докарантинного периода. Сейчас помимо возвращения к прежнему ритму жизни для Казахстана многое зависит от цен на нефть и дальнейших методов борьбы с коронавирусом.


Константин Кулинич,
«Мэри Кэй Казахстан»

Пандемия ведет к ослаблению деловых связей на всех уровнях организации. Это негативный фактор, который мы будем восстанавливать в течение года. Внешнее влияние, связанное с ценой на нефть и курсом доллара, частично сопряжено с пандемией, но, скорее всего, в большей степени является проявлением геополитической борьбы и экономической войны на рынке производителей нефти. Этот фактор будет плохо влиять на наш бизнес в ближайшей перспективе.


Михаил Балычев,
Epiroc

Торговые войны, нестабильность в Арабском регионе, коронавирус влияют и будут оказывать влияние в определенной степени.


Наиболее важные страны для развития бизнеса

В сравнении с предыдущим годом заметно сократилось число казахстанских респондентов, отметивших ведущие мировые экономики – Россию, США, Китай. Впервые за все восемь лет выпуска исследования на второе место вышел Узбекистан (37%) как ближайшая и одна из крупнейших развивающихся стран в Средне-Азиатском регионе. Также в топ стран попали Азербайджан и Турция, а Кыргызстан спустился с 11% в прошлом году до 7%.

Наиболее важные страны для развития бизнеса на ближайшие 12 месяцев

Максим Агеев,
«Шнейдер Электрик»

Узбекистан, Беларусь, Киргизия.

Узбекистан – однозначно. Мы присутствуем на этом рынке.

В этом году отмечу Беларусь, у нас достаточно серьезные связи с нашими белорусскими партнерами. Например, ряд их проектных институтов разрабатывают промышленные объекты в Казахстане. А так как мы присутствуем и в Беларуси, и в Казахстане, у нас, как у единой компании, может родиться хороший проект в двух географиях.

В Киргизии большая неопределенность с правительством и экономикой, но это интересный для нас рынок. Мы реализуем проект для Нацбанка КР в Бишкеке. На нашем оборудовании построен и введен в эксплуатацию современный ЦОД.


Нина Быченко,
HeadHunter

Узбекистан.

Мы на рынке Узбекистана присутствуем с 2015 года. Близкое географическое расположение, сходство в менталитете, открытая политика государства в последние годы, растущее количество компаний, а соответственно, и рабочих мест, потребность работодателей в удобном инструменте подбора специалистов позволили нашему сервису стать востребованным на рынке и занимать лидирующие позиции среди job-порталов.


Эмиль Ашуралиев,
«GEFKO Казахстан»

Франция, США, Узбекистан.

Франция – один из ведущих партнеров страны в области экспорта, в прошлом году рост составил порядка 25%. Французские бизнесмены стали больше инвестировать в казахстанскую экономику, растет взаимный товарооборот.
Торговля с США растет – потоки грузов в Казахстан достаточно хорошие. Если посмотреть статистику работы с другими странами, то США входит в пятерку лидеров и является одним из крупнейших инвесторов в казахстанскую экономику, в первую очередь в нефтегазовой отрасли. Основной импорт оттуда – машины, оборудование, транспортные средства, электроника. Экспорт локальных товаров в США традиционно представлен минеральными продуктами, а также продукцией химической промышленности. Казахстан входит в число ведущих поставщиков урана и титана на американский рынок.
Казахстан и Узбекистан – крупнейшие страны в регионе, обе пытаются занять лидирующее положение. При этом товарооборот между ними растет. В связи с рядом новых международных проектов, которые свяжут Центральную Азию с другими регионами, ожидается рост транзитных показателей Казахстана и Узбекистана.


Евгений Питолин,
«Лаборатория Касперского»

Узбекистан, Беларусь, Азербайджан.

На протяжении последних двух-трех лет рынок Узбекистана показывал двукратный рост. Специалисты, работающие на узбекском рынке, стремятся получить новые знания, ездят по миру на специализированные мероприятия, это порождает новые идеи и проекты. Синтез знаний, качественного человеческого ресурса умножается на недавно появившуюся политическую открытость. Из всех стран Центральной Азии Узбекистан находится на втором месте после Казахстана по степени готовности рынка к изменениям.

В Беларуси традиционно все хорошо и понятно. Там развита финансовая система: много банков, с которыми нам интересно работать.

Азербайджан – благополучная страна, где активно развиваются технологии, особенно промышленные проекты, индустриальная безопасность.


Аскар Байтасов,
ABR

Россия, Кыргызстан.

Основные регионы за пределами Казахстана, где мы планируем развиваться, – это Центральная Азия и Россия. На рынки стран ЦА хотим выйти в течение ближайшего года. На рынок России – в перспективе трех лет.


Джерард Фриес,
KATKO

Китай, Франция, США.

Китай и Франция играют важную роль в мировой атомной промышленности, поскольку обладают крупными ядерными программами и, следовательно, являются основными конечными потребителями урана.

США являются важным игроком на мировой энергетической арене благодаря развитию добычи сланцевого газа в последние годы, что позволило им снова стать чистым экспортером нефти.


Айтуг Джан,
«Рамстор»

Турция, Россия, Китай.

Турция, Россия и Китай являются наиболее важными странами для нашего бизнеса в Казахстане, поскольку мы являемся прямыми импортерами товаров повседневного спроса и непродовольственных товаров из Европы, Турции, а также непродовольственных из России и Китая.


Андрей Курилин,
Ситибанк Казахстан

США, Китай, Россия.

Казахстан окружен большими соседями и выстраивает долгосрочные отношения с крупными иностранными инвесторами. В этой связи уже в течение долгих лет наиболее значимыми для роста нашего бизнеса являются США, Китай и Россия. Сотрудничество Казахстана с Китаем ежегодно набирает обороты; граница с Россией свободна от таможенных пошлин, что создает дополнительные возможности для наших клиентов. Наконец, американские инвестиции идут в крупнейшие компании в Казахстане, достаточно привести в пример ТШО, крупнейшего налогоплательщика страны.


Кайрат Мажибаев,
Resmi Group

Россия, Кыргызстан, Узбекистан.

Мы четко позиционируем себя как региональная компания. Поэтому каждый из рынков нашего территориального портфеля играет в нем свою роль. Кыргызстан – страна интересная с точки зрения среднесрочного роста, шесть с половиной миллионов понятных нам потребителей с пока еще невысокими доходами. В Кыргызстане у рынка существует своя амплитуда развития и серьезные структурные перемены еще только на подходе. Избирательный подход у нас к емкому рынку России, где гораздо более высокая конкуренция, есть серьезные отличия от региона к региону и где стоимость ведения бизнеса зачастую парадоксальная. Текущие институциональные реформы в Узбекистане делают этот рынок интересным для нас, как игроков, конкурирующих в секторах с традиционно низкой ролью государства.


Михаил Балычев,
Epiroc

Южная Африка, Австралия, Конго.

Наши заказчики активно разрабатывают такие минералы, как медь, никель, которые используются в производстве батарейного оборудования. Австралия – продвинутая страна, я думаю, что там процесс автоматизации горного бизнеса будет происходить быстро. С точки зрения продаж, объем добычи, возможно, останется на том же уровне, существенные инвестиции будут направлены в автоматизацию производства.


Взаимодействие с государством

Приоритетные задачи для государства и эффективность их достижения (государство и бизнес)

Арманжан Байтасов,
«Тан Медиа Групп»

Я бы хотел выделить свободный доступ к интернету. В 20-е годы XXI века для Казахстана это по-прежнему актуально. У нас все еще присутствует монополизация в телекоммуникационной сфере. Есть лидеры, контролирующие выход в интернет граждан Казахстана, этим доступом очень легко управлять. Необходимо убрать монопольные барьеры, дать возможность множеству телеком-компаний работать в сфере интернета. Это важнейшая вещь, которая нужна для сотрудничества правительства и бизнеса.


Серик Толукпаев,
Aitas Group, UKPF

Верховенство права во всех сферах деятельности государства закрыло бы такие вещи, как борьба с коррупцией и взяточничеством, инвестиционная привлекательность страны, предсказуемость макроэкономической среды. Это очень важная надсистемная вещь.


Виталий Быстрюков,
«Санофи Казахстан»

Уровень цифровизации в здравоохранении Казахстана сегодня просто беспрецедентный, начиная с электронного паспорта гражданина и паспорта здоровья. Цифровизированы все электронные регистры пациентов и весь оборот лекарственных средств, которые закупаются за счет государства. Внедрение ОСМС (Обязательное социальное медицинское страхование) возможно, только если вся система здравоохранения присутствует на одной диджитал-платформе. Цифровая инфраструктура в Казахстане позволяет делать многое для доступности лекарств и снижения бремени расходов на лечение. Осталось только обсудить эти инициативы и начать действовать.


Тибо Дюмортье,
«Жамбыл Цемент»

Я считаю, что первоочередной задачей должна стать инвестиционная привлекательность страны, поскольку рядом находится Узбекистан, который на сегодняшний день достаточно интересен. Второе – доступный капитал на экономически приемлемых условиях, поскольку ослабление валюты сказывается на иностранных инвесторах. Третье – это высококвалифицированный персонал.


Раимбек Баталов,
Raimbek Group

Базовая инфраструктура – это не только инженерные коммуникации, транспорт и логистика, но еще и интернет, телекоммуникационные сервисы; инфраструктура, связанная с легализацией бизнеса, – онлайн-кассы, электронные счета-фактуры. Они плохо работают, хотя были введены по требованию государства и государство создавало эту инфраструктуру. Пандемия эту проблему обнажила.


Михаил Базанов,
«Марс Казахстан»

Готовы сотрудничать в вопросах технического регулирования, например в создании норм в отрасли кормов для домашних животных. Сейчас в Казахстане разрабатывается технический регламент ЕАЭС по кормам. Мы готовы посодействовать завершению разработки в части, касающейся кошек и собак. Также готовы участвовать в работе над изменениями в регулировании торговой деятельности.


Алексей Ли,
Arbuz.kz

Наша компания готова сотрудничать с государством в области снижения рисков изменения климата, и мы уже создаем фонд для этой цели. При акимате Алматы создается комитет зеленой экономики, надеемся, что его работа будет эффективной. Мы, представители бизнеса, выступаем в качестве волонтеров, формируем фонд за счет собственных средств, чтобы обеспечить поддержку тех аспектов, в финансировании которых сейчас наблюдаются пробелы. Эта работа на долгосрочную перспективу – даже если активно работать над этим, то потребуется от трех до восьми лет до видимых результатов. Предстоит приложить сверхусилия, иначе ситуация будет ухудшаться.


Рамиль Мухоряпов,
Chocofamily

Нам интересно сотрудничество в области создания эффективной налоговой системы, конкурентоспособной на международном уровне. Мы планируем выход на безналичный рынок и видим, что малые предприниматели не хотят платить налоги, потому что для них это чувствительные затраты. Хотелось бы помочь выработать совместную политику по привлечению малого бизнеса в безналичный рынок, сделать это мягко, поступательно. В течение ближайших трех-пяти лет государство, возможно, не получит большой прибыли, но затем те, кто уклонялся, начнут платить налоги.


Ерик Шортанбаев,
Skymax Technologies

Наша компания сотрудничает с государством в вопросе снижения рисков изменения климата. Наша команда принимала участие в разработке стандартов по промышленным выбросам. Одна из самых актуальных тем – это мониторинг и контроль санитарных зон вокруг промышленных предприятий, ей уделяется мало внимания. Необходима модернизация данных предприятий, контроль и мониторинг за выбросами в режиме реального времени, работа с составлением прогнозов, с экологическими комитетами – все это должно быть прозрачно и результативно. Не только промышленные зоны нуждаются в мониторинге. К примеру, в Алматы экологический фон считается не самым благоприятным, и необходимо определять источники загрязнения. Здесь мы активно включаемся в борьбу, создавая сеть экологического мониторинга воздуха в городе.


Редактор журнальной версии: Татьяна Трубачева

Над исследованием работали

PwC Kazakhstan: Дана Инкарбекова, Наталья Лим, Виктория Горланова, Марина Карпова, Джанэль Чадиарова, Мария Красноярова

Forbes Kazakhstan: Анна Резник, Татьяна Батищева, Арайлым Аульбекова, Батырхан Тогайбаев

Фото: Андрей Лунин, Тимур Эпов, Ильяхат Су-Джин-Ю, Сергей Батурин, Оксана Тарасова

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
8082 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
21 сентября родились
Иоган Меркель
член Конституционного совета, экс-заместитель генерального прокурора РК
Мухамеджан Турдахунов
учредитель Рудненского цементного завода, экс-президент ССГПО
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить