История банков и дефолтов - 1

Как уже сообщал forbes.kz, в среду, 27 марта, ФНБ «Самрук-Казына» сделал предложение Народному банку Казахстана купить БТА Банк. Одновременно на своей странице в одной из социальных сетей известный казахстанский финансист Айдан Карибжанов подробно рассказал об истории взлета и падения БТА Банка, и не только о ней. С разрешения автора публикуем его воспоминания

Фото: millioner.kz

Как обещал - про Банк (из трех букв) и шахматно-финансовые теории. Если что-то недоговорю или на какие-то вопросы не смогу ответить, прошу меня простить: не все еще спокойно на нашей планете.

Часть 1. Дебют. Длинно, но необходимо для понимания дальнейшего

Позволю себе начать издалека. После 1991 года в стране открылось огромное количество банков. По мере естественного отбора к середине 90-х осталось несколько государственных или полугосударственных: Алем (ВЭБ), Туран (Промстройбанк), Агропромбанк, КРАМДС, Сбербанк Казахстана, а также новые банки, появившиеся в новое время: Казкоммерцбанк, Центрбанк (именно так он назывался пока его Нацбанк не заставил переименоваться), Астана-Холдинг банк и другие.

Надо отдавать отчет в том, что нефть тогда стоила очень дешево - 10-15 долларов за бочку (баррель. - F), государство было очень бедным. Бюджетникам деньги платили с задержкой, социальные пособия были мизерными. Инфляция была высокой, а "народнохозяйственные связи развалены", как тогда говорили. Несмотря на это или, скорее, благодаря этому государство проводило очень важные, смелые и полезные реформы.

В течение 90-х годов на банковском рынке происходили важные перемены. Даулет Сембаев (а именно он в хорошем смысле "отец" банковской системы Казахстана) применил совершенно прогрессивные по тем временам правила как к самом Нацбанку, так и коммерческим банкам. Например, в начале 90-х Нацбанк мог выдавать кредиты коммерческим фирмам, как правило, под давлением правительства. А по сравнению со многими коммерсантами тех времен братья Сутягинские покажутся Джобсом. Ликвидировали все мелкие, схемные, бандитские и прочие банки. Оставили только жизнеспособные.

Профессиональных банкиров тогда было мало, а потребности у правительства - большие. В течение 90-х оно своими художествами типа кредита на посевную и уборочную, покупку за валюту не пойми чего, и не без помощи "банкиров партии" (из того же КРАМДСа), благополучно довело абсолютно все госбанки до ручки.

А тем временем молодые голодные новые банки постепенно росли и пытались занять нишу больших. Но у всех была одна общая проблема - недостаток капитала. Отвлекусь на минуту и постараюсь объяснить суть проблемы тем, кто не разбирается в банках. В нашей истории мы будем к этой проблеме постоянно возвращаться, и понять ее необходимо.

Что такое банк (для чайников). У банка есть капитал. Капитал - это собственные деньги, который учредитель внес в банк. Например, 1 миллион долларов. По ним не начисляются проценты: это капитал банка. Теперь банк начинает занимать деньги. Например, на $5 млн он привлек депозитов населения и компаний - по ним банк платит проценты, еще на $3 млн выпустили облигации - по ним банк платит процент держателям облигаций, еще $1 млн банк занял у другого банка - межбанковский кредит, и по нему банк тоже платит процент.

Итого у банка $10 млн, из которых $1 млн - собственный капитал, а $9 млн - заемные деньги, которые спустя какое-то время надо будет вернуть с процентами. Есть нормативы Нацбанка, их много, но нам важен один. На 1 доллар капитала нельзя привлечь больше, чем 12 долларов чужих денег. Хочешь привлечь 24 доллара, тогда учредитель должен внести в капитал еще один доллар. 2:24...

Итак, у банка есть $10 млн. Он может выдать кредиты, причем с процентом выше, чем процент, который сам банк платит по депозитам - ведь банк должен зарабатывать. Предположим , что мы выдали кредитов на $7 млн. Банк может дать кредит другому банку, которому эти деньги нужны сильнее, и поэтому он заплатит высокий процент, $1 млн. Банк может купить себе здание, автомобиль, даже самолет, НО эти активы банку прибыли не принесут - одни расходы. Поэтому нормальные и устойчивые банки экономят на всем, что возможно: вдруг к нам придут наши депозиторы, клиенты и потребуют немедленно вернуть их деньги. Значит, в банке должны быть наличные деньги, которые мы можем выдать депозиторам прямо сейчас.

Значит, в нашем банке все хорошо устроено. А вот в казахстанских банках того времени все было не так. У них не было капитала! Депозиты были, кредиты были, машины и офис были, но капитала не было. Во-первых, Нацбанк не особенно этого требовал, а во-вторых, у акционеров не было денег, чтобы этот капитал внести. У государственных банков капитала уже не было (потеряли за счет постоянных убытков), а у частных банков его еще не было, а акционеры - будущие олигархи - были бедны и горды, как д'Артаньян.

Часть 2. Дебют (продолжение) и новый век

Итак, государственные банки лежали в руинах, а новые банки еще не имели капитала, хотя всеми банковскими атрибутами обзавелись. Еже один важный момент: до 1997 года в банковской системе совсем не было иностранных денег. Впрочем, нет, были ABN AMRO и KZI (Zirat), но это были эдакие компактные фактории, которые обслуживали немногочисленные, но растущие числом и размером иностранные компании.

У местных банков до 1997 года доступа к рынкам капитала не было. Были корреспондентские (взаимные) счета с иностранными банками, позволявшие проводить платежи в разных валютах. Источники денег банков были сугубо местными: пастораль и мечта антиглобалиста. Конечно, богатые агашки были и тогда, но уровень их благосостояния никак не мог стать локомотивом развития финансовой системы. А про население, которое едва перестройку и Гайдара пережило, и говорить нечего.

В бизнесе начались зачатки специализации - кто-то предпочел оставаться "скорее банкиром", а кто-то видел больше перспектив в промышленных активах. В процессе эволюции ряд бизнесменов отказались от намерений стать банкирами. Небольшой факт, о котором мало знают. У «Астана-Холдинг» был свой банк, который назывался «Астана-Холдинг Банк». В какой-то момент он присоединился к Казкоммерцбанку, покойный Ержан Татишев и Мухтар Аблязов стали замами в объединенном ККБ. Но романтические времена "нового поколения" прошли, "мы вместе" быстро столкнулись с реальностью. Началась жесткая конкуренция между всеми и повсюду.

Параллельно шла "большая приватизация". Это - другой большой сюжет для историков, но результат известен. Победителями стали иностранцы (Миттал, «Харрикейн»), либо "более опытные предприниматели" (ENRC, Казахмыс) более сведущие в механизмах принятия решений. Сразу скажу, получить такие активы по той цене в то время было чрезвычайно перспективно, но это не была "манна небесная". Цены на нефть и металлы были низкими, а денег - мало.

После знаковой истории под названием "Бутя и Кармет" молодой бизнес пошел во власть. Прелесть ситуации была в том, что Счетный комитет только зарождался, никаких «самруков» не было, а государственные карьеры делались быстро. Надо отметить, что самым взрослым бизнесменам было лет по тридцать, и поначалу намерения "все исправить" были искренними. Но в какой-то момент все увидели, сколько финансовых потоков лежит в государственных компаниях под управлением "красных директоров". Никакой ночной клуб, парфюмерный магазин, спиртзавод или СТО по ремонту «Тойот» не сравнится с не самой крупной госкомпанией, которая возит цистернами нефть с Тенгиза или ремонтирует рельсы по всей стране. А самое главное - деньги этих компаний могли стать реальной базой для депозитов новых банков!

Интерес к банкам как инструментам бизнеса снова вырос. Все государственные банки были так или иначе объединены, а затем приватизированы. Ничего не напоминает? Ничто не ново под луной. Появились и новые игроки, такие как АТФ, Нурбанк. Госбанки превратились из гадких утят в прекрасных лебедей: Тураналем (Промстройбанк+ВЭБ), Халык (Сбербанк), Наурыз (Агропромбанк), Темирбанк (банк железной дороги).

Борьба за активы привела и ужесточению политической борьбы. Все эти детективные истории про «киндер-сюрпризов», попытки «государственных переворотов» и прочие пикантные приключения были отражением той серьезной борьбы, которая шла за финансовую (да и не только финансовую) систему.

К концу 90-х годов сложился прообраз той банковской системы, которую мы видим сейчас. Государства в банках не осталось. Вокруг каждого банка были свои группы влияния. В банках отслуживался весь госсектор, физические лица как клиенты банков особой роли не играли. Иностранных денег в экономике не было. Крупные компании добывающего сектора находились в других частных руках и с местной банковской системой взаимодействовали мало.

Век подходил к концу, но собственного капитала (мы к этой теме будем возвращаться) у банков или вообще не было, или было очень мало. По сути, это были колоссы на глиняных ногах.

Что-то должно было случиться.....

Часть 3. Дебют, переходящий в миттельшпиль. Миллениум

Правительству нужны были деньги и до кризиса (конца прошлого века. - F), и после него. Тогда продали две лицензии на мобильную связь, и эти $150 млн позволили выдать зарплаты и пенсии многим людям. Продали и ТуранАлемБанк. Весной 1998 года за $72 млн. Купил консорциум "Казахстанские инвесторы" во главе с Аблязовым и Ержаном Татишевым. Казкоммерцбанк был основным конкурентом и остановился на $71 млн.

А теперь выскажу свое субъективное мнение, с которым многие не согласятся. У ККБ на тот момент времени были деньги, но не хватало капитала. Цена в $70 млн (за ТуранАлемБанк. - F) была запредельной. Но ККБ в тот момент уже делал стратегический разворот к консерватизму. Для МА (Мухтара Аблязова. - F) это был шанс - сейчас или никогда. Тем более, что 71 миллиона у него не было. Было гораздо меньше.

И в этот момент произошло то, что стало настоящим роком для этого банка на всю оставшуюся жизнь. Если вы очень хотите что-нибудь купить, то что делаете? Занимаете деньги. Покупатель (банка. - F) тоже занял денег, в Москве, "по понятиям" и т.д. Как вернуть эти деньги? Из самого банка! Возвращаясь к нашей первой главе:  у меня нет капитала, но я должен расплатиться с кредиторами, которые дали мне деньги на покупку. Как? Ответ: деньги надо взять в самом банке, который я куплю. У вкладчиков. Это как ограбление детского сада в "Джентльменах удачи". Сказано - сделано. В результате капитал банка сразу после приватизации был уже не нулевым, он был отрицательным.

Вот, кстати, цитата самого МА: "Шаг аукциона был $1 млн. Когда я шел на эти торги, у меня было свободного кэша $5 млн, все остальное было в бизнесе. Еще на $40 млн у меня были гарантии финансирования. На аукционе я сидел за спиной своего представителя, и каждый шаг аукциона после цены в $60 млн для него был таким тяжелым, что я толкал его в спину, заставляя поднимать руку. Деньги занял в банках" .

Накануне забега между банками, который продолжался практически весь конец 90-х и большую часть 2000-х, у этого банка изначально был врожденный дефект - отрицательный капитал. У других банков он был недостаточным, но позитивным, в худшем случае нулевым, но не отрицательным.

Во второй половине девяностых в Алматы (тогда еще столице) были замечены первые западные инвестбанкиры. Еще раньше появились миссионеры финансовой церкви из EBRD и IFC (так называемые международные финансовые институты). Инвестбанкиры, прочитав The Economist, осознали, сколько всего есть в этой стране с труднопроизносимым названием. Институты требовали реформ. Общий вердикт был таков: Казахстан готов к тому, чтобы быть участником рынков капиталов. Сказано - сделано: в мае 1998 года Казкоммерцбанк впервые разместил еврооблигации на $100 млн. Впервые источником ресурсов местного банка стали не местные, а иностранные деньги.

А осенью 1998-го разразился мировой финансовый кризис. Что это такое и почему он произошел, никто особенно не понимал, хотя "теорию длинных волн" Кондратьева в университетах проходили. Цены на нефть и металлы достигли минимума. В Каламкасе и Жанаозене начали консервировать скважины. Надо было делать девальвацию. Помню мрачную пресс-конференцию в Нацбанке. Всем было тяжело, но никто грязью не кидался. Накануне ночью по телевизору выступил премьер Нурлан Балгимбаев и объяснил, почему другого выхода нет.

Но, как ни странно, этот кризис стал точкой разворота. Мировая экономика очистилась, Китай расправил плечи, Силиконовая долина задышала полной грудью. Началось наше экономическое чудо. Нефть животворящая начала расти в цене. И началось мирное сосуществование "двух экономик Казахстана".

Продолжение следует.

Об авторе

Айдан Карибжанов. Родился 10 октября 1971 года в Алма-Ате.

Окончил МГИМО (1993), экономист.

1992-1993 – консультант-экономист Госкомимущества РФ.

1992-1995 – стажер, консультант банка Credit Commercial de France (CCF), директор представительства CCF в РК.

1995-1997 – замгендиректора АО «Global Kazkommertz Securities».

1997 – первый зампред правления ЗАО «Инвестиционный банк «Глобал Коммерц».

Ноябрь 1997 – февраль 2001 – гендиректор ОАО «Kazkommertz Securities».

1998-2001 – управляющий директор ОАО «Казкоммерцбанк».

Февраль 2001 – январь 2004 – управляющий директор ТОО «VISOR Investment Solutions», ЗАО «VISOR Новые границы», ТОО «Visor Holding»,

Январь-сентябрь 2004 – управляющий директор по экономике и финансам ЗАО «НК КазМунайГаз».

Апрель 2005 – февраль 2007 – президент ТОО «Visor Holding».

Сентябрь 2005 – февраль 2007 – президент АО «VISOR Investment Solutions».

Февраль 2006 – октябрь 2008 – председатель совета директоров АО «VISOR Capital».

Октябрь-декабрь 2008 – и.о. гендиректора ТОО «Самрук-Инвест».

С ноября 2008 – управляющий директор, с июня 2009 - член правления, с мая 2011 по январь 2012 - заместитель председателя правления АО "ФНБ "Самрук-Казына".

В разное время возглавлял совет директоров ТД "Казмунайгаза", АО  "Казпочта", АО "Альянс Банк", АО "Казахтелеком".

В настоящее время – председатель совета директоров АО «Visor Holding».

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
16783 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
20 января родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить