Почему Казахстан не может экспортировать мясо в Россию и Китай

Казахстанские крестьяне жалуются на проблемы со сбытом мяса. Сложности возникают не только с традиционными для нашей страны бараниной и кониной, производство которых находится на высоком уровне, но и с говядиной, которой пока не хватает даже для покрытия внутренней потребности

Фото: Сергей Буянов

Ситуация тем более парадоксальная, что Министерство сельского хозяйства уже пять лет реализует проект повышения экспортного потенциала по мясу крупного рогатого скота, вкладывая миллиарды тенге. Но на поверку оказывается, что фермерам выращивать коров просто невыгодно.

Сливки другим

Сразу следует оговориться: когда речь идет о проблеме со сбытом, имеется в виду платежеспособный спрос.

Отдать свою продукцию за бесценок фермер может легко – перекупщики готовы забирать мясо по низким ценам и направлять его в розницу с двойной накруткой.

Естественно, аграриев не устраивает ситуация, когда все сливки с их труда снимают посредники, а они работают на грани рентабельности.

Аким села Куланотпес (Нуринский район Карагандинской области) Умирзак Сарсенбаев рассказывает: минувшей осенью в период забоя скота стоимость килограмма говядины в убойном весе (то есть чистое мясо) при сдаче на предприятия переработки составляла 700 тенге. Перекупщики и вовсе предлагали по 600. К Новому году цена немного выросла, но она все еще крайне низка, учитывая, что значительно выросли и расходы аграриев.

Проблема со сбытом - одна из причин того, что фермеры не спешат наращивать производство говядины, вопреки планам Минсельхоза. Животноводство требует комплексного развития - просто нарастить поголовье недостаточно.

Нужны серьезные вложения: в расширение посева кормовых культур, в технику для их культивирования, в строительство помещений и так далее. Но никто не будет инвестировать, если нет уверенности в том, что деньги вернутся после продажи продукции.  

Сейтжапар Ныгметов.

ТОО «Кайнар» - крупнейшее в Карагандинской области хозяйство, занимающееся выращиванием мясного скота. Тут в среднем содержится в год 1300 голов крупного рогатого скота аулиекольской и герефордовской пород. Они отличаются ценным «мраморным» мясом. Однако и его невозможно продать по интересной для фермеров цене.

- Спроса нет, закупочные цены низкие, - говорит директор ТОО «Кайнар» Сейтжапар Ныгметов. – Будет спрос - мы без проблем расширимся: построим дополнительную базу, увеличим площади пастбища на 5 тыс. га. Но, повторюсь, все это имеет смысл только в случае адекватных закупочных цен.

Удавка из Уругвая

Одной из причин, до недавнего времени «давившей» на цены казахстанской говядины, являлся импорт дешевого мяса из таких стран, как Аргентина и Уругвай. Блочное мясо из Южной Америки до девальвации тенге можно было приобрести по 500–600 тенге за килограмм. При этом оно уже было практически готово к переработке. Разморозил – и в дело.

Сейчас, из-за стремительного обесценивания казахстанской валюты импортная продукция подорожала более чем в два раза. Соответственно, и импортное мясо перестало быть выгодным для переработчиков. Однако резкого спроса на местную продукцию пока не наблюдается. Дело в том, что мясокомбинаты, прогнозируя развитее ситуации, закупились блочным мясом на много месяцев вперед, до отказа забив холодильники. Пока работают на нём. Но если ситуация с курсом тенге не поменяется, спрос на отечественную продукцию вырастет. Фермеры рассчитывают на это.

Признаки увеличения спроса уже есть – цена потихоньку растет, с начала 2016 некоторое мясокомбинаты готовы покупать мясо по 1000 тенге. Однако надо иметь в виду, что сейчас зима, и предложения на рынке немного. В сезон забоя стоимость опять может снизиться.

Другим следствием этих процессов, как опасаются специалисты, станет ухудшение качества мясной продукции. По их словам, и сейчас даже в лучших видах колбасных изделий мясо занимает не больше 30% объема. Не исключено, что производители будут снижать его долю, чтобы уменьшить себестоимость продукции.

Шагурашид Мамалинов.

Заместитель акима Карагандинской области Шагурашид Мамалинов полагает, что на ситуацию со сбытом продукции должны влиять акиматы сельских районов и округов. Еще три года назад правительство перед местными властями поставило задачу по созданию сельских заготовительных центров. Однако дальше разговоров дело не пошло. В итоге пострадавшими оказались фермеры, так и не получившие возможности продавать свою продукцию горожанам без посредников.

Бауржан Асанов.

Руководитель управления сельского хозяйства Карагандинской области Бауржан Асанов видит выход для крестьян в том, чтобы самим доставлять мясо в город, где еженедельно проводятся сельскохозяйственные ярмарки. Крестьянам предоставляются бесплатные торговые места, а цена килограмма говядины устанавливается на уровне 1100 тенге. Также потребность в мясе есть у крупных торговых сетей - они заинтересованы в прямой работе с фермерами.

Кроме того, в регионе работает 49 социальных павильонов. Торговать мясом внутри них проблематично из-за недостатка свободного места. Зато рядом с павильонами фермерам разрешили ставить палатки и вести торговлю хоть каждый день.

Две стороны одной овцы

Не меньше проблем и у производителей баранины и конины.

ТОО «Отканжар» работает в селе Изенды Нуринского района. Это крупнейшее в Карагандинской области хозяйство, занимающееся овцеводством. Сейчас тут содержится 10 тыс. голов каргалинских овец. Когда-то их разведение было наиболее выгодным видом животноводстова, поскольку при относительно небольших затратах позволяло получать не только мясо, но и шерсть. Но те счастливые времена остались в прошлом. Сейчас на продукцию спроса нет.

Канат Отарбаев.

- Сбыт шерсти идет плохо, - говорит директор ТОО «Отканжар» Канат Отарбаев. – Одно время ее вообще никто не брал. Сейчас открылось предприятие по первичной переработке шерсти в Атырау, мы налаживаем с ними отношения. Посмотрим, что получится. С мясом тоже ничего хорошего, его в основном забирают перекупщики по 700 тенге за килограмм. Это очень низкая цена.

Шагурашид Мамалинов рассказывает, что производство традиционных для Казахстана видов мяса по темпам обогнало говядину. Дело в том, что овцы и лошади могут даже в нашем климате часть холодного сезона добывать корм из-под снега самостоятельно. Поэтому, если на одну корову на период зимовки (для северных регионов – 210 дней) полагается заготовить 3 тонны сена, то на овцу – всего 1 тонну. Это и стало стимулом быстрого развития этих отраслей. И если сейчас производство говядины в Казахстане сейчас составляет порядка 75% от потребности страны, то баранины и конины уже достаточно. Более того – велик риск перепроизводства. И как следствие – снижения цен.

- Когда-то мы настойчивыми просьбами привлекали фермеров на ярмарки в города, - говорит Шагурашид Мамалинов. – Сейчас же они готовы хоть каждый день отправлять в город мясо, потому что производство выросло. Был такой случай недавно: один предприниматель искал своих пропавших лошадей в Нуринском районе. Нанял квадрокоптер с камерой, тот полетел со стороны Астаны в направлении Улытау. И снимал всё внизу. Предприниматель мне потом эту запись с удивлением показывал: вся степь в лошадях и овцах! Можно сказать, свободного места нет!

Экспорт или смерть

Решать проблему с «лишней» бараниной и кониной нужно срочно. Выходов два – плохой и хороший. Первый - снижать поголовье, второй – наладить экспорт. Потенциальные рынки рядом есть - это Китай, а также Татарстан и Башкортостан - регионы России, где тоже едят конину и баранину. Вопрос упирается в соответствие произведенного в Казахстане мяса стандартам качества и безопасности.

Когда в 2010 в Казахстане разрабатывалась программа повышения экспортного потенциала по мясу крупного рогатого скота, была проведена работа по определению международных требований к говядине. Это условия выращивания и забоя, охлаждения, соответствие нормам безопасности. Для баранины и конины такой работы не проводилось.

- Чтобы получить доступ на рынки России и Китая, наши баранина и конина должны соответствовать параметрам и требованиям ВТО по безопасности, - объясняет Шагурашид Мамалинов. – Эти критерии известны.  Сельские акиматы уже составили списки хозяйств, которые потенциально могут стать экспортерами. Есть крупные хозяйства, продукция которых нормам уже соответствует. Но большинство мелких нам предстоит к ним подтягивать. Это очень непросто, знаем это на примере говядины. Однако другого выхода у нас нет.

В конце прошлого года в Казахстане был принят целый пакет документов, регулирующих работу агропромышленного комплекса страны. В том числе, например, Закон «О производстве органической продукции», призванный создать условия для развития в стране перспективного сектора выращивания экологически чистого продовольствия. В документе приведён перечень органической продукции, определены требования к ведению органического земледелия и животноводства, а также порядок выдачи субсидий для поддержки этого направления.

Коровы аулиеколькой породы.

- И новые законы, и изменения в существующих, и реформа субсидирования сельскохозяйственной отрасли направлены только на одно – поддержать экспортоориентированные хозяйства, - уверен замакима Карагандинской области. - У нас долгое время считалось, что государство должно помогать всем. Но сейчас всё однозначно: помощь получат только те, кто выпускает конкурентоспособную продукцию, которая может идти на внешний рынок. Смотрите на ситуацию в зерновой отрасли – она ориентирована на экспорт. То же самое должно быть во всех сферах АПК, в том числе в животноводстве. Был период, когда мы говорили сельчанам: давайте продукцию, нам нужно кормить город. Сейчас этот этап пройден, и мы говорим – давайте то, что можно отправить на экспорт. Южная Корея когда-то развивалась по принципу «Будем работать на экспорт или умрём».  Если смотреть на рынок объективно, то и нам сейчас необходимо действовать так же.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
28291 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
24 октября родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить