Финансовая концепция: чего хотят от банков?

18 марта финансовые организации получили проект документа «Концепция развития финансового сектора РК до 2030 года» (Финансовая концепция), подготовленный Национальным Банком. Перечисленные в документе планы развития банковской системы вызывают много вопросов

Фото: vrbiz.ru

Окончание. Начало см. здесь и здесь.

Завышенные планы по росту кредитов

В проекте «Концепции развития финансового сектора РК до 2030 года» (Финансовая концепция) планируется, что к 2020 кредиты банков должны составлять не менее 60-80% от ВВП. Интересно отметить, что на конец 2007 уровень кредитов к ВВП составлял 70%, а уже на конец 2013 упал до 40% к ВВП. Такое резкое падение доли кредитов понятно, поскольку в 2007-2008 в Казахстане лопнул мыльный пузырь на рынке недвижимости, надувшийся по вине как банков, так и банковского регулятора. До сих пор наша финансовая система не может оправиться от этого события.

С учетом низкого старта и ожидаемого неплохого роста ВВП Казахстана план по росту кредитов банковской системы выглядит крайне амбициозным, даже если не принимать во внимание ожидаемое списание проблемных кредитов, оставшихся после кризиса. На конец 2013 проблемные кредиты (с просрочкой кредитов более 90 дней) составляли 31% от всех кредитов, и эта цифра продолжает расти. Нацбанк требует, чтобы до конца 2015 уровень проблемных кредитов снизился до 10%. То есть в результате списания кредитов в ближайшие 2 года объем кредитов в банковской системе сократится более чем на 20%. Скорее всего, такое падение будет примерно равно (если не выше) росту новых кредитов. Таким образом, в этот срок сумма кредитов в банковской системе не вырастет, а их доля станет меньше 40% от ВВП. То есть с 2016 банки должны будут сделать громадный скачок, чтобы объем кредитов достиг уровня 60-80% от ВВП к 2020.

Противоречие между поставленными задачами

Что касается доли кредитов к ВВП в развитых странах, то она стандартно выше 100%. То есть в развитых странах банки играют многократно более значимую роль в финансировании экономики страны. По этому показателю Казахстану еще далеко до развитых стран.

С учетом амбициозного плана по увеличению доли кредитов к ВВП к 2020 хотелось бы получить из Финансовой концепции четкий ответ на вопрос: за счет каких мер правительство и Нацбанк планируют достичь такого высокого роста кредитов в банковской системе? К сожалению, в разработанном документе об этом не говорится. Мало того, предложенные в концепции меры по повышению устойчивости банковской системы будут сильно ограничивать рост банковских кредитов из-за планируемого ужесточения регуляторных требований. В итоге после изучения концепции осталось непонятным чего хотят от банков: роста кредитов или снижения рисков в банковской системе до непонятного минимума?

Комментарии по ужесточению регулирования я сделаю чуть позже, а сейчас хотел бы немного остановиться на том, что обычно делается для увеличения объема кредитов, прежде всего в корпоративном секторе. Основной задачей для государства на сегодня является достижение стабильно высокого роста кредитов в корпоративный сектор в основном за счет увеличения кредитов для финансирования производственных активов.

У задачи обеспечить быстрый рост кредитов в корпоративный сектор есть две стороны. Первая сторона – это увеличение спроса на кредиты со стороны компаний. Вторая сторона – это увеличение предложений приемлемых кредитов со стороны банков.

Как добиться роста спроса на кредиты?

На сегодня спрос на корпоративные кредиты недостаточный, чтобы осуществить запланированный рост кредитов к 2020. В 2013, в целом, рост кредитов для компаний составил  8%, а рост кредитов для физических лиц – 27%. При этом банковская система имела большую избыточную ликвидность и легко могла бы осилить гораздо больший рост кредитов юридическим лицам.

Отсутствие большого спроса на кредиты со стороны компаний является своего рода парадоксом для Казахстана. Экономика страны быстро растет и, по теории, благодаря этому росту, спрос на корпоративные кредиты должен расти быстрыми темпами. Однако этого не происходит. Объяснение этому – так называемое «ресурсное проклятие»: наша экономика сегодня растет только за счет сырьевой составляющей. Несырьевая экономика практически не растет, а небольшой прирост происходит не за счет её конкурентоспособности, а за счет непрерывных вливаний денег государства (денег налогоплательщиков) в эту сферу экономики.

Хотелось бы увидеть в финансовой концепции комплексный анализ такого низкого уровня спроса на кредиты со стороны несырьевых компаний. Также хотелось бы увидеть план конкретных мер со стороны правительства для увеличения этого спроса. Ниже я выделю несколько моментов, из-за которых спрос остается на низком уровне.

В первую очередь для Казахстана важно снижение доли государства в рыночной экономике. Благодаря нефтяным доходам у государства на сегодня много денег в Национальном фонде, у страны относительно высокий кредитный рейтинг, который распространяется на все крупнейшие государственные компании. В результате госкомпании не нуждаются в кредитах местных банков. Они либо получают дешевые деньги от государства, либо, используя свой высокий кредитный рейтинг, занимают очень дешевые деньги за рубежом. На сегодня бизнес-активы государства занимают более 60% от ВВП, и эта доля продолжает расти. То есть у банков в корпоративном секторе остается все меньше возможностей для кредитования.

Другим примером неиспользования коммерческого потенциала банков является их слабое участие в финансировании проектов по программе форсированного индустриально-инновационного развития. Практически все большие индустриальные проекты финансируются за счет средств госкомпаний и за счет кредитов от государственных институтов развития, причем в эту программу вбухиваются громадные государственные деньги. В принципе, банки сами с неохотой финансируют в эти проекты, так как основные инвестиционные решения в них принимают чиновники, для которых вопросы конкурентоспособности и быстрой окупаемости инвестиций не стоят в приоритете.

Учитывая два этих фактора становится очевидным, что государству нужно прекратить напрямую участвовать в предпринимательской деятельности. Главная роль государства – это не лезть в бизнес, а создавать одинаковые условия и стимулы как для быстрого роста отечественного бизнеса, так и для привлечения лучшего иностранного бизнеса. По моему мнению, мы вообще не сможем добиться значимого роста несырьевой экономики без привлечения прямых иностранных инвестиций.

Другой большой проблемой, ограничивающей кредитование компаний, является теневая экономика. У большинства казахстанских компаний есть так называемая официальная (налоговая) и неофициальная (реальная) отчетность. Обычно по официальной отчетности кредитоспособность заемщика очень низка, поскольку она показывает низкую прибыльность или даже убыток. Неофициальную отчетность, показывающую хорошую прибыльность, крайне трудно проверить. В результате банки предпочитают давать краткосрочные кредиты, поскольку в долгосрочном плане у таких компаний существуют большие налоговые и правоохранительные риски.

Также очень часто местные поставщики для госкомпаний по своей сути не являются полноценными бизнес-структурами. Мы знаем много примеров, когда такие поставщики созданы руководителями этих самых госкомпаний, чтобы выступать посредниками между самой госкомпанией и реальными производителями или поставщиками, снимая сливки с таких поставок. Обычно банки с опаской относятся к таким цепочкам, и о долгосрочном кредитовании производственных активов тут вообще речи не идет, поскольку прибыльность таких «поставщиков» зависит только от того, как долго продержатся на своем посту руководили госкомпаний. В Казахстане много госкомпаний и, соответственно, много таких «поставщиков».

Список подобных проблем, ограничивающих спрос на корпоративное кредитование, большой. В переработанной концепции хотелось бы увидеть анализ таких проблем и то, как они будут решаться.

Далее я хотел бы остановиться на том, как можно увеличить предложение корпоративного кредитования на приемлемых условиях со стороны банков. Под приемлемыми условиями подразумевается, что кредит должен быть в тенге, на долгий срок и по низкой процентной ставке.

Как увеличить предложение приемлемых кредитов со стороны банков

В Финансовой концепции четко говорится, что одной из самых больших проблем банков является отсутствие у банков долгосрочного фондирования в тенге, что ограничивает их возможности для кредитования долгосрочных инвестиций компаний. При этом документ не дает внятных предложений для улучшения ситуации. Например, в самом документе говорится, что из-за объединения всех частных пенсионных фондов в один государственный объем облигаций банков на рынке за последние два года сократился на 32%. Для банков облигации являются очень важным источником долгосрочного фондирования в тенге. В финансовой концепции нет ни слова о том, какова будет роль недавно созданного ЕНПФ в этом вопросе.

Другим важным источником долгосрочных денег являются средства, привлеченные от физлиц, предпринимателей и мелких компаний, поскольку они представляют собой стабильную депозитную базу. Существуют специальные математические модели, которые на основании исторических данных и анализа поведения клиентов в кризисных ситуациях позволяют выделить из такой депозитной базы нестабильную и стабильную («core deposits») части. Математические расчеты по выделению стабильной части депозитов довольно сложны, и их достаточно трудно произвести отдельно взятому банку. Хотелось бы, чтобы все эти расчеты сделал Нацбанк, поскольку он имеет для этого и ресурсы, и возможности: у регулятора есть вся архивная информация по каждому банку и по всей системе в целом.

В Финансовой концепции долгосрочные планы правительства по государственному кредитованию и субсидированию процентных ставок не привязаны к определённым секторам экономики. Без понимания объемов и способов финансирования/субсидирования со стороны правительства невозможно понять, каким образом будет расти корпоративное кредитование в банках.

Также в документе не прописано, что Нацбанк и правительство собираются предпринять для снижения процентных ставок на кредиты в целом. А ведь это крайне важное условие для быстрого роста кредитов и экономики в целом.

Другая большая проблема, которая сдерживает кредитование в тенге и держит процентные ставки по этим кредитам на высоком уровне, - это высокая долларизация депозитов в банках. О том, как решить этот вопрос, в документе нет ни слова. Усилить долларизацию легко – для этого надо лишь вызвать недоверие к валютной политике государства, как это было сделано путем одномоментной девальвации в феврале этого года. Можно также отметить, что сразу после девальвации официально поднялись процентные ставки на депозиты в тенге, что означает автоматическое повышение процентных ставок на кредиты в тенге.

После таких девальваций вернуть веру в национальную валюту – очень тяжелая и долгосрочная задача. Хотелось бы видеть, что Нацбанк и правительство собираются делать в этом направлении. И желательно, чтобы это было без таких глупостей, как закрытие всех небанковских обменных пунктов.

Есть еще ряд возможностей по стимулированию кредитования со стороны банков. Например, важно облегчить работу банка с проблемным заёмщиками. На сегодня из-за недостатков законодательства и коррупции в судах банкам сложно решать вопросы с такими заёмщиками, особенно в части работы с залогами. В целом таких возможностей по стимулированию кредитования еще много, и хотелось бы видеть их все в Финансовой концепции.

Предложенные меры по повышению устойчивости банков будут сдерживать рост кредитов

Существует много исследований, в том числе исследования Всемирного Банка, доказывающих, что полноценное внедрение банковских стандартов Базель III в развивающихся странах негативно повлияет на развитие их банковских систем и на рост экономик этих стран в целом. Здесь вы найдёте одно из таких исследований, которое описывает большую часть причин таких негативных последствий. Давайте остановимся на некоторых из них.

Увеличение коэффициентов адекватности капитала для банков, несомненно, увеличит их устойчивость, но, с другой стороны, снизит объемы кредитования и увеличит процентные ставки на кредиты. С этой точки зрения непонятно, почему Нацбанк запланировал внедрение коэффициентов адекватности, которые намного выше (в некоторых случаях более чем на 50%), чем это рекомендуется Базельскими стандартами. Сейчас адекватность капитала большинства наших банков даже выше, чем запланировал на будущее Нацбанк. Но при быстром росте кредитов банки быстро упрутся в эти завышенные коэффициенты и будут вынуждены либо ограничивать рост кредитов, либо искать дополнительный капитал. А с нашим неразвитым фондовым рынком найти дополнительный капитал будет очень трудно.

Другим отрицательным эффектом Базеля III считается его негативное влияние на рост долгосрочного кредитования и рост кредитов для малых и средних компаний. А ведь именно высокий рост таких кредитов - это как раз то, что государство пытается добиться от банков. Такое негативное влияние связано с тем, что Базелские стандарты требуют для таких видов кредитования большего выделения капитала, а с учетом повышенных коэффициентов Нацбанка рост этих кредитов становится еще более проблематичным.

Другой большой проблемой внедрения Базеля III является то, что оно потребует большого изменения внутренних политик и отчетностей, прежде всего, с точки зрения управления рисками. Использование этих стандартов потребует создания громадных систем статистической информации; использования сложнейших математических моделей; внедрения сложных программных и технических средств и так далее. В развитых странах это пройдет достаточно безболезненно, поскольку их банки более подготовлены. Но для казахстанских банков внедрение и поддержание таких стандартов потребует больших дополнительных финансовых и человеческих затрат, а руководство банков вместо своей основной деятельности по привлечению депозитов и выдаче кредитов будет тратить большую часть своего времени на соблюдение требований Нацбанка.

Это не полный перечень причин негативного влияния Базеля III. Но самое главное – это то, что в одном из исследований говорится: никакие стандарты Базелского комитета не помогут, если не соблюдаются принципы корпоративного управления, и банковский регулятор нормальным образом не осуществляет свои функции. А ведь именно из-за этого перегрелся рынок недвижимости, а затем произошел финансовый кризис в Казахстане в 2007-2009. До наступления кризиса только слепой мог не заметить быстрое надувание пузыря на рынке недвижимости. Заимствования банков на международных рынках росли большими темпами, практически все эти деньги шли на финансирование операций с недвижимостью, и в результате цены на недвижимость росли просто сумасшедшими темпами. Спрашивается, что в то время помешало нашему регулятору (это был АФН) осуществить меры по резкому ограничению внешних заимствований и кредитованию сделок с недвижимостью, так как это сегодня делает Нацбанк, ограничивая высокий рост потребительских кредитов? Здесь сразу возникает вопрос: зачем банкам внедрять очень затратный Базель III, который будет ограничивать рост кредитов и рост экономики в целом, если Нацбанк может легко управлять рисками банковской системы на своем уровне?

Я считаю, что помимо того, чтобы отложить внедрение Базеля III, нужно еще убрать некоторые новые регуляторные требования, которые уже создают большую головную боль для банков и уже сейчас ограничивают рост кредитования. Прежде всего это касается динамических резервов. Практически все банки выступили против внедрения этих резервов, поскольку они очень сложны в применении, непонятен их расчет, и они ограничивают долгосрочное кредитование. Кстати впервые эти резервы были применены в Испании в 2000, но они практически не помогли при банкротстве банков, когда в этой стране лопнул пузырь на рынке недвижимости  (примерно так, как это было у нас).

Страх перед "дочками" иностранных банков

Напоследок хотел бы отметить, что финансовая концепция почему-то просто принизана страхом перед филиалами иностранных банков, которые, по ожиданиям Нацбанка, массово придут на рынок после вступления Казахстана в ВТО. В документе регулятор утверждает, что их появление может подорвать конкурентоспособность отечественных банков и увеличить риски в банковской системе.

Откровенно говоря, эти страхи выглядят смешно, особенно на фоне того, что в 2013 нашу банковскую систему покинул международный банк UniCredit с убытком почти $2 млрд. А в этом году из Казахстана уйдет такой знаковый международный банк как HSBC. Скорее всего, он уйдет, что называется по нулям, без прибыли или убытка. Уход этих банков - довольно тревожная тенденция.

Почему российские дочерние банки процветают в Казахстане, а западные «дочки» чахнут и уходят с нашего рынка? Это связано с тем, что наша бизнес-среда сильно отличается от западной. Западные банки не могут кредитовать компании, у которых есть официальная и неофициальная отчётность, компании, за которыми официально или неофициально стоят политически влиятельные фигуры. Также у них возникают серьезные проблемы по работе с нашей судебной системой, так как они не могут использовать административные рычаги или финансовые стимулы, чтобы добиться справедливого решения. Для западных банков зачастую непонятны действия нашего регулятора и других госорганов. Этот список можно продолжать и продолжать.

Уход таких знаковых западных банков с нашего рынка показывает, что они потеряли веру в улучшение бизнес среды в Казахстане. Интересно, как после ухода банковских иностранных инвесторов государство собирается привлекать небанковских инвесторов, поскольку уход таких банков является знаковым для всех иностранных инвесторов.

Что касается российских дочерних банков, то они чувствуют себя в нашей бизнес-среде, как рыба в воде, и сегодня растут быстрее отечественных банков. Это связано с тем, что в России бизнес-среда находится примерно на том же уровне, что и в Казахстане. 

Примечание. Автор подчеркивает в письме в редакцию, что изложенное им является только его личной точкой зрения.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
15430 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
18 января родились
Арман Есенжулов
президент АО «ТНК «Казхром»
Ноябрь в цифрах

Экономика Казахстана в цифрах и фактах. Ноябрь 2018 года.

Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить