Как цены в магазинах реагируют на введение чрезвычайного положения и изменение курса тенге

В условиях чрезвычайного положения (ЧП), когда границы потребностей сузились до минимума – поесть и не заразиться коронавирусом, население пристально следит за ценами на продукты и распространением болезни. И то, и другое увеличивается в размерах. Если вопросы об эпидемии задают властям и врачам, то насчет цен интересуются у ретейлеров – почему изменяются ценники? Объясняем, почему рост цен неизбежен и нужно ли винить в этом ретейлеров

ФОТО: Fikri Rasyid/Unsplash

Ниша продуктового ретейла – одна из самых высококонкурентных. Поэтому ретейлеры пытаются отстоять каждый тенге: если у конкурентов товар будет стоить дешевле – покупатель уйдет туда.

Однако конечный ценник зависит не только и даже не столько от самих ретейлеров, от их желания оставить цены низкими. На стоимость продуктов в розницу влияют и другие факторы: цены поставщиков, стоимость доставки, затраты на хранение.

Так как Казахстан не все продукты производит внутри страны, то ему приходится покупать товары за границей за валюту. За последнее время произошло удешевление тенге по отношению к таким валютам, как американский доллар и российский рубль. Если 9 марта 2020 года, по данным Нацбанка РК, за один доллар давали 382,05 тенге, то уже 27 марта – 446,06 тенге. Рост составил 16,6%. Рубль соответственно стоил 5,61 и 5,69 тенге; рост 1,4%. Естественно, что поставщикам, которые поставляют (продают) продукты магазинам, пришлось тратить больше денег в тенге, чтобы приобрести товар за рубежом. Это значит, что и цены для ретейлеров они подняли. Причем российские поставщики товара подняли отпускные цены не на 1,4%, а на разницу с курсом доллара – на 15-20%. Это повлекло за собой повышение стоимости товаров в сетях.

Теоретически крупные ретейлеры могли держать цены на прежнем уровне в течение карантинного месяца, распродавая товары, купленные по додевальвационным ценам. Однако из-за ажиотажа продукты «по прежним ценам» быстро закончились. Чтобы не создавать дефицита в условиях ЧП, ретейлерам пришлось пойти на условия поставщиков и закупать следующую партию уже по более высоким ценам.

Есть ли другие варианты поведения ретейлеров, позволяющие не повышать цены? Опять-таки в теории можно было отказаться от сотрудничества с нынешними поставщиками. Однако на организацию новых цепочек поставок уйдет время и те же деньги, которые все равно отразятся на ценнике. Кстати, не факт, что новые поставщики будут продавать дешевле предыдущих: расходы на закуп продукции у всех примерно одинаковые.

Об этом говорит, в частности, представитель ТОО «Фирма Ас-Ан» (импортер продовольствия) Ануарбек Мукашев, слова которого приводит kursiv.kz. «Несмотря на падение курса тенге, завезенную ранее продукцию мы продавали по старым ценам. После объявления ВОЗ о пандемии коронавируса и затем после объявления карантина в Алматы покупательский спрос на бакалейную продукцию в Казахстане серьезно вырос, по некоторым позициям – в разы. Такая ситуация сложилась не только у нас, а у всех поставщиков продукции. Спрос поднялся на самые необходимые товары длительного хранения – развесные крупы, муку, сахар, растительное масло, консервы. В результате сейчас практически все запасы, сделанные до коррекции курса, раскуплены. Новые партии товара из России приходят по новым ценам, которые повысились на 15% и даже больше», – объясняет Мукашев.

По его словам, чтобы избежать убытков, компания вынуждена пропорционально поднять цену для покупателей, то есть торговых сетей, рынков и так далее. «Мы сейчас не закладываем в цену возможные валютные риски из расчета будущих поставок, а стараемся минимизировать последствия коррекции курса для конечного потребителя», – отмечает Ануарбек Мукашев.

Болатбек Оспанов, основатель платформы для автоматизации товарооборота в сегменте FMCG Smart Satu, говорит, что в своей системе они не зафиксировали изменений цен.

«К Smart Satu подключены 3500 «магазинов у дома» города Алматы и порядка 150 поставщиков (производителей и дистрибьюторов продуктов и продовольственных товаров). Когда поставщики обновляют прайсы, мы видим, как меняются цены. Но сейчас мы этого не наблюдаем. Почему? Наверное, потому что еще осталась продукция, которая закупалась дистрибьюторами по ценам до изменения курса тенге. Производители, возможно, что-то начинают менять, но пока эти изменения не носят масштабного характера. В любом случае есть ожидание, что цены будут повышать. Не нужно быть экспертом, чтобы понять, что происходит на валютном рынке и как это будет влиять на цены. Люди в минус не смогут работать. Дистрибьюторам, которые завозят продукцию в страну, проще закрыться, чем нести убытки», – комментирует данные Оспанов.

По его словам, нужно также учесть, что на казахстанском рынке больше импортной, чем местной продукции. К примеру, на Smart Satu зарегистрировано более 100 тыс. позиций (food и non-food), из них не менее половины – импортные. «Всё, что Казахстан закупает за рубежом, привязано к доллару. А мы все видим, что доллар растет», – констатирует спикер.

Болатбек Оспанов предполагает, что локальным производителям (на платформе они составляют 40% от общего числа производителей) будет проще держать цены, входить в положение потребителей: «Тем не менее у каждого товара есть своя специфика, для каждого нужно определенное сырье. В большинстве случаев это сырье тоже завозится в страну из-за границы. Та же Россия нынешнюю ситуацию сможет перенести легче, потому что более ранние санкции заставили их заняться импортозамещением и развивать внутреннее производство. Возможно, сегодняшние реалии научат и нас тому, что нужно производить больше своего, казахстанского».

Лидер розничного аудита исследовательской компании Nielsen Kazakhstan Мадина Сейсенгалиева как потребитель, который ходит в супермаркеты и магазины у дома, не видит спекуляций с ценами. «Хотя, конечно, цены меняются, – отмечает она. – После прошлой девальвации в августе 2015 года многие в розничном ретейле поднимали цены очень планомерно: мы это видели по данным, которые собираем. Не было такого, чтобы утром после девальвации люди пришли в магазины и увидели другие цены. Потребитель ощутил повышение цен после девальвации в 2016 году. Думаю, что в этот раз ситуация будет похожей».

…Понятно, что каждый ретейлер оставляет за собой право устанавливать цены по собственному усмотрению: одни пытаются сделать так, чтобы ценник «шел ноздря в ноздрю» с курсом национальной валюты и ценами на бензин, другие – держать их на минимальной отметке. За покупателем остается право выбора магазина.

Все материалы по теме «Коронавирус и Казахстан» вы можете посмотреть по этой ссылке.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
7024 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
6 августа родились
Акылбай Сапаров
советник генерального директора АО «КазМунайГаз - Переработка и маркетинг»
Ермек Кизатов
заместитель акима Нур-Султана
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить