Время возможностей

Как Quantum Capital заработал в кризис. Интервью с co-founder Ахметом Бяшимовым и портфельным управляющим Аскаром Ахмедовым

Расскажите, что происходит на глобальных рынках.

AA: В конце февраля - марте этого года произошло самое быстрое падение рынков в истории. Слово «беспрецедентный» лучше всего описывает ситуацию. Про падение индекса и отскок S&P 500 и нефти сказано немало, а вот про рост безработицы в Америке, масштаб программ ФРС и конгресса США в Казахстане знают немногие.

В феврале этого года в США был самый низкий уровень безработицы за последние 50 лет, а в апреле безработица США достигла 14,7% - уровень Великой депрессии. Каждый пятый может остаться без работы. Именно в ожидании такой трагедии рынки и упали в марте. Для США, экономика которых более чем на две трети зависит от потребителя, такой уровень безработицы мог бы привести ко второй экономической депрессии, если бы не пакет мер, принятых конгрессом. Основной поток стимулирования заключается, по сути, в раздаче денег: это и по $1200 на каждого взрослого и $500 на ребенка, повышенные пособия по безработице, которые для многих более чем компенсировали потерю работы.

Более чем компенсировали? То есть на пособии люди получают больше, чем на работе?

АА: Да. Пакет мер подразумевал увеличение пособия на $600 в неделю, т. е. многие сейчас на пособии получают $3600-4000 в месяц. Карантинные меры больше всего затронули работников с низкими зарплатами, которые получали $500-700 в неделю, и сейчас такая поддержка их действительно выручает. И не стоит забывать про программу поддержки МСБ, в рамках которой небольшим компаниям выдаются кредиты, которые те могут не возвращать, если более 75% займа направлено на зарплаты сотрудников.

А как поддерживается крупный бизнес и публичные компании?

АА: для них создали специальную организацию с капиталом от конгресса и финансированием от ФРС. Эта компания выдает кредиты среднему и крупному бизнесу, причем даже не самым устойчивым предприятиям. ФРС не может принять на свой баланс кредитные риски, поэтому не кредитует самостоятельно, а потенциальные убытки закрываются капиталом, выделенным конгрессом. Публичные компании поддержал Федеральный резерв, который вернул рынкам нормальное функционирование. До 23 марта, по сути, было невозможно разместить облигации – никто не хотел кредитовать бизнес. ФРС же объявил об огромных программах по выкупу облигаций всех сортов, и рынок поспешил опередить центральный банк в этом, то есть на рынке снова появились покупатели и компании снова смогли привлекать долг.

Почему бы Казахстану не перенять часть этих идей?

АА: По идее у Казахстана есть фискальное пространство для такой поддержки населения, безработных и МСБ. У нашей страны низкий уровень госдолга, а также есть накопления в виде Нацфонда, который создан как раз для таких ситуаций. Очень частично мы переняли одну из этих идей в виде 42500 тенге, которые выделялись людям, потерявшим работу. Потенциально правительство могло бы увеличить эту сумму, а также перенять и остальные фискальные программы, что означало бы увеличение госдолга и трансфертов из Нацфонда. Но с точки денежно-кредитной политики у Нацбанка сейчас нет возможности усиленно предоставлять ликвидность и кредитовать экономику, при этом не подрывая свою репутацию и мандат стабильности цен. Мы видели, что краткосрочно центральному банку даже пришлось повысить ставку, чтобы сбавить спекулятивное давление на тенге.

А почему Нацбанк не может стимулировать экономику? Центральные банки России и Украины снизили ставки в ответ на коронавирус.

АА: Центральные банки этих стран успели доказать свою независимость с 2014 года и заработали доверие рынка. Благодаря этому снижение ставки не приводит к непомерному росту спекулятивных настроений. Да, и гривна, и рубль ослабели в марте, но рынок знает, что курс может снижаться и поэтому не скупает доллары по любой цене.

В Казахстане же динамика тенге с 2017 года была непонятна участникам рынка, и до апреля 2020 года мало кто действительно верил в его способность укрепляться. Сейчас у Нацбанка появился еще один шанс выстроить свою репутацию – курс укрепляется, и надо лишь не вмешиваться в его самоопределение. В то же время центральный банк должен управлять ставками, объяснять, какие условия необходимы для их снижения, и снижать только в случае реализации необходимых сценариев. Также плюсом стало отчуждение в АРРФР функций по регулированию банков – теперь их поддержка не будет идти вопреки денежно-кредитной политике.

Что вы думаете о надежности казахстанской банковской системы? Как повлияло возрождение АФН и проведение AQR?

АА: Банковская система сейчас однозначно себя чувствует лучше, чем 4-5 лет назад, даже с учетом текущего кризиса. Из системы выведены почти все плохие банки и их триллионы тенге безнадежных займов. Но у некоторых банков балансы все еще слабые – об этом говорят результаты AQR, а также отчетности некоторых банков, которые не участвовали в оценке качества активов. На этом фоне населению и бизнесу, которые не готовы копаться в отчетах банков, лучше следовать стратегии up in quality, то есть держать текущие счета и депозиты в хороших финансовых институтах. Но, учитывая ограничения на максимальные ставки со стороны КФГД и кредитное качество даже хороших банков, валютные накопления лучше вообще не держать в наших банках.

Какие есть альтернативы у наших инвесторов?

БА: Инвесторам, желающим стабильного прироста капитала и не готовым мириться с низкими депозитными ставками, стоит рассмотреть рынок долларовых облигаций. За последние 10 лет доходность по ним составила 6,4%.

Если же ваш аппетит к риску высок и вы нацелены на двухзначную доходность, то рынок акций будет для вас хорошим подспорьем. Очень важно подойти серьезно к выбору брокера или управляющей компании, внимательно изучив договор и структуру компании.

Сейчас в новостях много критики разных брокеров, Forex-организаций…

БА: Большинство брокеров, предоставляющих доступ на западные рынки, получают лицензии от никому не известных регуляторов, открывают счета в никому не известных юрисдикциях, при этом сулят баснословную доходность, фокусируя внимание клиента на «выгодах», ожидающих их в недалеком будущем. Данная бизнес-модель «развязывает руки» управляющим, неся соответствующие риски для клиентов. Несколько правильных вопросов позволят инвестору избежать подобных рисков: кто является банком - получателем ваших средств, хранятся ли ваши активы в надежных и прозрачных кастодианах на отдельных счетах, имеет ли компания все необходимые лицензии на осуществление деятельности, причем от надежных регуляторов?

Соответствует ли Quantum Capital этим требованиям?

БА: Да, соответствует. 7 февраля 2020 года мы одни из первых в стране получили ряд лицензий на осуществление нашей деятельности от Международного финансового центра «Астана».

Хочу подчеркнуть, что мы не столько брокерская, сколько управляющая компания. Мы не просто даем клиентам доступ на международные рынки, а предоставляем экспертизу по управлению капиталом, применяя как фундаментальный анализ, так и машинное обучение.

Портфельные управляющие Quantum Capital опережают рынок последние годы, 2020-й не стал исключением, доходность на сегодняшний день составляет 8,4% в долларах, при этом доходность индекса S&P 500 составляет -6,6%.

Рынок упал с февраля. Как вам удалось заработать?

АА: Мы правильно предугадали распространение коронавируса и последующее введение карантина в США и Европе. Мы приобрели долгосрочные государственные облигации США, которые росли, пока рынок падал, а в апреле перешли обратно в акции и корпоративные облигации.

Какие у вас дальнейшие ожидания по рынку?

АА: Мы оптимистично смотрим на корпоративный долг, так как за ним стоит ФРС, а точнее – необходимость стимулировать экономику через кредитование. В начале марта Федеральный резерв снизил ставки до минимума, но конечная ставка кредитования для бизнеса все еще оставалась высокой – спред к безрисковой кривой расширялся быстрее и больше, чем ФРС снижал ставки. Из-за этого центральный банк был вынужден войти в рынок корпоративного долга, тем самым сузив спред и снизил ставки по кредитам и облигациям. Мандат ФРС двойной: стабильность цен и безработица, и поэтому пока безработица не будет ниже хотя бы 7%, о повышении ставок речи не будет. Так же длительно будет влияние Федерального резерва на рынок корпоративных облигаций – иначе спреды расширятся и эффективность денежно-кредитной политики снизится.

По акциям мы умеренно позитивны. Есть еще много потенциальных рисков, которые могут замедлить восстановление экономики – это и вторая волна коронавируса, и напряжение ситуации между Китаем и США. Поэтому мы инвестируем в акции компаний, которые будут расти независимо от этих проблем.

Сейчас облигации и акции некоторых компаний находятся на приемлемых для покупки уровнях, в отличие от февраля текущего года. Надо не упускать эту возможность, потому что когда экономика восстановится, активы станут намного дороже.

+7-777-947-23-23
: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
7447 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
12 августа родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить