Дамоклов меч рисков

Развитие розничного рынка можно форсировать

Розничный рынок остается привлекательным для казахстанских банков – есть пространство для роста, многие ниши остаются незанятыми. Что нужно сделать, чтобы дать национальному банковскому рынку второе дыхание, размышляет председатель правления АО «Евразийский банк» Майкл Эгглтон.

– Из-за Таможенного союза россияне активно выходят на казахстанские рынки не мелкими, а уже средними, иногда крупными компаниями. Смогут ли российские компании форсировать создание того самого среднего сектора бизнеса, который так долго пытаются вырастить в Казахстане?

– В Казахстане есть крупный бизнес и мелкий, но среднее звено представлено слабо. Основная проблема для предприятий среднего уровня – это фондирование, казахстанские банки неохотно дают им деньги. Происходит это потому, что у этих компаний зачастую нет нормальной залоговой базы, банкам сложно оценить их реальное финансовое состояние, а также по ряду других причин. Например, по действующему российскому законодательству компания среднего звена может заключить контракт с крупным предприятием и банк в качестве залога под финансирование может взять этот же самый контракт.

То есть берутся под залог будущие денежные поступления от исполнения этого контракта. При такой схеме банк может контролировать денежные потоки и минимизировать собственные риски. Банки охотно применяют эту схему на практике, потому что у них есть только два риска – операционный (исполнит ли средняя компания контракт) и кредитный (заплатит ли большая компания средней по контракту). Риски минимальны, бизнес получает финансирование у банков, и все довольны – это называется факторинг, который, к сожалению, в Казахстане пока не развит. Если мы берем в залог такой контракт сейчас, то нам необходимо формировать под него 100% провизий. Почему так много? Потому что по действующему законодательству такой залог не считается качественным. Казахстанские банки не готовы нести такие затраты, поэтому этот инструмент им сейчас неинтересен. Как следствие, бизнес среднего звена не получает денег.

Отсюда вопрос: как маленькая компания может вырасти в предприятие среднего звена, если на пути к большим контрактам от них требуют капитальных вложений, а денег взять негде? К примеру, начиная работать по контрактам с добывающими гигантами, они должны купить, скажем, 10 новых экскаваторов. Собственных денег не хватает, а кредиты не дают… Приходящие в Казахстан российские компании поставлены в такие же условия, что и местные. Даже если они обращаются в «родные» Сбербанк или ВТБ, ничего не меняется, ведь работа этих банков также регулируется казахстанскими законами. Поэтому я не уверен, что российские компании смогут создать в Казахстане прочный средний сектор.

– А если посмотреть на казахстанскую банковскую розницу, есть ли еще пространство для роста?

– Рынок не перегрет, пространство для роста остается значительным, правда, банкам нужно действовать осторожно с рис­кованными группами заемщиков и не терять голову. Расти есть куда, к примеру, если посмотреть на количество автомобилей на 1000 человек, то в Казахстане это примерно 250, в России – 380, а в Центральной Европе – более 400. То есть еще как минимум сотня человек может купить авто – остается предложить им кредит. Задел для роста есть в секторе кредитных карт, потребительских кредитов.

– Но не бывает же все так радужно? Где ложка дегтя в бочке меда?

– Проблемы есть. Взять то же начисление процентной ставки по кредитам для населения. Ставки высоки из-за того, что в Казахстане неэффективно работает единое кредитное бюро, которое должно отслеживать всю кредитную историю заемщика в каждом банке. Если заемщик обращается за кредитом, то банк должен иметь возможность получить в таком бюро всю информацию по человеку: были ли просрочки, имеет ли человек кредит в другом банке и т.д. В реальности банк может узнать, где человек работает, каков его доход, некоторую другую информацию, но полной картины по заемщику кредитная организация получить не может. Поэтому, выдавая кредит, банк сильно рискует, отсюда высокие проценты. Для того чтобы банку снизить проценты, ему нужна полная и достоверная информация о клиенте.

– Если кредитное бюро сможет предоставлять банкам исчерпывающую информацию по клиентам, можно ли говорить о вероятности каких-то дифференцированных процентов по кредитам? О каком-то, возможно, индивидуальном подходе к заемщикам?

– Однозначно появится персональный подход к каждому клиенту, который будет основан на простом расчете. Например, в США используется метод числового значения. По каждому клиенту есть кредитная история, на основе которой формируется скоринг, и уже на основе этого значения рассчитывается индивидуальный процент по кредиту. В США эта система «баллов» варьируется от 0 до 840, и чем выше у вас скоринг, тем меньше процентов вы будете платить.

– Какие еще есть риски на казахстанском розничном рынке для банков?

– По ипотечному направлению могу отметить две сложности. Есть такая организация – Казахстанская ипотечная компания, которая могла бы перекупать у банков ипотечные кредиты и обслуживать их дальше. Ведь банкам выгодно давать деньги на короткое время – на два-три года, а не на 15 лет. Если кредит соответствует определенным требованиям, то у банка должна быть возможность продать его. Например, у американских банков сейчас достаточно денег и нет нужды продавать такие кредиты государству, они обслуживают их сами.

Второй способ, с помощью которого государство может поддержать национальную ипотеку, – предоставить банкам более долгосрочное финансирование, для того чтобы они могли развивать это направление.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3192 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
19 июня родились
Именинников сегодня нет
Апрель в цифрах

Экономика Казахстана в цифрах и фактах. Апрель 2019 года.

Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить