Плач по длинным деньгам

Мурат Темирханов, финансовый директор АО «Visor Capital»: «Почему постоянно говорят, что у банков нет длинных и дешевых денег, чтобы выдавать ипотеку и долгосрочные кредиты для развития бизнеса?»

Фото: zastavki.com

С начала финансового кризиса в 2007 казахстанским банкам был закрыт доступ на международные рынки капитала.  Это означает, что для финансирования своих кредитных операций банки не могут использовать долгосрочные и дешевые кредиты от иностранных банков и вынуждены полагаться только на текущие счета и срочные депозиты от физических и юридических лиц – резидентов Казахстана.  

Со времени закрытия международных рынков капитала большинство наших банков, особенно из первой десятки, постоянно заявляют, что у них нет длинных денег для ипотеки и кредитования долгосрочных инвестпроектов. Особенно эти жалобы усилились в последние пару лет, когда банки стали подвергаться критике за недостаточное кредитование реального сектора.

Из-за этого плача создается впечатление, что многие банки не знают или забыли об одной из своих важнейших функций – трансформации краткосрочной природы депозитов в долгосрочные кредиты. Для тех, кто не знает, что такое «трансформация ликвидности», ниже я постараюсь популярно это объяснить. Этот термин важно понимать, поскольку без него будет трудно оценить, что на самом деле в банковской системе РК вполне достаточно длинных и сравнительно дешевых средств для долгосрочного кредитования.  Также это поможет понять сравнение Народного Банка с «дочкой» Сбербанка России в Казахстане, приведенное в конце статьи. 

У нас срочные депозиты – это те же счета до востребования

Начну с того, что в Казахстане фактически нет срочных депозитов (под процент на определенный срок). Да, банки активно принимают срочные депозиты, но в соответствии с законодательством они могут быть изъяты вкладчиком в любое время и без какого-либо штрафа: он теряет только процентный доход. Таким образом, срочные депозиты в Казахстане - это те же счета до востребования. Отличие только в том, что если вкладчик сумел додержать деньги до конца оговоренного срока, то он получает бонус в виде процентного дохода.

Вот банкиры и плачутся: «Как мы можем выдавать долгосрочные кредиты, когда почти все наши деньги (которые используются для кредитования), привлеченные от клиентов, могут быть изъяты в любой момент?».

В принципе это верный аргумент, но только для определенных видов счетов и депозитов. Если у банка привлеченные средства состоят из небольшого количества очень крупных счетов от больших компаний - это железобетонный аргумент. Например, у очень крупного клиента доля в привлеченных средствах банка составляет 30%, и он решил уйти в другой банк. Что в этом случае делать банку, если все деньги, привлеченные от клиентов, были выданы в виде кредитов?

Стабильную депозитную базу обеспечат «физики»

Однако картина будет совсем другой для банка, у которого депозиты и текущие счета - в основном от физических лиц. В этом случае вместо небольшого числа очень крупных счетов будет несколько тысяч мелких счетов. Это означает, что одновременная потеря 30% депозитов, как в предыдущем примере, будет невозможна даже при форс-мажоре. Посмотрите, что происходило с деньгами физических лиц в крупных казахстанских банках, наиболее пострадавших от финансового кризиса 2007-2009. Но, несмотря на это, большая их часть оставалась в своем проблемном банке. Также на стабильность средств физлиц влияет то, что сохранность их вкладов до 5 млн тенге гарантируются государством.

Средства, привлеченные от физлиц, предпринимателей и мелких компаний, представляют собой весьма стабильную депозитную базу. Существуют специальные математические модели, которые на основании исторических данных и анализа поведения клиентов в кризисных ситуациях позволяют выделить из такой депозитной базы нестабильную и стабильную («core deposits») части. По стабильной части определяется, какая часть этих депозитов может быть размещена в краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные кредиты (например, ипотека на 30 лет).

Доля стабильной части в депозитной базе банков в разных странах варьируется: сказываются ментальные особенности поведения вкладчиков. Внутри же финансовой системы одной страны эта «стабильная» доля у разных банков сильно не отличается.  Обычно она выше у крупных банков с положительной исторической деятельностью. По моей грубой оценке, доля стабильных денег в банковской системе РК составляет не менее 80% от всех привлеченных средств физлиц, предпринимателей и мелких компаний. То есть, это и есть тот самый пул длинных денег, которые можно без проблем пустить на долгосрочное кредитование. Причем большая их часть может быть использована на очень длинные кредиты - от 5 лет и более.

Еще важно отметить, что стабильная часть депозитов включает в себя текущие и краткосрочные счета, которые обходятся банку бесплатно или по очень низкой стоимости. И хотя, по финансовой теории, беспроцентные текущие счета тоже имеют определённую стоимость, она в любом случае будет меньше процентов по срочным депозитам. Это означает, что при включении таких счетов в пул средств для финансирования долгосрочных кредитов средняя стоимость этих средств уменьшится. А это, в свою очередь, приведет к удешевлению долгосрочных кредитов.

Почему «завис» коэффициент покрытия ликвидности?

Конечно, не стоит ожидать, что проценты по ним снизятся до уровня западных: инфляция и уровень кредитных рисков (основные составляющие процентной ставки по кредитам) в Казахстане гораздо выше, чем на Западе.

Интересно, что в прошлом году Нацбанк РК пытался внедрить так называемый «коэффициент покрытия ликвидности» (Liquidity Coverage Ratio, LCR), рекомендованный Базельским комитетом по банковскому надзору (он внедряет единые международные стандарты в сфере банковского регулирования). Этот коэффициент как раз и помог бы банкам выделить стабильную часть в своих депозитных базах и пустить эти деньги на кредитование долгосрочных инвестпроектов и ипотеки. Математические расчеты по выделению стабильной части депозитов довольно сложны, и их достаточно трудно произвести отдельно взятому банку. А вот при внедрении LCR бремя расчетов легло бы на финансовый регулятор, который имеет для этого и ресурсы, и возможности: у него есть историческая информация по каждому банку.

То есть, внедрив этот коэффициент, Нацбанк смог бы если не навсегда, то уж на пару лет точно закрыть вопрос о длинных и достаточно дешевых деньгах для финансирования ипотеки и долгосрочного развития бизнеса. Но… Почему-то внедрение LCR остановилось, и Нацбанк не проявил настойчивость по его внедрению.

К сожалению, сегодня вместо стимулирования банков на долгосрочное кредитование реальной экономики и решения вопросов с проблемными кредитами, оставшимися после кризиса, Нацбанк продолжает закручивать гайки в сфере регулирования и надзора, маниакально внедряя так называемый «Базель III», рекомендованный тем же Базельским комитетом. Сейчас уже всем понятно, что наша банковская система еще сильно отстает в своем развитии от финансовых рынков западных стран. При этом «Базель III» был создан именно для развитых банковских систем. А в системмах недоразвитых, вроде нашей, насильственное внедрение «Базеля III», наоборот, резко замедляет развитие.

Сбербанк Казахстан vs Народный Банк

Остановимся на конкретных примерах использования стабильной депозитной базы для долгосрочного кредитования. И рассмотрим Народный Банк и «дочку» Сбербанка России в Казахстане по их финансовой отчётности на конец первого полугодия 2013. Кстати, именно Народный больше всего критикуют за слабое долгосрочное кредитование, и именно он больше всех жалуется на дефицит длинных и дешевых денег.

В Сбербанке сумма кредитов сроком более одного года составляет 367 млрд тенге, или 63% от всего кредитного портфеля. В Народном такие же кредиты составляют 501 млрд тенге, или 38%. С учетом того, что долгосрочные кредиты Народного в основном возникли до финансового кризиса и в результате реструктуризации проблемных кредитов, то получается, что в посткризисное время этот банк практически не выдавал долгосрочные займы. У Сбербанка кредитный портфель вырос именно в посткризисное время, то есть, в отличие от Народного, он сделал большой вклад в долгосрочное финансирование реального бизнеса в Казахстане.

В Сбербанке депозиты физлиц составляют 172 млрд тенге, или 25% от суммы всех привлеченных средств. В Народном Банке эти цифры равны 802 млрд тенге, или 44%.

Исходя из цифр по кредитам и депозитам, можно сказать, что Сбербанк довольно агрессивно выдает долгосрочные кредиты, что, возможно, не поддерживается срочностью привлеченных средств, даже с учетом стабильной части средств от физических лиц. Народный банк имеет противоположную картину. Однозначно: у Народного банка, с учетом его размера, репутации и положительной исторической деятельности, доля стабильных остатков в привлеченных средствах от физических лиц является наивысшей среди других банков. По моей субъективной оценке, доля таких остатков в банке должна оставлять 80- 90% от всех средств, привлеченных от физлиц. А принимая во внимание избыточную ликвидность банка и то, что у него есть срочные депозиты сроком более одного года, полагаю, у Народного более 300 млрд тенге, или свыше $2 млрд,  длинных и сравнительно дешевых денег, которые он легко может направить на долгосрочные кредиты и ипотеку. Согласитесь, сумма совсем не маленькая, и если проанализировать все коммерческие банки, то она может увеличиться в разы.  

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
19204 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
18 января родились
Арман Есенжулов
президент АО «ТНК «Казхром»
Ноябрь в цифрах

Экономика Казахстана в цифрах и фактах. Ноябрь 2018 года.

Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить