Неудобное положение

Как Казахстан пытается минимизировать потери от российско-турецкого конфликта

Фото: ©Depositphotos.com/Victor_DVA

Непросто быть партнером страны с фантомными болями великой державы в период обострения. Особенно когда ты сам еще недавно был никаким не партнером, а «мягким подбрюшьем», связан с бывшей метрополией 7000-километровой бестаможенной границей, дорогами в мир и пятой частью своего внешнеторгового оборота. В последние два года враги по периметру границ соседа множатся с пугающей скоростью и приходится проявлять чудеса эквилибристики, чтобы не сделать выбор, который может стать последним гвоздем в гроб национальной экономики, и без того обездвиженной сырьевыми катаклизмами.
В ситуации с Турцией дело осложняется еще и тем, что Казахстан в предыдущие годы приложил немало усилий для оформления и легитимизации идеи «тюркского мира» на просторах СНГ, активно участвовал во всех экономических и культурных объединениях тюрко­язычных государств. Даже запрещенную теперь в России организацию «ТЮРКСОЙ» со штаб-квартирой в Стамбуле возглавляет наш бывший министр культуры Дюсен Касеинов.

Что касается чувствительного нынче вопроса инвестиций, то в Казахстане реализуется 35 новых совместных с Турцией проектов на сумму $3,5 млрд (за предыдущие 10 лет турецкие инвестиции в Казахстан составили $1,8 млрд), в том числе и в рамках второй пятилетки госпрограммы индустриализации. В мае 2015 года на совместном бизнес-форуме в Астане были подписаны соглашения на сумму более $800 млн по 19 проектам ПФИИР.

«На нашем рынке работают более 1500 предприятий с участием турецкого капитала. По данному показателю Турция занимает второе место, уступая только России. В Казахстане живут и трудятся более 15 тыс. турецких граждан», – отмечал Нурсултан Назарбаев, выступая на том самом бизнес-форуме. Объем взаимного товарооборота в 2014 году составил $3,3 млрд (из них импорт в Казахстан – $1 млрд). Планируется довести эту цифру до $10 млрд, а объем инвестиций ежегодно увеличивать на $500 млн, причем в том числе в сфере военного сотрудничества. Весной было подписано соглашение о создании в ЮКО, на территории казахстанско-турецкой индустриальной зоны, СП с участием ТОО «Kaz Kioti» и одного из крупнейших турецких производителей военной спецтехники BMC Otomotiv Sanayi ve Ticaret – по сборке армейских и бронированных автомобилей, сертифицированных НАТО. Трудно сказать, что будет с этими проектами теперь, если учесть, что финансироваться они, согласно меморандуму, должны были российским Сбербанком (тот обещал кредиты на $500 млн).

TRACECA как новая актуальность

Но если у инвесторов возможные проблемы еще впереди, то у грузоперевозчиков они уже наступили. Традиционный сухопутный маршрут в Казахстан через Россию теперь недоступен. Причем произошло это, как всегда, неожиданно, без предварительного оповещения, и в первые же дни на российской границе скопилось около 250 фур, следующих транзитом через РФ. Из них казахстанских около 80. По словам главы исполнительного совета Ассоциации международных перевозчиков (UND) Фатиха Шенера, в это же время в портах Самсун и Новороссийск застряло по 400 контейнеров со скоропортящимися продуктами.

Фото: European Commission

НПП посоветовала казахстанским водителям отправляться через Азербайджан в порт Актау на паромах. Генеральный секретарь Союза международных автоперевозок РК Теодор Каплан пояснил Forbes Kazakhstan, что дополнительные расходы возмещают грузоотправители, то есть турецкая сторона: «Удорожание по сравнению с прежней дорогой из Восточной Турции через Грузию и Верхний Ларс (это Осетия) или Троебортное и Крупец (это российско-украинские участки границы) составило около $2000 на машину. Соглашение с Азербайджаном есть, грузоотправители согласны платить, так что мы, как перевозчики, особых проблем не видим. Как делали 2000 рейсов из Турции в год, так и будем делать, только не через Россию. Европейские продукты в России тоже под запретом, но в Казахстан-то идут. И из Турции пойдут, уверен. Тем более что мы не помидоры из Турции везем, а оборудование, стройматериалы европейского стандарта и так далее».

Другой возможный сухопутный путь, так называемый южный коридор через Иран и Туркменистан менее привлекателен, поскольку сильно удлиняет путь. Если дорога через Россию из Астаны до Стамбула составляет 4721 км и занимает примерно 78 часов, то через Иран – 6297 км и 89 часов. К тому же в этом случае требуются визы для водителей.

Эксперты считают, что из-за проблем с доставкой в Казахстане могут подорожать не только одежда, текстиль, посуда, электроника, но и автозапчасти, сантехника, фитинги для металлопластиковых и полипропиленовых труб, а также цитрусовые. Однако 81-летний Каплан, проработавший 25 лет заместителем министра транспорта Казахстана (из них пять – уже в независимом государстве), считает, что стратегически ситуация даже пойдет нам на пользу, ускорив диверсификацию внешних транспортных маршрутов.

«Мы запускаем знаменитый маршрут TRACECA, который разрабатывался Евросоюзом с 1993 года, но пока не был особо задействован по политическим причинам – он изначально ставил целью обход России. Это очень хороший путь – Европа, Кавказ, Азия. Начинается в портах Константа и Варна (соответственно Румынии и Болгарии), оттуда груз паромами идет в порт Поти, затем сухим путем в порт Баку, опять паромом в порт Актау, а далее железной или автомобильной дорогой хоть в Китай, хоть еще куда. Проблема была в том, что от порта Актау в сторону Атырау на протяжении 250 км не было никакой дороги. В последние два года стали строить, осталось километров 40. Теперь, вероятно, быстро завершат», – рассуждает Каплан. (TRACECA – международная программа сотрудничества в области транспорта между ЕС и его странами – партнерами в Восточной Европе, на Южном Кавказе и в Центральной Азии. В настоящее время ее участниками являются Азербайджан, Болгария, Грузия, Казахстан, Кыргызстан, Армения, Молдова, Румыния, Таджикистан, Туркменистан, Турция, Украина и Иран.)

Проблемы с паромами тоже решаются очень быстро, утверждает собеседник. «Их было мало, потому что загрузки не было, – поясняет он. – Но сейчас договариваемся – и наши, и азербайджанцы, и даже россияне готовы увеличить количество рейсов. Это будет очень удобный маршрут, потому что у нас очень много грузов идет в этих направлениях. Раньше дорого было, потому что путь ненаезженный, а с увеличением загрузки цена будет снижаться, при этом мы не будем ни от кого зависеть».

Его слова подтверждаются информацией из Азербайджана. ЗАО «Азербайджанское каспийское морское пароходство» в начале декабря утвердило график регулярных паромных рейсов из Бакинского торгового порта в порт Актау – пока дважды в неделю, но в случае необходимости их число может быть увеличено. То есть если раньше паромы отправлялись по мере загрузки, то теперь будут курсировать строго по графику. Кроме того, ЗАО до 20% снизило тарифы для автомобилей, направляющихся из Турции в Казахстан. Новый тариф определен в размере $1200 (раньше был $1500) для одного стандартного автомобиля с прицепом (длиной 16,5 метра TIR). Если заранее приобретается билет и обратно, то перевозка в оба конца обойдется в $2100.

Знаковое событие для TRACECA, который включает в себя не только автомобильные, но и железнодорожные маршруты, произошло практически сразу после начала российско-турецкого конфликта – 28 ноября в Стамбуле, когда Турция, Китай, Казахстан, Азербайджан и Грузия учредили консорциум по транспортировке грузов из Китая в Европу в обход России. Документ подписали китайская Mishgeng Logistics, «КТЖ экспресс», азербайджанские «Каспийское морское пароходство» и «Караван логистикс» и «дочка» Грузинской железной дороги Trans Caucasus Terminals. (Турция представлена в консорциуме в качестве ассоциированного члена.) В декабре уже проследовал первый транзитный контейнерный поезд из Китая в Европу – через Грузию в Турцию. В следующем году планируется начать перевозку грузов через Украину в Северную и Восточную Европу. Кстати, Азербайджан утвердил верхнюю планку тарифов на услуги по транзиту нефти и нефтепродуктов по железной дороге, а также на перевалку через морские терминалы. Субъекты, оказывающие соответствующие услуги, могут применять скидки в размере до 30%. Вопрос определения скидок выше этой планки может быть рассмотрен на основании обращения субъектов. То есть проект становится не только политически, но и экономически мотивированным.

А на днях в Астане национальный секретарь постоянного представительства межправительственной комиссии TRACECA в Казахстане Марат Садуов на международной научно-практической конференции «Основы реализации транзитного потенциала РК» выразил надежду на то, что «вялотекущий конфликт между Россией и Турцией» станет новой возможностью «для нашего транскаспийского маршрута по увеличению грузооборота». Раньше, по его словам, проблема была в обратной загрузке: «У нас есть определенные грузы, которые можно возить в Европу. А вот оттуда что возить – непонятно, кроме лакшери-товаров и демократии, но она, к сожалению, в контейнерные блок-поезда не помещается. Сегодня, в связи с новыми геополитическими возможностями, открываются и новые рынки, в частности мы можем возить из Турции товары и распространять в странах Центральной Азии».

50% всего выездного туризма казахстана приходится на курорты Турции

Теодор Каплан, помимо вышеперечисленного, видит еще одну возможность для казахстанских автомобильных грузоперевозчиков. Он надеется, что Астане удастся договориться с Москвой, чтобы россияне сделали на своей границе исключение для фур с казахстанскими номерами. «Турецкие перевозчики имеют на маршруте Турция – Казахстан гораздо больше лицензий, чем мы. Считаю, что это несправедливо – должно быть 50 на 50. Если у нас сохранится дешевый маршрут через Россию, то грузоотправитель, разумеется, будет выбирать нас», – прикидывает он.

Однако на это, похоже, не стоит сильно рассчитывать. Как бы, наоборот, свое не потерять: премьер РФ уже поручил правительству обсудить с Казахстаном и Кыргызстаном возможность минимизации грузооборота с Турцией во избежание реэкспорта турецких товаров в Россию. Если политика победит экономику, то все радужные планы по превращению лимона в лимонад (кстати, говорят, его придумали именно турки) пойдут прахом.

Анталья – наше все

Другая отрасль, которая сейчас как никогда зависит от способности казахстанского правительства не поддаться внешнеполитическому давлению, – туристическая. По словам президента Ассоциации туристских агентств РК Асель Нуркебаевой, присоединение Казахстана к антитурецким санкциям в данной сфере (она считает это возможным, если конфликт продолжит обостряться) приведет к разорению большинства наших туркомпаний, поскольку доля Турции в местном выездном туризме занимает примерно 50%.

«До февральской девальвации мы ежегодно возили чартерами из Казахстана в Турцию 350 тыс. человек за лето. После первой девальвации стало 240 тыс. Да, возникают какие-то эпизодические направления, в этом году, например, была Греция, раньше Болгария. Есть зимние – Юго-Восточная и Южная Азия. Из круглогодичных – Бангкок, Куала-Лумпур, Дели, Китай, но это не чартерные, а регулярные рейсы, там сложно отследить статистику по турпотоку. Сейчас сидим и трясемся за свой бизнес, где Турция – основной источник дохода. Если что-то такое случится, то 70% турагентов и операторов просто закроются. Останется шесть больших компаний, которые за эти годы что-то заработали и могут продержаться», – говорит она. Среди «крепышей» – «Компас», «Каз­юнион», «Тез Тур», «КазТур», плюс две российские – «Пегастуристик» и «Анекс­Тур», которые получили казахстанскую лицензию. Россияне, кстати, продолжают готовиться к летнему «турецкому» сезону, надеясь, что юристы отработают возможность нераспространения ограничений, наложенных их правительством, на казахстанских «дочек».

О том, что обанкротиться может кто-то из главных игроков, руководитель ассоциации даже не хочет думать: «Это будет снова развал рынка. Разорение одной из крупных компаний ведет к нервозности на рынке в целом, люди перестают доверять всем туроператорам. Слава богу, прошлогодние банкротства российских туроператоров не сильно на нас сказались – мы тоже бронировали у россиян, но не получили массового спада, потому что у нас есть свои большие туроператоры и чартерные программы. Но если что-то произойдет с нашими, начнется цепная реакция».

Фото: ©Depositphotos.com/sinat

Турецкий же турбизнес не сильно пострадает от потери российского потока туристов, полагает Нуркебаева. «Турки еще в прошлом году из-за экономического кризиса в России начали переориентироваться на страны Европы – ездили к ним на выставки, проводили роуд-шоу, нанимали немецкоговорящий, франкоговорящий стафф. Их маркетологи и менеджеры ездят по Европе, они могут предложить европейцам хорошие и выгодные условия. В принципе, они могут пережить даже полное прекращение турпотока из России. Потеряют максимум 20–30% прибыли в первый год», – утверждает она.

Но если все ограничится только российским запретом, то казахстанский турбизнес может дополнительно заработать за счет соседей и несколько поправить свои дела, резко ухудшившиеся в результате девальвации тенге. «Все знают, что жители наших северных приграничных городов летают на отдых через Россию. Это, во-первых, дешевле, а во-вторых, у нас оттуда практически нет чартеров. Сегодня, в связи с запретом российских чартеров, мы ожидаем притока наших путешественников, примерно на 20 тыс. человек. Потому уже рассматриваем вопрос чартеров из приграничных регионов. Кроме того, мы ожидаем притока и из России – там ведь пока запрещены только чартеры, а не выезд граждан за рубеж. Лакшери-сегмент может летать через Астану или Алматы, откуда летают регулярные рейсы «Эйр Астаны», – мечтает глава отраслевой ассоциации. В конце января по ситуации с ранним бронированием уже будет ясно, чего ожидать от грядущего летнего сезона.

В целом и участники рынка, и эксперты надеются, что Казахстану и на сей раз удастся «проскочить между Сциллой и Харибдой», не поступаясь существенно своими политическими и экономическими приоритетами. Однако НПП «Атамекен», к которой Forbes Kazakhstan обратился с просьбой прокомментировать призыв российского премьера к союзникам об ограничении товарооборота с Турцией, отказалась это делать без объяснения причин. И это настораживает – по всей видимости, ничего еще не решено окончательно.
Впрочем, на проведенном перед Днем независимости Казахстана телемосте, когда президент страны давал символический старт новым проектам, баланс был соблюден – одно казахско-российское СП и одно казахско-турецкое. Причем, обращаясь к турецкому инвестору, Нурсултан Назарбаев произнес слова «турк агаиндар» – «турецкие братья».

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
8809 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить