Казахстанскую органику ждут в России

Несмотря на то что мировой спрос на органическое продовольствие растёт на 10-15% в год, казахстанским производителям сложно добиться высокой рентабельности из-за неразвитости внутреннего рынка и дорогой логистики при продажах в Европу. Поддержать отрасль может выход на российские торговые сети

ФОТО: Depositphotos.com/gpointstudio

В середине ноября в Шымкенте ПРООН организовала панельную сессию по проблемам производства и маркетинга органической продукции. Она состоялась в рамках IX Ежегодного центральноазиатского торгового форума. Участники поделились опасениями о том, как негативно на развитии пока ещё хрупкого сектора может сказаться сложная ценовая ситуация с продажами зерна нового урожая.

Ценовая аномалия  

Напомним, что летняя засуха привела к недобору объёма и снижению качества урожая, цены на внутреннем рынке взлетели из-за ажиотажного спроса. Ситуацию подогрела Продкорпорация, несколько раз за время страды поднимавшая цены закупа и в итоге установившая их на уровне 85 тыс. тенге за тонну. Хотя мукомолы начинали закупать зерно нового урожая с 60 тыс. И сейчас, когда покупатель на станции «Сарыагаш» готов платить за тонну казахстанского зерна $200-220, такая цена на него стоит уже на элеваторе в СКО. А товар на границу ещё доставить надо, что обходится в $25-30.

В результате казахстанский рынок замкнулся на себе – на экспорт продукция не проходит. При этом крестьяне не хотят снижать цены, веря разговорам о том, что цены могут вырасти до 100 тыс. тенге. Трейдеры же говорят, что реальная цена для пшеницы четвёртого класса – 70 тыс. тенге за тонну. Только снижение до этого уровня позволит ей стать конкурентоспособной.  

Ценовая аномалия на рынке зерна повлияла и на то, как продаётся органическая продукция. А вернее, не продаётся.

Дмитрий Пампур
Дмитрий Пампур

- Органика и традиционная сельхозпродукция обычно живут каждая своей жизнью, но сейчас мы видим, насколько все взаимосвязано, - рассказал Дмитрий Пампур, директор ТОО «Диканшы» (Северо-Казахстанская область). – Цену на органику диктует Европа, где наш основной рынок сбыта. В ЕС в нынешнем году условия были благоприятными, и урожай получили хороший. Конкуренция на европейском рынке очень высокая, и цены на зерно по сравнению с прошлым годом даже снизились. Тогда как у нас подскочили. Таким образом, сложился огромный перекос не в нашу пользу. И органическое зерно на Европу по цене в нынешнем сезоне тоже не проходит. Выход для наших крестьян только один - продавать органическое зерно как простое на внутреннем рынке. Это выгоднее, чем везти его в Европу, ведь логистика - от 100 евро на тонну.

На внутреннем рынке небольшой сбыт у ТОО «Диканши» есть. В частности, с недавних пор позиции завоёвывает «фирменная» для хозяйства полба – дикая пшеница. Однако если крестьяне ждали, что она тоже подскочит в цене вслед за обычной пшеницей, этого не произошло – покупателей экзотики немного, а подорожание может оттолкнуть и это небольшое число. Поэтому трейдеры оставили цены практически на прошлогоднем уровне.

К чему это ведёт: казахстанские производители органики в эту тему в основном пошли только для получения ценового бонуса. Тех, кто озабочен сохранением плодородия почвы и прочими далёкими от бизнеса вещами, очень мало. В результате для них нынешний сезон – сплошное разочарование.

- Не получив этого бонуса в нынешнем сезоне, в следующем году многие задумаются – зачем им проходить долгую и дорогую процедуру сертификации, - считает Дмитрий Пампур. – Будет негативная реакция, и вполне возможно, что площади под органикой в следующем сезоне в Казахстане снизятся. Бывают сезоны, когда производители активно приходят в «органику», видя экономический результат. Тут мы видим прямо противоположную ситуацию.

Китайский фактор

Единственным смягчающим обстоятельством для органиков стали масличные культуры. Поскольку органическое производство обязательно требует севооборота, лён и рапс также занимают определённую долю площадей. И по ним ценовая ситуация очень хорошая. На мировом рынке наметился дефицит масличных культур, и цены на урожай нового года поднялись.

- Европа очень привыкла к казахстанскому льну, - поделился наблюдениям Дмитрий Пампур. - Плюс в этом году Китай наконец-то завершил все согласования и открыл страну для поставок нашего льна. К нам приезжают китайские производители и говорят о том, что готовы отказаться от канадского льна в пользу казахстанского. Спрос растёт, повышаются и цены. Тем более что у нас в стране уменьшилось производство масличных культур в сравнении с прошлым годом из-за неблагоприятной погоды. В результате, возник ажиотажный спрос. Но если в случае с зерном ажиотаж необоснованный, то по льну – оправданный, поскольку продать мы его сможем и по выросшим ценам.

Ситуация такая: в последние годы лён стоил 80–90 тыс. тенге за тонну осенью, подрастая зимой до 120 тыс. В нынешнем году цена на старте была 100–105 тыс., а сегодня – уже 140 тыс. И это – обычный лён, а органический стоит ещё дороже. То же самое с рапсом.

- Органические бобовые культуры тоже выглядят неплохо, на Европу проходят как и масличные, - отметил Дмитрий Пампур. - Это ещё раз показывает, насколько важен севооборот в производстве органики. Если ты не делаешь ставку только на одну культуру, если у тебя мультикультурное поле, то каждый год ты на чем-то хорошо заработаешь, а что-то продашь как обычный товар. И в результате получаешь стабильную рентабельность. Особенно это видно, если оценивать сектор не по одному сезону, а мыслить в разрезе хотя бы пяти лет.

Не только VIP

Уже в течение ряда лет в Казахстане сектор органики находится в замершем состоянии: на площади 300 тыс. га работают 60 производителей, и цифры эти практически не меняются. Дать толчок развитию отрасли могло бы оживление внутреннего рынка, обеспечив стабильный сбыт местным «чистым» фермам. Однако опрос, проведённый Союзом производителей органической продукции Казахстана, показал, что пока наши земляки не готовы платить справедливую наценку за экологическую чистоту продовольствия.  Поэтому в Казахстане фермеры-органики изначально ориентируются на экспорт всей продукции в Европу, ставя себя в зависимость от ценовых трендов в ЕС и неся расходы на транспортировку.

Арсен Керимбеков
Арсен Керимбеков

- Главное сейчас – не произвести органику, а выгодно продать её, - отметил Арсен Керимбеков, глава Союза производителей органической продукции Казахстана. – Поэтому наш союз решил идти по такому пути – для тех хозяйств, кто планирует переход на органическое производство, проводим предаудитные консультации. Объясняем все требования, которые им придётся соблюдать, просчитываем все издержки и обозначаем возможный уровень доходности. И только после этого, уже имея всю картину, фермер сам решает – выгодно ему это направление или нет.   

А вот производителям «чистого» продовольствия в соседней России работать легче, поскольку они могут рассчитывать на внутреннее потребление: внутренний рынок органики РФ по итогам 2018 составил $183 млн евро.

- Сформировать внутренний рынок органики нам удалось за девять последних лет, - рассказал Олег Мироненко, исполнительный директор Национального органического союза России. – Причём если вначале мы считали, что основными потребителями будет VIP-категория, то сейчас видим другую картину. Примерно 40% покупателей органики – это молодые семьи 25–45 лет, имеющие детей. Ещё 30% - сторонники здорового образа жизни. Аллергики – 15%. И лишь ставшиеся 15% – очень состоятельные люди.

Доля прибыли

В России работают как специализирующиеся на органике торговые сети (50% продаж), так и обычные магазины, которые всё охотнее выделяют под органику отдельные полки. Причём это тренд уже вышел за пределы Москвы и Санкт-Петербурга. И всё острее ощущается дефицит продукции, которой не хватает по многим позициям, включая такие элементарные, как огурцы, яблоки, картофель. Собственное производство РФ обеспечивает лишь 20% спроса на органику, 80% приходится на импорт. Поэтому в России искусственных барьеров для прихода органической продукции из Казахстана на полки магазинов нет. К тому же для наших фермеров удобно и то, что в рамках ЕАЭС существует единый рынок, а также простая логистика.

Олег Мироненко
Олег Мироненко

Олег Мироненко отмечает и тот факт, что производителям нужно переходить от продажи сырья на переработку для поставки в торговые сети уже конечной продукции. Именно выход на российский рынок даёт такой шанс казахстанским фермерам, в отличие от европейского.

- Продавая сырье, вы получаете 20% конечного дохода, - поделился подсчётами Олег Мироненко. – А 80% уходит переработчику и продавцу. Смотрите, на сегодня в Германии 18 тыс. переработчиков и только 24 тыс. органических фермеров. Естественно, там нужно только сырьё, чтобы загружать собственные перерабатывающие мощности. Для поступающей извне уже переработанной органической продукции создаются различные искусственные барьеры. И попасть на европейский рынок с конечным товаром – достаточно большая проблема. Россия же для органики из Казахстан открыта, тем более что принято решение о взаимном признании в России и Казахстане национальных систем сертификации.

Можно отметить, что определённое развитие в Казахстане в этом направлении идёт: в начале следующего года на крупнейшей в мире выставке органической продукции BioFach в Нюрнберге у Казахстана впервые будет собственный стенд, на котором свою продукцию представят восемь казахстанских производителей.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3117 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
15 декабря родились
Ахметжан Есимов
председатель правления АО ФНБ «Самрук-Қазына»
Сулеймен Атаниязов
генеральный директор ТОО «Транс Азия Констракшн»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить