Приключения «Магнума». Как крупнейшая сеть РК искала деньги на развитие и сменила хозяев

Сеть супермаркетов была основана в 2007 и за 13 лет стала одним из самых значительных игроков в стране

ФОТО: Андрей Лунин

В конце 2019 года Александр Гарбер (№27 рейтинга), основатель торговой сети Magnum, вышел из состава учредителей ТОО «Magnum Cash&Carry». Покупателем доли стало ТОО «Дочерняя компания Caspian Trading Investment Co. Ltd» (CTI), ранее аффилированное с Вячеславом Кимом (№8 рейтинга). Однако в феврале прошлого года Ким вышел из состава участников CTI. Таким образом, на сегодняшний день единственным участником Magnum является ТОО «Дочерняя компания Caspian Trading Investment Co. Ltd», владельцами которого числятся Данияр Арынгазиев и Александр Роденков. Впрочем, Ким имеет пятилетний опцион на обратный выкуп своей доли по цене 2019 года плюс инфляция, с обязательством оставаться в течение этих пяти лет председателем наблюдательного совета ТОО «Magnum Cash&Carry».

Стоимость сделки не раскрывается, однако от источника, близкого к одной из сторон, Forbes Kazakhstan стало известно, что производилась она по оценке одной из компаний «большой четверки», которая оценила Magnum, с учетом долговой нагрузки на тот момент, в $130–150 млн.

Гарбер отказался комментировать продажу, ссылаясь на незавершенность сделки (по нашим данным, она будет закрыта в первом квартале 2021 года).

Его официальная бизнес-биография начинается с 1991 года, когда 28-летний бывший экономист МВД РК становится сначала брокером на рынке ценных бумаг, а потом основателем компании «Астана-Фуд» в составе легендарной корпорации «Астана-холдинг» (через некоторое время она будет переименована в «Прима Дистрибьюшн»). В 1996 году он совместно с индийской чайной компанией JV Gokal&Co Pvt. Ltd, учреждает торговое ТОО «Tea House», а в 2001-м открывает свою первую чаеразвесочную фабрику в Алматы, в 2003-м – вторую (фасовка и выпуск продукции под марками «Ассам», «Симба», «Наурыз», «Индира», «Тенгри»).

Первый магазин сети Magnum Cash&Carry, основанной Гарбером и партнерами, появляется в Алматы в сентябре 2007 года и уже через четыре года вырастает в самую крупную по объему выручки сеть в стране. После кризиса 2009-го сеть начинает расти особенно агрессивно, делая ставку на минимальную торговую наценку, и очень скоро в локациях, где появлялся «Магнум», другие торговые точки начинают закрываться, не выдержав конкуренции.

Но агрессивный рост требует таких же агрессивных вложений, и в 2014 году Гарбер продает 30%-ную долю Кенесу Ракишеву (№6 рейтинга). Сумма сделки неизвестна. Представители Magnum тогда сообщили, что вырученные от продажи доли средства будут пущены на строительство новых магазинов и уменьшение обязательств перед кредиторами. В то время сеть общей площадью 73 тыс. кв. м (торговая – 38 тыс. кв. м) состояла из семи магазинов в Алматы и по одному в столице и Караганде. Ежедневно через сети проходило около 46 тыс. человек со средним чеком $33,2. По результатам исследования ТОО «Прогресс», в 2014 году прямыми и косвенными конкурентами Magnum в Алматы были сети Small с долей рынка 18,5%, «Рамстор Гипер» (12%), гипермаркеты A-Store (9%), сети Green (7,5%), Metro (6,5%), «Арзан» (6,5%). При этом Magnum занимал более трети рынка продуктового ретейла южной столицы.

В 2016 году компания заявила о поиске длинных дешевых денег для дальнейшего развития, и в феврале на KASE состоялся первый выпуск облигаций на общую сумму 100 млрд тенге. Торги были открыты в июне, но уже в октябре ценные бумаги были исключены из списка биржи по инициативе эмитента. Позже, в 2017 году, Гарбер прокомментировал Forbes Kazakhstan решение о делистинге: «Мы надеялись на привлечение долгосрочных инвестиций в рамках KASE, но, к сожалению, не нашли покупателей, которых заинтересовали бы наши ценные бумаги».

Однако в июне 2016-го, аккурат во время открытия торгов на KASE, Комитет по регулированию естественных монополий и защите конкуренции удовлетворил ходатайство ТОО «Инжиниринговая компания «Техномир» о приобретении более 50% доли участия в уставном капитале Magnum Cash&Carry. СМИ связывали эту компанию с Маргуланом Сейсембаевым (сейчас ТОО переименовано в Ecofish Products и занимается пресноводным рыболовством в селе Айдарлы Панфиловского района Алматинской области, учредители – Ерик Султанкулов и Сауле Сейсембаева, супруга Маргулана Сейсембаева). Magnum подтвердил переговоры, но сделки так и не случилось.

Известно также, что Гарбер вел переговоры о продаже с российскими сетями и французским «Ашаном», но не сошелся в цене. «Инфраструктура – это одно из ключевых ограничений. В Казахстане проблемы с ней умножены еще и на низкую плотность населения. Плюс языковой барьер и сложности адаптации к культурным нормам, которые требуют дополнительных усилий. Этих проблем нет на собственном рынке, который еще не до конца освоен. Например, тот же «Магнит» на сегодня еще не до конца освоил свою страну, а заход в новую и развитие с нуля плюс адаптация – все это требует усилий. Можно сделать, но настал ли момент?» – комментирует предложения Алексей Соколов, учредитель и генеральный директор EWAS Retail Solutions.

Александр Гарбер
ФОТО: Андрей Лунин
Александр Гарбер

В мае 2017 года Вячеслав Ким выкупил долю у Кенеса Ракишева и довел ее сначала до 35%, а потом и до 45%. Но контролирующим собственником Magnum Cash&Carry по-прежнему оставался Александр Гарбер вместе со своей женой Элиной Пугач (ее доля во время выхода сети на KASE составляла 20%, позже уменьшившись до 15%). «Я рад приходу Вячеслава Кима в качестве акционера. Мы ожидаем, что он займет более активную позицию и мы получим дополнительные ресурсы, как финансовые, так и консультационные, в решении каких-то актуальных проблем», – заявил тогда Гарбер.

В том же году компания заявила о политике поглощения сетей и дальнейшего развития формата «магазин у дома» – Magnum Express. Это третий формат после больших гипермаркетов Cash&Carry и супермаркетов «Magnum АТАК». На конец 2018-го сеть была представлена в восьми городах Казахстана 42 магазинами.

Сеть продолжает вести агрессивную политику. В интервью российскому порталу Retail.ru коммерческий директор «Магнума» Яков Фишман признался, что ретейлер иногда торговал в минус: «Свои потери мы частично компенсируем за счет правильной работы с KVI-индикаторами, наценкой, ретробонусами, а частично за счет инвестиций крупных международных компаний типа Coca-Cola, P&G, Mars и т.д.»

Пандемия изменила политику в отношении формата новых магазинов Magnum. «До пандемии мы смело открывали большие магазины в торговых центрах. Во время карантина эти магазины продолжали работать, несмотря на закрытие ТРЦ. Но поток покупателей сильно сократился. Сейчас мы более осторожно подходим к открытию новых магазинов в торговых центрах. Приоритет отдаем локациям, которые не зависят от ТРЦ. Это могут быть отдельно стоящие магазины или магазины малого формата в жилых комплексах», – говорит председатель правления ТОО «Magnum Cash&Carry» Азамат Османов.

В январе – августе 2020 число покупателей сети, по его словам, сократилось на 16% к аналогичному периоду прошлого года, без учета открытия новых магазинов. С апреля по август сокращение трафика достигало 23–32% в месяц. Но вырос средний чек, поскольку люди стали закупать товары впрок.

«В результате в январе – августе наша выручка увеличилась на 9% (к аналогичному периоду прошлого года). Но это на 15% ниже, чем мы планировали, учитывая, что сеть продолжает расти. Мы надеемся, что в четвертом квартале этого года эпидемиологическая ситуация в стране будет стабильной и выручка выйдет на плановые показатели», – говорит Османов.

Он не считает, что сеть приближается к черте «слишком большой для рынка»: «Мы занимаем около 6% от общего объема розничной торговли в стране, если считать вместе с базарами, которые по-прежнему остаются нашими основными конкурентами. То есть в Казахстане все еще очень большой потенциал для роста цивилизованных форматов торговли». Сеть пока не представлена на востоке и западе страны. «Мы прежде всего ориентировались на те регионы, которые географически нам ближе. Сейчас уже готовы работать в регионах с самым большим логистическим плечом. Мы уже заявляли о своих планах выйти на рынок Западного Казахстана, но сроки пришлось сдвинуть из-за пандемии. То есть покупка одной из локальных сетей западного региона по-прежнему актуальна», – добавляет Османов.

В конце 2019  сеть запустила программу лояльности Magnum Club, в которую сейчас входит около 1 млн клиентов, а также, первой в Казахстане, – кассы самообслуживания. Из-за карантина было запущено раньше планировавшегося срока приложение Magnum Gо по доставке продуктов на дом (работает в Алматы, Нур-Султане и Шымкенте). Доля онлайн-торговли, по словам Османова, значительно выросла, но пока не играет значительной роли в выручке и марже сети. В августе 2020-го сеть начала продажу товаров собственного производства – бытовой химии, бумажной продукции, консервов, круп, приправ и т.д. Часть выпускается по контракту на казахстанских производствах, часть – в Китае, Кыргызстане и других странах.

Будучи председателем попечительского совета, Вячеслав Ким продолжает отвечать за стратегию развития сети. «В планах – довести до конца года количество магазинов с нынешних 79 до 100, выручку – до 360 млрд тенге», – делится он планами.

Magnum активно участвует в ряде госпрограмм, таких как стабилизация цен на социально значимые товары, выдача ГСП (гарантированный социальный пакет) для многодетных малообес­печенных семей. Из нового – Magnum в составе Союза торговых сетей (СТС) является одним из ключевых партнеров в создании Национальной товаропроводящей системы (ТНС), которая предусматривает строительство оптово-распределительных центров по всей стране.

«Система направлена на развитие агрологистического потенциала сельхозпроизводителей, современной инфраструктуры для оптовой торговли, а также распределительных центров для розничного ретейла. ТНС позволит сократить потери продукции на всех этапах логистической цепи, от поля до конечного покупателя, ускорит рост развития цивилизованной торговли до 50% к 2025 году и снизит текущий уровень теневой торговли, а также даст возможность создать порядка 12 тыс. дополнительных рабочих мест», – говорит Ким.

В 2021 году сеть также планирует открыть свой первый магазин в Узбекистане.

Казахстанский ретейл находится на стадии активного развития, рынок не поделен между игроками, считает Ержан Уразбаев, партнер компании Retail Space Global. В сфере продуктового ретейла отсутствует республиканская сеть. По мнению эксперта, таковым может стать Magnum Cash&Carry как самая крупная. Магазины сети на сегодня есть в Алматы, Нур-Султане, Караганде, Талдыкоргане, Каскелене, Таразе, Шымкенте, Кызылорде и Петропавловске. Крупные продуктовые сети, имеющие магазины более чем в двух городах, можно пересчитать по пальцам: Small, «Анвар». Старейший Ramstore не выходит за пределы Алматы. Канули в Лету крупные Gross, SM Market. В 2015 один из двух своих магазинов в Алматы закрыла европейская сеть Metro, переформатировав его в склад. Открывшийся в 2016-м первый магазин крупнейшей международной сети Carrefour закрылся через год.

Продуктовый ретейл-бизнес – один из самых сложных видов бизнеса. Причин, по которым закрываются сети, может быть множество, отмечает Уразбаев: от неправильного управления до не­удачной локации. Однозначного вердикта по этим кейсам нет, необходимо анализировать каждый случай, «как это делают специалисты при крушении самолетов». И все же очевидно, что дело в привычках покупателя. Вне крупных городов сети не являются повседневным местом продуктовых закупок казахстанцев. Поэтому первыми конкурентами сетей, в том числе Magnum, остаются базары и рынки – традиционные места притяжения жителей. Активный рост компании на 20–30% в год Гарбер в ранних интервью связывал именно с уменьшением доли неорганизованной торговли. Еще шесть лет назад Magnum прогнозировал ее сокращение до 12% к 2020 году. Но, по словам Османова, сказанным в майском интервью Forbes Kazakhstan, в этом году формат базаров и неорганизованных магазинов в стране все еще занимает 65% рынка.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
121044 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторах:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Айдын Аимбетов: Я готовился шесть лет, чтобы полететь в космос Смотреть на Youtube