Венчурный ковбой делает деньги на пляже

Появившийся буквально из ниоткуда, Крис Сакка стал бизнес-ангелом для Twitter, Uber и Instagram, собрав самое впечатляющее в истории Кремниевой долины портфолио, но нажив в этом процессе немало недругов

Фото: Jamel Toppin для Forbes

Место в рейтинге-2015. Имя / Место в рейтинге-2014
Компания
Крупнейшая сделка

1. Джим Гетц /1
Sequoia Capital
WhatsApp

2. Питер Фентон /3
Benchmark Capital
Twitter

3. Крис Сакка /12
Lowercase Capital
Uber

4. Джош Копельман /11
First Round Capital
LinkedIn

5. Стив Андерсон /8
Baseline Ventures
Twitter

6. Даг Леоне /6
Sequoia Capital
Fireeye

7. Пол Мадера /9
Meritech Capital Partners
Facebook

8. Нил Шен /33
Sequoia Capital Сhina
Alibaba

9. Билл Герлей /70
Benchmark Capital
Uber

10. Дженни Ли /52
Ggv Capital
Xiaomi

11. Скотт Санделл /10
New Enterprise Associates
Cloudflare

12. Пител Тиль /4
Founders Fund
Facebook

13. Джим Брейер /5
Breyer Capital
Facebook

14. Майк Мэйплс /14
Floodgate
Twitter

15. Мэри Микер /21
Kleiner Perkins Caufield & Byers
Facebook

16. Майкл Моритц /13
Sequoia Capital
Linkedin

17. Анил Бхусри /17
Greylock Partners
Workday

18. Фред Уилсон /15
Union Square Ventures
Twitter

19. Марк Андрисен /2
Andreessen Horowitz
Facebook

20. Юрий Мильнер /35
Digital Sky Technologies
Facebook

21. Релоф Бота /29
Sequoia Capital
Square

22. Стивен Джи /Новичок
Sequoia Capital China
Dianping.com

23. Ребекка Линн /Новичок
Canvas Venture Fund
Lending Club

24. Салил Дешпанде /67
Bain Capital Ventures
Lending Club

25. Бен Хоровиц /20
Andreessen Horowitz
Twitter

26. Промод Хейг /27
Norwest Venture Partners
FireEye

27. Дэвид Чже /16
Greylock Partners
Facebook

28. Джереми Ливайн /19
Bessemer Venture Partners
Pinterest

29. Альфред Лин /26
Sequoia Capital
Airbnb

30. Джон Доерр /23
Kleiner Perkins Caufield & Byers
Uber

31. Тодд Чаффе /18
Institutional Venture Partners
Twitter

32. Херст Лин /54
DCM
E-Commerce China

33. Дэнни Раймер /85
Index Ventures
Facebook

34. Рид Хофман /7
Greylock Partners
LinkedIn

35. Джиксун Фу /Возвращение
GGV Capital
Xiaomi

36. Эшим Чандна /55
Greylock Partners
Palo Alto Networks

37. Самир Ганди /41
Accel Partners
Flipkart

38. Гаурав Гарг /86
Wing Ventures
Jawbone

39. Айдын Сейкут /50
Felicis Ventures
Adyen

40. Рон Конвэй /65
SV Angel
Twitter

41. Гарри Уеллер /34
New Enterprise Associates
Groupon

42. Навин Чаддха /30
Mayfield Fund
Qunar

43. Ханс Танг /69
GGV Capital
Xiaomi

44. Брайан Сингерман /Новичок
Founders Fund
Spotify

45. Роб Хэйс /75
First Round Capital
Uber

46. Ли Фиксел /58
Tiger Global management
Facebook

47. Сяозынь Ли /Новичок
IDG Capital Partners
Xiaomi

48. Скотт Шлейфер /Новичок
Tiger Global Management
Alibaba

49. Энн Ламонт /46
Oak Investment Partners
Castlight Health

50. Дэвид Чао /Возвращение
DCM
Renren

51. Райан Суини /45
Accel Partners
Groupon

52. Майкл Когуэн /44
Sequoia Capital
Fire Eye

53. Джонатан Сильверштейн /89
Orbimed Advisors
Avanir Pharmaceuticals

54. Брайан Робертс /61
Venrock
Juno Therapeutics

55. Джоел Катлер /47
General Catalyst Partners
Airbnb

56. Чарльз Молдоу /Новичок
Foundation Capital
Lending Club

57. Девен Парех /22
Insight Venture Partners
Twitter

58. Нираж Агравал /37
Battery Ventures
Groupon

59. Биджан Сабет /32
Spark Capital
Twitter

60. Рэнди Глейн /42
Draper Fisher Jurvetson
Twitter

61. Куи Джоу /81
Sequoia Capital China
Dianping

62. Кевин Эфрузи /25
Accel Partners
Facebook

63. Мэтт Колер /99
Benchmark Capital
Dropbox

64. Кен Хоуэри /Новичок
Founders Fund
Facebook

65. Клаус Хоммельс /51
Lake Star
Facebook

66. Ричард Вонг /24
Accel Partners
Atlassian

67. Пинг Ли /49
Accel Partners
Cloudera

68. Дэвид Вейден /68
Khosla Ventures
Jawbone

69. Антон Леви /Новичок
General Atlantic
Alibaba

70. Митч Ласки /Новичок
Benchmark Capital
Snapchat

71. Сэнди Миллер /38
Institutional Venture Partners
Zynga

72. Джордж Захари /40
Charles River Ventures
Twitter

73. Дэвид Коуан /Возвращение
Bessemer Venture Partners
LinkedIn

74. Ричард Лиу /84
Morningside Group
Xiaomi

75. Джордж Бишоф /39
Meritech Capital Partners
Isilon

76. Роберт Уорд /31
Meritech Capital Partners
Cloudera

77. Джош Штейн /97
Draper Fisher Jurvetson
Box

78. Деннис Фелпс /Возвращение
Institutional Venture Partners
Snapchat

79. Брюс Голден /Возвращение
Accel Partners (Лондон)
Qlik Technologies

80. Джим Тананбаум /Новичок
Foresite Ventures
Puma Biotechnology

81. Шервин Пишевар /90
Sherpa Ventures
Uber

82. Джеффри Джордан /48
Andreessen Horowitz
Airbnb

83. Брайан Шрейер /72
Sequoia Capital
Dropbox

84. Дэвид Ли /82
SV Angel
Airbnb

85. Изхар Армони /79
Charles River Ventures
Yammer

86. Венки Ганесан /57
Menlo Ventures
Palo Alto Networks

87. Су Ян Дзян /Возвращение
IDG Capital Partners
Tian Ge Interactive

88. Эндрю Брачча /Новичок
Accel Partners
Cloudera

89. Карл Гордон /64
Orbimed Advisors
Inhibitex

90. Сатиш Дармараж /Новичок
Redpoint Ventures
Pure Storage

91. Бэт Сейденберг /Новичок
Kleiner Perkins Caufield& Byers
Flexus Biosciences

92. Шон Каролан /Новичок
Menlo Ventures
Uber

93. Питер Вагнер /53
Wing Ventures
Nimble Storage

94. Мамун Хамит /80
The Social + Capital Partnership
Box

95. Майк Вольпи /Возвращение
Index Ventures
Pure Storage

96. Бен Нье /28
Bain Capital Ventures
LinkedIn

97. Гордон Риттер /78
Emergence Capital Partners
Veeva Systems

98. Джеф Кроу /77
Norwest Venture Partners
Lending Club

99. Тед Шлейн /62
Kleiner Perkins Caufield & Byers
Shape Security

100. Майкл Диаринг /Новичок
Harrison Metal
Ad Mob

На улицах Манхэттен-Бич, к югу от Лос-Анджелеса, все еще можно встретить людей в гидрокостюмах, вывески центров йоги и кафе с морепродуктами, но исконная серферская культура уже понемногу сдает позиции.

По набережной, вдоль домов, которые, по словам знающих людей, принадлежат Марку Кьюбану и бывшему главе Oracle Рэю Лейну, навстречу нам бежит чемпионка по пляжному волейболу Керри Уолш Дженнингс.
О местных достопримечательностях мне рассказывает венчурный инвестор Крис Сакка. Он тоже часть приключившейся с Манхэттен-Бич метаморфозы. На этом пляже он работает не меньше, чем у себя в офисе. 39-летний предприниматель показывает места, запомнившиеся ему благодаря заключенным сделкам. Вот здесь сооснователь Instagram Кевин Сайстром спотыкался о загоравших на пляже людей, когда доказывал Крису, почему его фотоприложение достойно финансирования. Чуть дальше они сидели с сооснователем Twitter Эваном Уильямсом, размышляя о будущем социальных сетей. А вот на это место директор Twitter Дик Костоло и Сакка приходили на утреннюю тренировку. «Кевин Розе повторил за мной парочку упражнений, сказал, что я безумный и что больше со мной тренироваться не будет», – вспоминает вдруг Сакка основателя новостного сайта Digg.

За всей этой похвальбой громкими именами стоит немалый вес: $1,2 млрд – таково, по оценкам Forbes, личное состояние Сакка, которое он нажил практически с нуля за последние девять лет. Бывший сотрудник Google внезапно оказался в одном клубе с такими ветеранами венчурных инвестиций, как Джим Брейер, Джон Доерр и Майкл Моритц, которых даже обошел. Сакка вложился в такие потрясающие стартапы, как Twitter, где до выхода компании на IPO сумел стать самым крупным из внешних инвесторов, а также Uber – ему принадлежит 4%, оценочная стоимость которого составляет $41 млрд. А его фонды вложились в такие мультимиллиардные стартапы, как Stripe, Lookout и Automatic – родительскую компанию Word Press.

«Крис сумел вовремя увидеть каждый из ярких стартапов в долине и вложился в них на этапе посевных инвестиций, – говорит генеральный директор Yahoo Марисса Майер, которая сама инвестирует в фонды Сакка. – У него беспрецедентная история попаданий!». 39-летний инвестор занял третье место в 14-м ежегодном рейтинге «Список Мидаса», включающем 100 лучших венчурных инвесторов мира.

У Криса Сакка нет ни технического, ни бизнес-образования. Он не умеет программировать, никогда не открывал собственное дело и не работал в крупном инвестиционном фонде. Как он действует? Заводит дружбу с основателями стартапов, подставляет им плечо, когда дела идут не очень, и подбадривает, когда они не решаются пойти на риск. «Я знал, что мне не нужно думать об интересах крупной компании, – говорит Сакка. – Поэтому мог работать быстрее, чем большие инвесторы».

Но его путь также усеян осколками разбитой дружбы и отголосками тяжелых чувств. Хотя Крис не стремится быть героем прессы – это первая большая статья о нем, для которой миллиардер сам дает комментарии, – он не стесняется в выражениях, постоянно щеголяет своими знакомствами и тем, как бесцеремонно расталкивает конкурентов на пути к сделке. Поэтому отношение к нему у многих неоднозначное. «У него есть что-то вроде комплекса героя, – говорит хорошо знающий Сакка партнер по бизнесу. – Он отличный инвестор, но ему этого мало – обязательно нужно погеройствовать». В Google Крис мог без приглашения прийти на любую встречу и вписаться в любую дискуссию, не давая никому вставить ни слова. В Twitter отчасти из-за него было принято правило, согласно которому лица, не работающие в компании, не имеют права участвовать в собраниях сотрудников. Генеральный директор Uber Трэвис Каланик, с которым они были друзьями, сейчас практически с ним не разговаривает. «Крис всегда режет правду-матку, – говорит его ментор Стив Андерсон из Baseline Ventures, также поддержавший Instagram и вошедший в «Список Мидаса» на 5 место. «Я легко сближаюсь с людьми, – говорит Сакка. – Но если со мной обойтись плохо, то сжигаю все мосты».

Пока мы разговариваем на пирсе Манхэттен-Бич, у Сакка пищит iPhone. Это сообщение, которое ему через Twitter прислал Бен Рубин, директор Meerkat – набирающего популярность приложения для стриминга видео. Крис не будет инвестировать в Meerkat, но он консультирует Рубина перед первой серьезной презентацией на популярной конференции Southby Southmest. Сакка быстро набирает ответ большим и указательным пальцами. «Я сказал Бену, что фестиваль станет для них первым большим тестом и если получится обеспечить стриминг для всех участников, то это будет прорыв, – объясняет собеседник, показывая мне экран телефона с цепочкой сообщений. – Нужно всегда предлагать что-то, не рассчитывая на отдачу». Именно так он строит новые мосты: на дымящемся пепле старых.

Сегодня Сакка ждут на совете директоров. Он стремительно переодевается из футболки в свою собственную униформу. У Стива Джобса были черные водолазки, а у Криса Сакка – вышитые ковбойские рубашки. Первую из них он купил под влиянием момента в аэропорту в Рено, по дороге на конференцию. Реакция участников была такой, что на обратном пути Крис скупил половину магазина. Сейчас в его коллекции почти 70 рубашек разных цветов. Часть из них висит на вешалках рядом с входной дверью, а пару он держит в багажнике машины на всякий случай. «Партнеры по бизнесу расстраиваются, когда я прихожу на встречу не в ковбойке», – говорит он, надевая черную рубашку с серебряной вышивкой.

Этот ковбойский образ стоит отнести к еще одному проявлению несочетаемых черт в характере Криса. Сказать, что он с Запада, можно только в том случае, если иметь в виду запад штата Нью-Йорк. Будущий инвестор родился в пригороде Баффало в семье профессора университета и юриста. В школе он прекрасно учился и поступил в Джорджтаунский университет, где учился и его отец. Потом Крис пошел в Институт юридических наук Джорджтауна, но юриспруденция его не вдохновляла. Как-то раз в качестве младшего юриста юридической компании Fenwick & West в Кремниевой долине ему довелось участвовать во встрече с известным инвестором, партнером фонда Kleiner Perkins Caufield & Byers Джоном Доерром. «Мне стало ясно, что все самое интересное происходит в сфере инвестиций», – говорит Сакка.

Когда его уволили после кризиса на рынке доткомов, Крис начал обзванивать участников «Списка Мидаса», предлагая им свои услуги. Наконец ему удалось договориться со стартапом Speedera Networks – он помогал отстреливаться от многочисленных исков, которыми компанию заваливал более крупный конкурент Akamai. В ноябре 2003 Сакка переметнулся в Google, где его взяли в команду, занимавшуюся вопросами юридической поддержки и развития бизнеса, в том числе скрытым поиском мест с низкой налоговой нагрузкой и недорогим электричеством. Там Google размещал новые дата-центры, покупая землю через специально создаваемые холдинговые компании с никому не известными названиями.

Сакка старался впитывать любую информацию, которую слышал на встречах директоров. Инвестор Хантер Уолк, работавший в прошлом на руководящих позициях в Google, вспоминает, как однажды отчитывался о развитии рекламных инструментов Ad Sense на встрече с Ларри Пейджем. Сакка, не имевший ни опыта в рекламе, ни отношения к проекту, счел нужным высказать свое мнение. «Тогда Google был компанией, в которой ценились люди, добивавшиеся результатов, – говорит Сьюзан Войжицки, долго проработавшая в Google и сейчас возглавляющая YouTube. – Крис всегда стремился работать над тем, что обещало стать шагом в будущее».

Иногда желание высказаться на злободневную тему выходило Крису боком. Получив научную стипендию в Оксфорде, Сакка выступил на конференции, где обвинил операторов беспроводных сетей в том, что из-за них Google Maps не работает на британских телефонах. Это выступление привело к повальному осмеянию Google Android в британской прессе. Дэвид Драммонд, начальник Криса, уже было хотел советовать ему обновить резюме, но Пейдж вместо этого поручил Сакка проект по развитию беспроводных сетей, включавший славную, но бесплодную попытку внедрить бесплатный Wi-Fi в Сан-Франциско. «На одной из встреч Крис вызвался лично ездить по городу и приматывать роутеры к фонарным столбам скотчем», – вспоминает Майер, которая познакомилась с ним в Google благодаря этому проекту.

У Сакка были и другие идеи. Например, он предложил сблефовать и подать заявку на тендер частот (что в результате привело к росту цен на них), но не сошелся во мнениях с Эриком Шмидтом, который считал, что нужно купить две спутниковые компании. Шмидт, тогда возглавлявший Google, хотел накопить наличных и приготовиться к спаду. В декабре 2007, когда большинство его опционов были исполнены, Сакка уволился.

В течение следующих полутора лет он занимался тем, что помогал реализовать свой проект по управлению беспроводными частотами от имени инвестиционного фонда Harbinger Capital. Это принесло Крису несколько миллионов долларов в виде вознаграждения за услуги. Он все больше времени проводил в своем доме в Траки, городке на берегу озера Тахо, и решил оттуда заняться посевными инвестициями в Кремниевой долине.
Сакка уже делал это в Google, но в тайне от работодателя. Один из его коллег ушел из компании, чтобы развивать собственный стартап – сервис подкастов Odeo. В 2006 этот же стартапер по имени Эван Уильямс основал новый сервис микроблогов Twttr и спросил Сакка, не желает ли тот поучаствовать. Сакка, всерьез заинтересовавшись перспективами стартапа, выписал ему чек на $25 000 и принялся сам с бешеной скоростью строчить твиты. Он даже стал причиной одного из первых связанных с Twitter скандалов, когда высланные в частной переписке фотографии кровавой автокастрофы, свидетелем которой стал Крис, внезапно появились в его публичном твите.

В течение всего 2009 Сакка делал очень дальновидные инвестиции в такие компании, как Kickstarter, Twilio и Lookout, но со временем его запасы стали иссякать (он слишком поздно пришел в Google, чтобы заработать миллионы). Его старый знакомый по Speedera Ханс Суилденс управлял компанией Industry Ventures. Суилденсу понравилось портфолио инвестиций Сакка, и он предложил тому собрать фонд. Industry обязалась сделать первый вклад в новый фонд Lowercase Capital, а другими вкладчиками стали Майер и, как ни странно, Шмидт. «Сейчас это уже забылось, но в 2009 или 2010 все эти инвестиции на раннем этапе казались очень рискованными, да и сам рынок еще был под большим вопросом», – говорит Брэд Филд, являвшийся консультантом, а потом ставший инвестором фонда.

Ставка на Instagram, основанный еще одним бывшим сотрудником Google Кевином Сайстромом, была еще впереди, ну а пока, в конце 2009, Сакка масштабировал свои инвестиции до качественно другого уровня, решив увеличить вклад в Twitter. «Я месяцы потратил на то, чтобы убедить остальных, что это не просто игрушка, а настоящий бизнес, – вспоминает он. – В конце концов, решил просто вложить все свои деньги». Он пошел по той же схеме, что и сделки Google с землей: создал четыре фонда под непримечательными названиями, чтобы выкупить акции Twitter у бывших сотрудников стартапа. Сакка был не единственным, кому пришла в голову эта идея. Сооснователь фонда SV Angel Рон Конвэй тоже стал обзванивать инвесторов, намереваясь получить десятки миллионов долларов на ту же самую цель.

Сакка не думал выходить за рамки нескольких миллионов, но малознакомый приятель Сузаил Ризви, сам управлявший миллиардными инвестициями, убедил его, что играть нужно по-крупному. Настоящий прорыв случился тогда, когда Эв Уильямс сам предложил Крису купить у него акции Twitter на $400 млн. Сакка на тот момент собирался в путешествие в Юго-Восточную Азию, где хотел сделать предложение своей подруге (теперь жене) в том самом месте, где поженились ее родители. Сразу по возвращении он вплотную взялся за подготовку сделки с Уильямсом. Еще через 30 дней ему удалось в полной тайне заручиться средствами в размере $1 млрд от JP Morgan и муниципальных фондов. Следующие 18 месяцев Сакка и Ризви занимались тем, что выкупали доли бывших сотрудников и других инвесторов, чтобы успеть до публичного объявления о выходе компании на IPO в мае 2013. Когда распределение долей стало известно всем, другие инвесторы сильно разозлились, увидев, что у них под носом Сакка скупил акции и стал самым крупным внешним инвестором Twitter. «Но он в первую очередь был новатором, а не манипулятором. Крис структурировал эти средства так, как раньше никто не делал, – говорит Андерсон из Baseline. – Он увидел этот шанс раньше других, поэтому они задались вопросом: как этот никому не известный чувак вообще смог найти столько инвестиций для выкупа акций?»

У человека, который в стоимостном выражении потерял, пожалуй, больше всего от продажи своей доли, претензий к Сакка нет. «Есть люди, которые осуждают Криса за скупку, – говорит Уильямс. – Но он сделал то, что на его месте сделал бы каждый». Стоимость Lowercase Industry, первого фонда Сакка, созданного для выкупа доли в Twitter, выросла на 1500%. А если смотреть в целом, то его сделки с Twitter принесли инвесторам $5 млрд.

Когда о схеме с акциями Twitter еще не было известно, Крис обладал репутацией надежного друга для стартапов, оказавшихся в сложной ситуации после кризиса. Предприниматели и инвесторы из Сан-Франциско собирались в его доме в Траки и целыми часами разговаривали и попивали пиво в джакузи. У этого джакузи даже была собственная метка на Foursquare под названием Jam Tub, а известный стартапер Трэвис Каланик был ее неофициальным мэром.

Jam Tub был филиалом дома Каланика, который на Foursquare значился как Jam Pad и где технари собирались, чтобы поштурмить, устроить вечеринку или просто на домашний обед. Сакка там появлялся лишь изредка, а вот Гаррет Камп, основатель приложения для поиска новых пользователей для веб-сайтов Stumble Upon, был настоящим завсегдатаем. Камп продал свою компанию eBay в 2007 за $75 млн и стал вынашивать новую идею. Он хотел сделать приложение, с помощью которого его друзья смогли бы заказывать черный представительский автомобиль для поездок по городу. Сначала он назвал его Uber Taxi. Друг и первый советчик Кампа писатель Тим Феррисс вспоминает, что за пределами компании Jam Pad эту идею считали идиотской. «Люди, которые могли бы инвестировать в это приложение, со смехом отказывались, считая, что оно будет интересно лишь ничтожной толике одержимых собственным имиджем пользователей, – говорит Феррисс. – Но Сакка сразу в нее поверил».

Каланик стал для начинающего стартапа мегаконсультантом, Сакка тоже хотел играть какую-то роль. Вдвоем они заручились стартовыми инвестициями в размере $1,8 млн, из которых Крис вложил $300 000, что для его $9-миллионого фонда было не такой уж маленькой суммой. «Я погрузился в этот проект полностью», – говорит Сакка. Кроме денег, он помог договориться о вознаграждении для Каланика, ставшего директором, и выкупить права на название Uber у Universal Music Group. В начале 2011 Lowecase вложил в Uber еще $400 000 в первом раунде, где основным инвестором стал Benchmark Capital. Позднее Сакка инвестировал и свои личные деньги.

Каланик через пресс-секретаря от комментариев отказался, но из разговоров с теми, кто хорошо знаком с обоими и с историей Uber, складывается впечатление, что CEO стартапа обиделся на Сакка за попытку повторить схему с Twitter и выкупить акции Uber у других инвесторов, стоявших у истоков проекта. «Трэвис на 110% вкладывался в компанию, – говорит один из источников, – тогда как Сакка стал чаще задаваться вопросом «А как же Крис?» Каланик попросил Сакка не появляться на заседаниях совета директоров, где тот выступал в качестве консультанта. Сейчас они практически не общаются.

«Хуже всего то, что я действительно не понимаю, что пошло не так, – говорит Крис. – Я неоднократно извинялся». Но в ответ на более настойчивые вопросы он признает, что к разрыву могла привести его попытка скупить акции. Каланик постоянно ему говорил, что это нецелесо­образная затея, а Сакка все не переставал. «Видимо, я не слышал, – признается Крис, – что на самом деле он подразумевает «даже не думай это провернуть!».

Хотя руководство компании с ним не общается, Сакка сохраняет лояльность к проекту. В Манхэттен-Бич он вызывает водителя через Uber, чтобы тот отвез его, одетого в ковбойскую рубашку, на встречу совета директоров. Пока мы едем, Крису звонит известный стартапер с просьбой написать в Twitter в поддержку нового сотрудника. Сакка просматривает все ретвиты своего сообщения, пока мы не подъезжаем к маленькому душному офисному зданию в Санта-Монике. Здесь находится его следующий большой проект.
Крис познакомился с директором In Venture Шивани Сиройя на ужине TED, где она сидела одна за столиком у выхода из зала. Через несколько часов он уже полностью проникся ее идеей. Бывший финансовый консультант и аналитик ООН вынашивала проект стартапа, призванного облегчить доступ к кредитам на развивающихся рынках. «Как только я выяснил, что у нее нет аллергии на деньги, вопрос был решен», – говорит Сакка.

Он по-дружески приветствует Теда Рейнгольда, операционного директора, которого порекомендовал Шивани, и других сотрудников, которые с воодушевлением рассказывают ему о новостях компании. Еще шесть месяцев назад атмосфера на этих встречах была не такая радужная. Модель In Venture не сработала в Индии, приложение не обеспечивало выдачу кредитов и никаких доходов не приносило. Сейчас стартап активно работает в Кении, и сотрудники показывают Сакка таблицы с данными расходов кенийцев по географическим регионам и целям получения кредитов. Темпы погашения кредитов, рассказывает Сиройя, выше, чем в США. «Ну, сейчас уже веселее? – спрашивает Сакка у одного из менеджеров, предыдущий проект которого пришлось закрыть. Потом он наклоняется вперед и в упор смотрит на основательницу компании, дожидаясь встречного взгляда. – У тебя здесь больше данных о пользователях, чем даже у Трэвиса. Это очень круто. Пора поддать жару».

Друзья Криса задаются вопросом, сколько в нем еще запала на то, чтобы открывать и растить стартапы. Особенно сейчас, когда успех омрачен трениями. Сам Крис все реже участвует во встречах, предпочитая больше времени проводить в своем новом доме в Монтане. Конкуренты это заметили и перешептываются, что он начинает отходить от дел.

Сакка этого не отрицает. Два года назад у него появился первый партнер Мэтт Маццео, в прошлом актерский агент, который берет на себя все больше функций по поиску проектов для посевных инвестиций в фондах Lowercase. Сам Маццео говорит так: «Я не думаю, что Крис из тех ребят, которые, сорвав куш, бросают микрофон и выходят из зала. Ему так нравится публика, что он не уйдет».

«Он же еще молодой, – поясняет близкий друг Сакка актер Эдвард Нортон, ставший сооснователем стартапа Crowd Rise. – Можно понять, что его не прельщает перспектива вечно управлять деньгами других людей». Если Сакка захочет увеличить амплитуду, то с учетом его характера, яркого образа и близости к Лос-Анджелесу ему наверняка найдется место в шоу-бизнесе, где он сможет муштровать начинающих предпринимателей по примеру Кьюбана или Трампа, у которых свои телешоу. Сакка эта мысль забавляет: «Да, молчание – это не мое».

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5611 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
25 февраля родились
Аскар Аукенов
Главный редактор журнала Forbes Kazakhstan
Жанар Абдыкаримова
Независимый директор АО «Фонд недвижимости «Самрук Казына»
Болат Назаров
Замгендиректора по проекту разведки Имашевского месторождения ТОО "КазРосГаз"
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку