Грозит ли финансовой системе Казахстана дефолт по кредитам?

В рейтинге казахстанских банков по размерам «плохих» кредитов в лидерах по-прежнему БТА. Не улучшилось и общее состояние банковского сектора. Между тем, новые угрозы ему следует ждать совсем с другой стороны

Когда кредитный портфель набит не деньгами, а кирпичами

Проблема «плохих» кредитов, которая является базовой для банковской системы – и, соответственно, ключевой для экономики, – меняет конфигурацию. Теперь она похожа на многослойный пирог.

Первый «слой» остается неизменным - неработающие кредиты экономике. Как бы ни пытались их не замечать, надеясь, что со временем «само собой рассосется», всё только усугубляется. На начало года доля кредитов с просрочкой платежей в банковской системе составляла 33,1%, при этом кредитов с просрочкой свыше 90 дней – 29,8%. После первого полугодия 2013 эти цифры не только не улучшились, а, напротив, выросли на несколько десятых процента.

Если же смотреть в долгосрочной динамике, то налицо более серьезное ухудшение ситуации. Так, еще в 2010 доля кредитов с просрочкой платежей равнялась 30%, а кредитов с просрочкой свыше 90 дней – 23%. Таким образом, масса «плохих долгов» медленно, но верно увеличивается. И хотя она формально перекрывается провизиями, степень уязвимости банковского сектора от этого не снижается.

Перегрузка казахстанской банковской системы проблемными кредитами является основным показателем, который негативно влияет на ее оценку международными рейтинговыми агентствами, что, в свою очередь, приводит к удорожанию внешних кредитных ресурсов.

Отдельные же банки настолько увязли в проблемных кредитах, что они стали главным препятствием для нормальной работы этих финансовых институтов. В недавно опубликованном рейтинге банков второго уровня, которые имеют наихудшие показатели по ненадежным и «плохим» кредитам, лидирует БТА Банкпочти 81%. Иными словами, кредитный портфель одного из крупнейших банков страны набит не деньгами, а кирпичами.  Вслед за БТА идут Альянс Банк (47%) и АТФ Банк (46%).

Этот рейтинг четко демонстрирует, что, хотя из-за проблемы «плохих долгов» занижаются оценки всей банковской системы, она характерна лишь для ограниченного числа банков. В дополнение к названной тройке лидеров можно добавить Темiрбанк, Нурбанк и Казкоммерцбанк, где доля неработающих займов превышает 25%.

Это означает, что проблема «плохих кредитов» должна решаться адресно. Между тем, пока она не решается никак.

Спасение кредиторов – дело рук самих кредиторов

Еще в ноябре 2008, когда кризис только разгорался, был создан Фонд стрессовых активов (ФСА). Однако поразительная скорость принятия этой меры далее свелась на нет. ФСА свои прямые функции исполнять так и не начал. Сейчас он занимается тем, что выступает посредником между государством и коммерческими банками при передаче кредитных ресурсов для финансирования строительства и объектов обрабатывающей промышленности. И при этом сохраняет свое первоначальное название, которое, видимо, символизирует, что жилищное строительство и производство в Казахстане – это стрессовое занятие.

На смену ФСА в 2012 пришел Фонд проблемных кредитов (ФПК). Национальный банк недавно сообщил, что «подходит к завершению реализация пилотного проекта по передаче в фонд пула проблемных активов, направленного на налаживание механизма взаимодействия с банками и проработку основных условий сотрудничества с фондом».

Иными словами, активной работы до сих пор не ведется. При этом ее разворачивание в будущем также под сомнением, и Нацбанк привел тому ряд причин.

Во-первых, по существующим требованиям ФПК не может приобретать проблемные займы, выданные физическим лицам, ипотечные ссуды, связанные с незавершенным строительством, и другие кредиты.

Во-вторых, возникают разногласия по поводу стоимости активов между ФПК и банками.
В-третьих, фонд не сотрудничает с банками, которым уже была оказана госпомощь в виде капитальных вложений. Что само по себе ставит вопрос о целесообразности работы фонда: ведь именно в кредитных портфелях БТА, Альянс Банка и Темiрбанка самая высокая доля неработающих займов.

Так что, похоже, ФПК повторит судьбу ФСА.

Нацбанк в своем сообщении посоветовал банкам создавать свои «дочки», которые будут заниматься  управлением стрессовыми активами. Иными словами, спасение утопающих объявлено делом рук самих утопающих.

Как с помощью философского камня превратить «плохие» займы в «хорошие»

А тем временем поле финансовой системы, зараженное «плохими» долгами, расширилось за счет новых игроков. Если раньше об этой проблеме говорили как о прерогативе коммерческих банков, то теперь квазигосударственные структуры опровергли это представление. Причем сделали это с впечатляющим размахом.

Банк развития Казахстана (БРК) объявил о передаче своих неработающих займов в Инвестиционный Фонд Казахстана. Речь идет о трех десятках проектов на общую сумму порядка $1 млрд. Если сравнивать в абсолютных объемах с коммерческими банками, то по размеру «плохих» кредитов БРК уступает лишь БТА, Альянс Банку, Казкому, АТФ и Народному банку.

Еще хуже выглядит дело, если сопоставить удельную долю неработающих займов: у БРК она превышает 42%, то есть на уровне коммерческих банков, которые наиболее тяжело пострадали от кризиса и выжили лишь благодаря господдержке.

При этом очень оригинальным является способ решения этой серьезнейшей проблемы – передача от одной квазигосударственной структуры другой. «Передача проектов направлена на очищение баланса Банка развития Казахстана и использование возможностей и инструментария ИФК для реанимации/ реструктуризации простаивающих производств», - поясняется в заявлении БРК.

Но превращение «плохих» долгов в «хорошие» за счет их передачи из БРК в ИФК напоминает превращение простых металлов в золото при помощи философского камня – и технология, и вероятность примерно та же.  Какими чудодейственными возможностями и инструментарием обладает ИФК для реанимации простаивающих производств - совершенно непонятно.

Особенно если учесть, что среди должников указаны ТОО «Богви» и ТОО «Енбек-Нан» (учредитель обеих структур В. Богданец арестован финполом по делу о крупном мошенничестве), АО «Компания BIOHIM» (печально известный неработающий завод по выпуск биоэтанола), ТОО «Silicium Kazakhstan» (объект сразу нескольких уголовных дел).

К тому же ИФК вряд ли представляет собой образец выдающегося менеджмента, способного вытянуть кризисные предприятия. Деятельность фонда не богата серьезными успехами даже в «тучные» годы. Как следует из информации на сайте ИФК, за 10 лет своей работы он реализовал лишь 9 проектов со 100-процентным возвратом инвестиций, получив более чем скромный инвестиционный прирост - 688 млн тенге. Понятно, что это не те результаты, которые могут хоть как-то повлиять на развитие экономики и говорить о том, что наработаны уникальные управленческие технологии.

Так что, скорее всего, управление «плохими» активами сведется к их реструктуризации, то есть разделению и продаже по частям, что в рамках оргструктуры ИФК сделать проще, чем в БРК.

Но это ни в коей мере не снимает проблему нарастания проблемных кредитов у квазигосударственных структур. БРК стал лишь «первой ласточкой». В других «институтах развития» просто никто системно не анализировал качество кредитного портфеля. А когда этим займутся, то всплывет немало удивительных вещей.

Между тем, государство выделяет деньги на то, чтобы стимулировать новый виток кредитной активности. Программа «Агробизнес-2020» предусматривает финансовое оздоровление аграрных предприятий – рефинансирование и реструктуризацию их задолженности. На эти цели государство выделит 375 млрд тенге. Правда, такой способ борьбы с «плохими долгами»  оправдан только в том случае, если аграрные предприятия имеют понятную схему не только финансового, но и делового оздоровления. Ведь если они не сменят бизнес-модели, которые привели к неплатежам, то предоставление удешевленных кредитных ресурсов только расширит масштабы проблемных кредитов.

Берем чужие и навсегда

Наконец, появляется еще один центр риска – потребительское кредитование. Эта сфера испытывает настоящий бум и приводит к серьезным изменениям в экономике, связанным с тем, что потребительские расходы уходят в отрыв от доходов. 

Так, в прошлом году среднедушевые денежные доходы населения выросли на 7,2%, средняя заработная плата – на 6,9/%.  При этом физические объемы торговли увеличились на 13,4%, то есть росли в два раза быстрее. В этом году разрыв стал драматическим. В первом полугодии средняя зарплата выросла лишь на 0,5%, среднедушевой доход – на 0,2%.  Тогда как торговый оборот увеличился на 12,5%. Отдельные сегменты потребительского рынка продемонстрировали еще более впечатляющий рост. Например, продажи новых легковых автомобилей в первом полугодии 2013, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, подскочили на 72%.

Двигателем бурного роста потребления при стагнации доходов населения является именно потребительское кредитование.

На днях Центробанк России в очередной раз предупредил о возможности появления «пузыря» потребительского кредитования, связанного с его стремительным ростом: за первый квартал кредитование физических лиц поднялось почти на 50%.

Независимые эксперты охарактеризовали ситуацию более жестко: типичные признаки приближения дефолта по потребительским кредитам. Общая доля экономически активного населения, которое пользуется кредитами, достигло 45%. Анализ кредитных историй россиян показал, что каждый пятый клиент финансовых организаций имеет 5 и более кредитов. При этом многие берут новые займы лишь для того, чтобы платить по старым. Соответственно, когда в очередном займе будет отказано, пойдут неплатежи по всем предыдущим. В принципе, это очень похоже на «пирамиду».

В Казахстане, к сожалению, нет информативной статистики по состоянию сектора потребительского кредитования. Государство почему-то считает эту сферу недостаточно важной, чтобы подвергать анализу. Между тем, из оценок экспертов следует, что концептуально обстановка у нас мало чем отличается от российской. Возможно, мы еще не достигла такой степени охвата населения потребительскими кредитами и такой степени закредитованности, но упорно к этому идем. 

Перед финансовым кризисом 2007 Казахстан уже переживал эпоху расцвета потребительского кредитования. Правда, тогда не менее быстрыми темпами росли и доходы населения. Во время кризиса доходы значительной части граждан существенно сократились либо вообще иссякли. Дефолт по потребительскому кредитованию тогда остался незамеченным лишь потому, что его затмили неплатежи со стороны предприятий, особенно строительного сектора.

В настоящее время доля займов физическим лицам растет, составляя в кредитном портфеле банков уже порядка 30%. Соответственно, возросла и тяжесть возможных негативных последствий в случае массовых неплатежей. По сути, это уже критично для банковской системы.

Пора жить по средствам

Сейчас ситуация характеризуется тем, что массовые невыплаты по потребительским кредитам могут произойти без каких-либо внешних катаклизмов. Они станут результатом того, что население недооценило свои финансовые возможности и поддалось приступу «потребительской лихорадки». Банки, в свою очередь, отнюдь не стараются ужесточить кредитную политику. Очевидно, что для них приоритетом является получение высоких прибылей от потребительского кредитования здесь и сейчас, нежели возможные неплатежи в будущем.

Не торопится вмешаться в ситуацию и наше государство. В России Центробанк планирует ограничить максимальную полную стоимость потребительских кредитов и предельную долю дохода, которую заемщик направляет на уплату долга по кредиту. У нас пока никаких ограничений не предусматривается. Напротив, государство и банковский сектор считают рост спроса на кредитные ресурсы экономическим благом, которое поддерживает деловую активность.

По большому счету, так оно и есть. В настоящее время активно растут лишь отрасли, связанные с потребительским рынком: торговля, транспорт и связь. И власть прекрасно понимает, что, если ужесточить требования к потребительскому кредитованию, оно затормозит рост в этих отраслях, ухудшив показатели ВВП. А поскольку макроэкономические индикаторы у нас являются фетишем, в жертву им государство готово принести даже долгосрочную устойчивость финансового рынка. 

Таким образом, к никуда не исчезнувшим застарелым проблемам «плохих» кредитов коммерческих банков бизнесу добавились новые – «плохие» кредиты потребителям, а также неработающие займы квазигосударственных структур бизнесу. Под отечественной финансовой системой заложена тройная бомба, в которой уже включен «обратный отсчет», но разминировать ее никто не торопится.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
27131 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить