Взлёты и падения Flydubai в Казахстане

Как авиакомпания адаптируется к вызовам пандемии и геополитики

Марина Кузнечевская - директор представительства flydubai в Казахстане
ФОТО: © Андрей Лунин
Марина Кузнечевская – директор представительства Flydubai в Казахстане

Молодая авиакомпания Flydubai выполнила свой первый рейс в июне 2009 года и с тех пор растет быстрыми темпами. Арабский лоукостер является вторым по числу пассажиров авиаперевозчиком, выполняющим рейсы из международного аэропорта Дубая. По итогам 2021 года прибыль компании составила $229 млн.

На казахстанский рынок Flydubai вышла в сентябре 2014-го и с тех пор стала лидером среди зарубежных авиакомпаний в Казахстане по числу выполняемых регулярных рейсов. О том, как компания преодолевает общие для мировой авиационной индустрии сложности, связанные сначала с пандемией, а теперь – с глобальным кризисом, почему в нынешней ситуации сложно строить планы на будущее, но очень важно уметь быстро принимать решения, Forbes Kazakhstan рассказала генеральный директор представительства Flydubai в Казахстане 41-летняя Марина Кузнечевская.

– Марина, вы руководите казахстанским офисом Flydubai с момента его открытия и до недавнего времени были единственной женщиной – директором представительства авиакомпании в Казахстане. Каким был ваш путь в авиацию?

– Прежде чем прийти в авиацию, я 14 лет занималась операционной и индустриальной логистикой. Когда оканчивала четвертый курс Университета «Кайнар», руководитель центральноазиатского представительства одного из крупнейших логистических операторов в мире Shenker пригласил на практику нескольких студентов, претендовавших на красный диплом. Крупные логистические компании начали заходить на наш рынок в конце 1990-х, и можно сказать, что специалисты моего поколения стояли у истоков создания отрасли. На тот момент казахстанские вузы соответствующие кадры не готовили, так что в какой-то степени индустрию формировали энтузиасты, пришедшие из самых разных сфер – от международных отношений до стоматологии.

В 24 года я стала самым молодым руководителем одного из направлений внутри Shenker, занималась грузовыми авиаперевозками, курировала несколько регионов, была консультантом по логистике для международных организаций – МОК, UNESCO, заводила на казахстанский рынок французскую компанию GEFCO – крупного поставщика логистических решений и услуг для автопрома, «дочку» концерна Peugeot Citroen, владельцем 75% которой в 2012 году стало ООО «РЖД». Французская компания изначально ориентировалась на развитие автомобильных производств, а казахстанский автопром в то время находился в зачаточном состоянии – из действующих предприятий был только завод «Азия Авто», велось строительство «СарыаркаАвтоПром» в Костанае. Казахстанской команде удалось развить новые для материнской компании направления в индустриальной логистике и привлечь крупные проектные контракты не только в регион, но и в головную компанию. На момент слияния GEFCO и РЖД наша команда занималась внедрением знаний и технологий в странах СНГ, консультировала международные компании.

После GEFCO я уехала на учебу в США, но вскоре по семейным обстоятельствам вернулась в Казахстан и столкнулась с необходимостью выбирать: снова в логистику или попробовать что-то новое. Flydubai на тот момент готовилась к выходу на рынок Казахстана, а поскольку у меня был опыт организации авиаперевозок, мою кандидатуру выбрали из более чем 50 претендентов. Это было совершенно новое и ответственное дело – поднимать офисы в Алматы и Шымкенте, двух городах, куда на тот момент выполняла рейсы Flydubai, развивать бренд на рынке с огромной конкурентной мощностью. Только из арабских авиаперевозчиков сюда уже летали Etihad Airways, Air Arabia, мы же были новым неизвестным игроком. Чтобы бренд начали узнавать, потребовалось два-три месяца. Сам продукт Flydubai для Казахстана был необычным – лоукостер, наши пассажиры до тех пор практически не летали такими.

– Но вы же не были первым лоукостером, зашедшим в Казахстан?

– Да, на рынке уже присутствовали арабские перевозчики, выполнявшие рейсы в Абу-Даби и Шарджу. Flydubai стала первым перевозчиком, с которым казахстанские пассажиры могли напрямую лететь в Дубай. Мы приложили много усилий для раскрытия потенциала и возможностей модели лоукостера, со временем рынок оценил ее преимущества и предлагаемый высокий уровень сервиса за оптимальную цену.

У Flydubai в Казахстане были взлеты и падения. Мы долго не могли определиться с ценовым сегментом, оказавшись между авиа­компаниями премиум-класса и лоу­костерами. Потребовалось время, чтобы изучить рынок, стабилизировать цены, сформировать конкурентоспособный продукт и создать базу для дальнейшего роста. В 2015 году мы запустили рейсы в Астану и таким образом начали выполнять перелеты в три города Казахстана (со временем, правда, Шымкент пришлось закрыть), в 2016-м вышли на пик деятельности.

ФОТО: © Андрей Лунин

Постепенно пассажиры приняли нас, поняли наши преимущества, у нас появились постоянные клиенты, расширилась сеть продуктов. Собственно, Дубай исторически является одним из популярных среди казахстанцев туристических направлений, наши соотечественники едут туда на работу и учебу, у многих есть недвижимость в ОАЭ. Кроме того, Flydubai развивала те направления, в которые выполняет перелеты из своего хаба в Дубае. Мы были одним из перевозчиков, выполнявших рейсы в Таиланд, начали предлагать города и страны, которые прежде не входили в перечень привычных для казахстанцев туристических направлений, например, государства Африки, Шри-Ланку. Благодаря Flydubai Мальдивы перешли из премиального сегмента в более доступный, серьезно развивались европейские направления – Польша, Венгрия, Словакия, Австрия. Одними из новых направлений, которые мы развивали накануне пандемии, были Оман и Занзибар со стыковкой в Дубае. На сегодняшний день Flydubai в Казахстане является зарубежным авиаперевозчиком с наибольшим количеством регулярных рейсов – десятьиз Алматы и девять из столицы.

Сейчас, например, билеты на все наши 19 рейсов проданы наперед, и спрос растет. Из-за пандемии количество доступных туристических направлений сократилось, а Дубай является одним из самых безопасных направлений с учетом как эпидемической, так и политической ситуации. Большая часть мест на наших рейсах выкуплена крупными казахстанскими тур­операторами, предлагающими турпакеты, остальные пассажиры – транзитные. Flydubai выполняет рейсы по 112 направлениям – в Австралию, Америку, страны Европы и Африки.

– Вы сказали, что нашли «своих» пассажиров, которые оценили ваш продукт. Чем, по-вашему, привлекает Flydubai?

– Наша компания – доступный по цене авиаперевозчик, которым удобно летать, у нас много рейсов, так что пассажирам всегда есть из чего выбирать. Плюс у Flydubai удобное расписание, в некоторые дни есть утренние и вечерние рейсы. В авиапарке 112 самолетов, основная модель – Boeing 737-800 NG, есть лайнеры Boeing 737 MAX 8, 737 MAX 10. Это комфортабельные суда с удобными креслами, большими персональными мониторами, у них больше дальность полета, по своим размерам и характеристикам они идеально подходят под масштабы казахстанского рынка.

Кроме того, в последнее время наша авиакомпания отходит от модели лоукостера, мы предлагаем на борту питание и напитки, которые уже включены в стоимость билета, то есть работаем по модели обычного авиаперевозчика.

– С 2020 года мировая авиационная индустрия сильно пострадала из-за пандемии. Как она сказалась на деятельности Flydubai?

– Драматично, как и на всех других авиаперевозчиках, но мы смогли достаточно быстро отреагировать на изменения рынка и переориентировались на карго-перевозки. За период пандемии мы выполнили шесть грузовых рейсов в Алматы и Нур-Султан – возили товары народного потребления. Возобновили полеты в августе 2020-го, начали с двух рейсов и по мере улучшения эпидемиологической ситуации в мире увеличили количество рейсов. В сентябре 2021 года в глобальном масштабе компания вышла на уровень 2019-го, а сейчас у Flydubai такая частота полетов, которой никогда не было прежде, в том числе до пандемии.

– Для компании увеличение рейсов в том числе в связи с текущими экономическими и политическими изменениями означает новые возможности или все же риски?

– С профессиональной точки зрения это не очень хорошо, потому что нарушаются экономические связи, возрастают затраты на логистику – не только на авиационную, но и любую другую, в итоге пострадает конечный покупатель. Цены на топливо уже выросли, а значит, станут дороже авиабилеты. Гео­политическая напряженность порождает и чисто человеческие опасения: люди понимают, что они могут улететь и застрять в другой стране на неопределенный срок, с заблокированными картами, а связаться с посольством окажется сложно. За примерами далеко ходить не надо – все помнят, в какой ситуации оказались казахстанские туристы в дни трагических январских событий.

– Какие действия тогда предпринял казахстанский офис Flydubai, чтобы помочь соотечественникам?

– В период январских событий мы были единственной авиакомпанией, которая ни на день не останавливала авиасообщение и вернула на родину четыре тысячи казахстанцев в экстремальных условиях – без связи, без интернета. Все алматинские рейсы мы переориентировали на Нур-Султан и буквально в ручном режиме, как в прежние времена, отправляли борты. Большую поддержку нам оказал Комитет гражданской авиации и аэропорт столицы. С 5 по 13 января мы выполнили 18 рейсов из Дубая в Нур-Султан. В Дубай часть самолетов летели пустыми, потому что билеты из Казахстана в ОАЭ не продавались из-за проблем со связью. Для компании это означало убытки, но руководство Flydubai сознательно пошло на них, чтобы помочь казахстанцам приехать на родину. Руководство авиакомпании высоко ценит сотрудничество между ОАЭ и РК и приняло все меры для организации непрерывного сотрудничества между странами.

В те дни нам очень большую помощь оказали в КГА, в аэропорту Нур-Султана, в головном офисе Flydubai. В Казахстане сотрудники ответственных госструктур сутками не уходили с работы и делали все, что могли сделать в сложившихся обстоятельствах. В критической ситуации профессионально сработали наши сотрудники. Здесь у нас небольшая команда, всего восемь человек. Сотрудники, в чьи должностные обязанности никогда не входило получение разрешений, обсуждение технических моментов с авиационными властями, не побоялись брать на себя ответственность и учиться новому.

– Какое влияние на казахстанский рынок авиаперевозок могут оказать события этого года? Стоит ли ждать появления новых игроков?

– Многое зависит от того, как будут сниматься ограничения, введенные из-за пандемии. Если они будут сняты, мы надеемся, что авиакомпании смогут заходить в Казахстан, как и до пандемии. Каждая компания нацелена на свой сегмент рынка, на определенную категорию пассажиров. Туристическая отрасль в Казахстане динамично развивается, за последние годы вырос внутренний туризм, есть надежды на развитие въездного туризма. Что касается грузоперевозок, то Казахстан всегда был и остается крупным центральноазиатским хабом.

– На протяжении последнего года вы занимаете должность вице-президента WiLAT Global и председателя ассоциации «Женщины в логистике и транспорте» (WiLAT) в Центральной Азии. Как чувствуете себя в такой традиционно мужской индустрии?

– Логистика – действительно мужская сфера деятельности, она предполагает необходимость работать в режиме 24/7, умение быстро принимать решения, которые влекут за собой материальную ответственность, глобальное мышление, аналитический склад ума, отсутствие страха перед изменениями. Женщины, работающие в этой индустрии, в полной мере обладают перечисленными качествами. К сожалению, иногда приходится сталкиваться с пренебрежительным отношением, недоверием. Поэтому женщина, работающая в сфере логистики, должна быть более компетентной, чтобы на равных конкурировать с мужчинами.

ФОТО: архив пресс-службы

В 2012 году при международном Королевском институте логистики и транспорта была образована ассоциация WiLAT, нацеленная на поддержку женщин, работающих в сфере логистики и транспорта по всему миру. Ассоциация объединяет свыше четырех тысяч членов из 37 стран, в рамках WiLAT Центральная Азия является самым быстрорастущим регионом: мы официально открылись в Казахстане, Таджикистане, Туркменистане, нас поддерживают профильные министерства этих стран, в ближайшее время планируем начать деятельность в Кыргызстане и Узбекистане.

Ассоциация предоставляет множество обучающих программ, консалтинга, инициатив, связывающих женщин-профессионалов из разных регионов, у нас есть возможность учиться на позитивном опыте коллег из стран Европы или Азии. Молодежное движение помогает молодым специалистам, и для девушек, которые выбрали своей профессией логистику – а в казахстанских вузах логистическим специальностям обучаются более 600 студенток, – помощь старших коллег очень ценна. Двадцать лет назад мы учились на собственном опыте, своих ошибках, и сегодня, выступая в качестве ролевых моделей для представителей нового поколения профессионалов, надеемся, что наш опыт поможет им найти свой путь к успеху.

Наряду с этим я являюсь соучредителем Института директоров Центральной Азии (Institute of Directors Central Asia), одной из задач которого является внедрение лучших мировых стандартов корпоративного управления, продвижения гендерного разнообразия на руководящих позициях, подготовка женщин-руководителей, женщин, работающих в советах директоров и в правлении компаний. Таким образом, наша деятельность направлена на укрепление женского лидерства в бизнесе, на изменение качественной структуры советов директоров и поддержку роли женщин в управлении бизнесом.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
8669 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить