Может ли казахстанское искусство стать прибыльным для инвесторов

Об этом рассказал британский эксперт в области культурной индустрии Энди Си Пратт

Энди Си Пратт
Фото: архив пресс-службы
Энди Си Пратт

В ноябре 2017 Британский совет в Казахстане запустил проект по креативной экономике. Все началось с форума «Креативная Центральная Азия», по результатам которого было решено провести в Казахстане исследование, чтобы изучить состояние креативной экономики в стране. Исследование проводилось представителями казахстанских и британских учебных заведений под руководством Энди Си Пратта - эксперта в области культурной индустрии, профессора по культурной экономике City University London. Сегодня исследование завершено, исследовательская группа обработала результаты, и в конце марта итоги были представлены на круглом столе по креативной экономике в Астане.

Мы взяли эксклюзивное интервью у господина Пратта, в котором он рассказал, почему креативной экономике нужно уделять достаточно внимания.

Больше, чем автомобилестроение

Мистер Пратт, что такое креативная экономика и почему ею стали активно заниматься в развитых странах в последние десятилетия?

- Креативная экономика охватывает сферу творчества, культуры и искусства, но включат в себя гораздо более широкий круг аспектов, чем эти понятия, например дизайн, компьютерные игры, новые медиа и т.д. Важно, что эта индустрия охватывает не только творцов, которые у всех на виду, но и всех работников, включённых в производство креатива: менеджеров, технический персонал и т.д. Простой пример: в конце каждого фильма мы видим в титрах огромный список людей, которые были вовлечены в его создание. Вот всех их и охватывает креативная экономика.

Если раньше культура была под крылом государства и часто не приносила дохода, то сегодня индустрия креативной экономики вовлекает и трудоустраивает всё больше людей. В Европе и развитых странах креативная индустрия генерирует 5-10% ВВП, что зачастую больше, чем, например, автомобилестроение и другие отрасли. И растёт она быстро: за последние 15 лет объём креативной экономики удвоился.

Это связано с промышленными революциями, которые высвобождают трудовые ресурсы?

- Нет. В последнее время люди стали дольше учиться в школах и университетах. Но после окончания учёбы люди стали позже обзаводиться семьёй. Из-за этого люди стали активно вовлекаться в потребление креатива – музыки, кино и т.д. Будучи вовлечёнными, когда они заводят семьи, уже не перестают тратить деньги на культуру. А раз потребность людей растёт, индустрия тоже растёт.

Можно сказать, что в развивающихся странах, таких как Казахстан, всё по-другому?

- В Европе ситуация несколько иная – там креативная индустрия уже «взрослая» и в этой сфере происходит больше активностей. В Казахстане, я уверен, эта индустрия есть, но вам нужно больше примеров, которыми можно поделиться. Здесь основная сложность – найти культурный феномен, который вы хотите продвигать, привлечь к его продвижению больше людей и идей, но при этом сохранить идентичность. Современные средства коммуникации в этом могут помочь. Например, если вы хотите экспортировать свои телевизионные продукты, важно создать свой уникальный контент. Безусловно, для этого нужно финансовые вливания. И людям, вовлечённым в это, нужно приобретать навыки – учиться сделать продукт таким, чтобы он был интересен не только у вас в стране, но и иностранцам.

Известный журналист Владимир Познер как-то рассказывал, что у человека, выросшего в красоте (например, в Европе), совершенно иной менталитет, нежели у того, что вырос в серых бетонных "хрущовках". Иными словами, сможет ли выходец из бывшего Советского Союза творить так, как европеец?

- С журналистом можно поспорить. Многие города Америки тоже очень скучные, здания там одинаковые (смеётся). Поэтому всегда очень важно выразить себя альтернативно – неважно, где ты живешь, в скучном или не скучном месте.

Кто даст креативу инструменты

Над чем вы работали Казахстане?

- У меня был «технический» визит – помочь тем, кто работает в креативной индустрии. Нужно было собрать информацию, выявить интересные направления в креативной экономике. На основе этих данных можно будет понять, что следует развивать в Казахстане. Это - важный первый шаг: на основе анализа уже можно дать данные политикам, рассказать, на что обратить внимание, где создавать новые рабочие места и помочь расти.

Сейчас реальная проблема в том, что государством собирается много статистики о сельском хозяйстве, фабриках, тяжелой промышленности, но почти ничего о культуре. Мы, конечно, можем знать, сколько у нас музеев и сколько людей в них работает. Но мы вряд ли знаем, сколько занято, например, в индустрии музыки и сколько средств аккумулирует этот сектор. Цель нашего исследования - стереть эти «белые пятна» в креативной экономике и показать, что здесь активны разные сектора.  

Похожая история была в Великобритании и в целом в Европе 20 лет назад, когда у нас не было подобной информации. Тогда госорганы поняли, насколько важно ею владеть.

В Казахстане вам удалось найти интересные направления, в которых мы можем конкурировать?

- Во многих странах, в том числе и постсоветских, государство построило систему образования так, что ставка сделана на точные науки, математику, а культура и искусство ушли на второй план. Но, как я уже говорил, они не менее важны для экономики.

Думаю, у каждой страны и у Казахстана в том числе есть что-то своё уникальное – ремесло, которого нет у других, своя музыка и т.д. Другой вопрос, как трансформировать историческое наследие во что-то современное; как обработать идею так, чтобы на выходе получился интересный и современный продукт.

Великобритания – мировой лидер в сфере креативной экономики. Как британский опыт может использоваться для развития этого сектора в Казахстане?

- Понять важность собственной культуры и найти идею, которую нужно разрабатывать, осознать, что вы хотите выразить, а потом - как воплотить эти идеи в жизнь. Для этого нужны знания, в том числе технические, нужны менеджеры, нужно обучение, приобретение навыков - чтобы на выходе получился готовый продукт с содержанием.

И тут многое зависит от государства. Например, как оно развивает телекоммуникационные системы, скорость интернета и передачи данных. Совсем не обязательно государство должно говорить людям, что им делать, но оно должно предоставить инструменты, которыми они могут работать, чтобы что-то создавать.

Портфельные инвестиции в культуре

Какова конечная цель вашего исследования?

- Во-первых, мы должны рассказать политикам, что эта индустрия существует, и показать, что в других странах она активна и почему её важно развивать в Казахстане.

Во-вторых, наша цель - показать, как государство может поддержать и помочь, разработать политику по развитию сегмента.

Мы в том числе хотим показать, что все культурные организации очень разные. В большинстве случаев они небольшие, во многих может работать три-пять человек, а иногда и один. Для того чтобы разрабатывать политику в этой сфере, правительству нужно думать совсем по-другому, чем оно думало раньше.

По привычке государственный сектор работает с большими индустриями, политики любят выбирать победителей. Но с малыми организациями нужен совершенно иной подход, потому что в индустрии культуры сложно выбрать лидера – это делает аудитория. И в управлении рисками здесь иной подход. Поэтому здесь надо иметь специальные знания и навыки. Например, в креативной экономике соотношение двух успешных проектов к восьми неуспешным – это очень хороший показатель.

И прибыль от двух успешных покрывает убыток от восьми неуспешных?

- Да, это и есть особая бизнес-модель. Государство обычно не хочет работать со всеми, выбирая потенциально успешные проекты. Некоторым чиновникам сложно объяснить, что надо инвестировать в 10 проектов, из которых 8 будут убыточными. Хотя это очень похоже на портфельные инвестиции в финансах: вы вкладываете в разные бумаги, и какие-то из них выстрелили, какие-то провалились, но в целом портфель прибыльный.

Большая часть художественных фильмов, снятых в Казахстане за годы независимости, созданы при финансовой поддержке государства. При этом почти ни один из них не окупился и не собрал хорошую прибыль. Почти ни одна театральная постановка в государственном театре (а у нас их абсолютное большинство) не окупила затраты на саму себя. Стоит ли большому бизнесу идти в эту сферу, чтобы хорошо заработать?

- Да, но нужно воспитать аудиторию, которой это будет интересно. Когда государство даёт деньги, оно не совсем понимает, что интересно аудитории, или не считается с её интересами. Потому здесь очень важны критики. Знаете, раньше компании производили какой-то продукт, а потом выпускали его в продажу. Сейчас же выпускают продукт, отдают на тест потребителю, например блогерам, потом получают от них отзывы и дорабатывают продукт под потребителя. Так, например, делает компания Nike. Вот и в креативной экономике понимание аудитории и критика очень важны.

Как заинтересовать этой индустрией потребителей в стране, где 10 млн человек, или больше половины, относятся к «социально уязвимым», которые большинство дохода тратят на еду, одежду и коммунальные услуги?

- Наша цель – не создать суперпотребителя, интересующегося только премиум-продуктом. Как бы люди ни были бедны, они много или мало, но вовлекаются в культурную жизнь. В конце концов можно создавать бесплатные или недорогие курсы музыки, актёрского мастерства, живописи. Так создается аудитория, которая в конечном итоге будет вовлекаться все больше и больше.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3717 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
21 сентября родились
Мухамеджан Турдахунов
член совета директоров АО «ССГПО»
Сатыбалды Сазанов
независимый директор АО «Банк Китая в Казахстане»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить