Что мешает развить казахстанский рынок венчурных инвестиций

«Построй свой бизнес», «Битва стартапов», Startup Bolashak – это лишь некоторые из списка многочисленных стартап-конкурсов, которые в последние годы проводятся в Казахстане. На каждом из них молодые предприниматели получают гранты на развитие новых проектов, однако час­то стартапы так и не добираются от идеи до реализации – то из-за отсутствия дополнительного финансирования, то из-за нехватки опыта бизнесменов-новичков

Фото: архив пресс-службы

О том, как наладить экосистему старт­апов, привлечь в Казахстан иностранных венчурных инвесторов и обеспечить конкурентное преимущество местным проектам, рассуждали эксперты, приглашённые на Второй международный фестиваль инновационных идей GoViral в Алматы.

Подготовить почву

- Для того чтобы заработала экосистема стартапов, важны два фактора. Первый – это яркие идеи талантливых ребят, второй – люди с деньгами. Естественно, потенциальные инвесторы есть как в самой стране, так и за её пределами. Но привлечь заинтересованных иностранцев государство может только с помощью простой и понятной законодательной базы. Поэтому я убеждён, что закон – это основа всего, – говорит Крис Джордж, партнёр сингапурского венчурного фонда IdeaWaveLabs, портфолио которого ежегодно пополняют как минимум пять новых стартапов.

Крис Джордж
Фото: архив пресс-службы
Крис Джордж

По мнению бизнесмена, хорошими примерами могут служить Индия и Сингапур, где правительства вовремя узаконили работу таких финансовых институтов, как венчурное инвестирование и инвестирование бизнес-ангелов, и предоставили им налоговые привилегии.

- В 2000 году правительство Индии заметило высокую долю экспорта в индустрии IT-услуг. Тогда было решено временно освободить от уплаты налогов на период 17 лет все компании, экспортирующие программное обеспечение. В итоге фирмы реинвестировали этот капитал, и сегодня, как известно, IT-отрасль в стране очень развита, – приводит пример Джордж. – То же самое произошло в экосистеме стартапов. Сейчас можно очень быстро зарегистрировать себя инвестором, открыть или закрыть бизнес. Если оценка рыночной стоимости стартапа стремительно растет, он тут же получает всевозможные стимулы от государства.

В результате на рынок Индии стали обращать внимание ведущие мировые компании. Так, в мае 2018  крупнейшая в мире сеть оптовой и розничной торговли Walmart выкупила 77% акций Flipkart, главного игрока электронной коммерции в Индии, за $16 млрд. Кроме того, по словам технического директора американского ретейлера, технологическое подразделение Walmart Labs сейчас приглядывается к более мелким индийским стартапам в области машинного обучения и мерчандайзинга.

- Walmart – очень консервативная компания, так что её выход на рынок Индии говорит о многом, – добавляет Джордж.

Что касается Сингапура, то с 2010 там действует программа, согласно которой компании, вкладывающие в инновации и исследования внутри страны, получают 60%-й кешбэк от государства. Главное – зарегистрировать интеллектуальную собственность в Сингапуре.

Брэндон Эндрюс
Фото: архив пресс-службы
Брэндон Эндрюс

- Разрабатывая налоговое законодательство, важно принимать во внимание его влияние не только на текущих предпринимателей, но и на экономический класс людей, которые могут ими стать, – рассуждает Брэндон Эндрюс, кастинг-директор американской программы по поиску стартапов Shark Tank, бывший консультант Сената США по технологиям и бизнесу.

По его словам, люди, у которых сегодня есть стабильный доход и накопившийся свободный капитал, в будущем задумаются о создании собственного бизнеса. Роль государства – подготовить благоприятные условия для потенциальных предпринимателей.

- Во время работы в сенате я участвовал в создании документа, который в последующем стал JOBS Act (принятый в 2012-м закон, устранивший запрет на публичное предложение акций частных компаний. – F). Он авторизовал в США краудинвестинг, по которому любой человек старше 18 может стать инвестором в стартап перед IPO, – поясняет Эндрюс.

Как считает эксперт, это стимулирует интерес к экономике инноваций и способствует повышению уровня грамотности населения в вопросе инвестиций. Кроме того, есть шанс улучшить общее благосостояние жителей страны.

- Конечно, любые инвестиции подразумевают риск, но с краудинвестингом у обычных людей появляется шанс заработать, – отмечает он. – Я знаю, что недавно команда казахстанских девушек выиграла конкурс Technovation (о команде /flash и приложении QamCare журнал Forbes Kazakhstan писал в прошлом году. – F). Они продолжают работу над проектом, но могли продвинуться и дальше, если бы запустили кампанию краудинвестинга. Уверен, казахстанцы поддержали бы талантливых соотечественниц.

Выступающий экспертом от Казахстана Нурбек Cаясат, экс-президент Центра международных программ (программа «Болашак»), согласен с важностью законодательных реформ, однако главной проблемой считает несовершенство системы образования.

- Закон можно изменить, и МФЦА работает над этим, внедряя английское право. Формальные вещи можно изменить, но реальная проблема в том, что наша система образования устарела, причем ещё 20 лет назад. Каждый день мы слышим новости из Финляндии о том, как они экспериментируют в школах, сокращают количество обязательных предметов. Илон Маск открыл инновационную школу Ad Astra. Институты, законодательство помогают, но вопрос в качестве человеческого потенциала. Если вы сможете развить таланты, то деньги придут, – говорит Саясат. – В Индии, например, было очень много специалистов, которые знали программирование и английский. Это критическая масса. Во втором поколении появились уже Сундар Пичаи – CEO Google, Сатья Наделла – CEO Microsoft.

Самообразование

- Принимая участие в разных мероприятиях, посвящённых теме инвестиций, я заметил, что очень часто местные инвесторы не общаются друг с другом, – отмечает Джордж, рассуждая о проблемах казахстанской стартап-экосистемы, не связанных с деятельностью государства. – Поэтому, прежде чем привлекать иностранных инвесторов, нужно удостовериться, что в самой стране правильно понимают инвестирование. К примеру, я часто вижу, что инвесторы хотят иметь самую большую долю в компании, хотя это право всегда должно оставаться за создателем стартапа.

Бэй Маклафлин
Фото: архив пресс-службы
Бэй Маклафлин

Такая позиция в целом присуща неопытным инвесторам развивающихся рынков, считает Бэй Маклафлин, сооснователь технологического стартап-акселератора Brinc, на счету которого 43 стартапа из 20 стран с момента запуска в 2014. По словам эксперта, большую часть времени в работе с компаниями из развивающихся стран приходится тратить на распутывание первоначальных инвестиций.

- Местные инвесторы диктуют условия, недружелюбные к иностранным партнерам. Я понимаю, откуда появляется желание контролировать стартап и его неопытного создателя, для которого это, возможно, первый бизнес. Но когда приходит глобальный инвестор, готовый поднять компанию на новый уровень, нужно быть готовым менять первоначальные условия. Как-то я наблюдал за одной командой два года, хотел инвестировать в её компанию. Но первый инвестор отказывался менять условия, а они были настолько плохими, что я не мог так рисковать. В конечном итоге он убьёт стартап, – сетует Маклафлин.

Молодым предпринимателям он советует выбирать инвесторов по принципу «умного капитала». Так, у хорошей идеи всегда будет возможность привлечь деньги на её реализацию. Но помимо просто капитала инвестор должен предложить дополнительную ценность для бизнеса. Исходя из портфолио инвестора или фонда, можно увидеть, есть ли у них опыт работы с подобными старт­апами, могут ли они помочь в техническом развитии, имеют ли проверенные каналы сбыта.

- Ничто не останавливает казахстанские стартапы на пути к успеху, кроме того, что у них нет экосистемы людей, которые давно в этом бизнесе, – добавляет инвестор.

- Мне кажется, нам нужно сосредоточиться на том, чтобы найти хотя бы одну историю успеха, компанию-единорога, глядя на которую будут вдохновляться другие. Иногда я думаю, что если мы не можем найти реальную историю, надо выдумать несуществующую, – улыбается Саясат.

Однако Маклафлин развеивает миф о так называемых единорогах, оценочная стоимость которых в кратчайшие сроки взлетает до миллиарда долларов и выше.

- Не стоит стремиться профессионально терять деньги во имя масштаба. Если у вас нет такой колоссальной финансовой поддержки, как в Кремниевой долине, не получится воспроизвести экономику, способную поддерживать единорогов. Лучше создавать компании, которые будут приносить стабильный доход и расти естественным путём, – предостерегает он.

Рыночный передел

На взгляд Маклафлина, глобальное доминирование Кремниевой долины подходит к концу. Специалисты, в своё время переехавшие в Сан-Франциско из разных стран, возвращаются домой, во многом из-за нынешних проблем с визами. Крупные инвестиционные фонды, на протяжении долгого времени диктовавшие, где, как и когда будут происходить инновации, уже не имеют былой власти благодаря модели ICO.

- Экономика меняется, поэтому не думаю, что мы ещё когда-нибудь увидим такую концентрацию капитала, как в Кремниевой долине. Появится несколько более мелких эпицентров инноваций, – прогнозирует бизнесмен.

Нурбек Саясат
Фото: архив пресс-службы
Нурбек Саясат

- Если говорить о том, почему кому-то всё равно должен быть интересен Казахстан, то дело в стратегически выгодном расположении. Мы не имеем выхода к океану, но находимся между крупными рынками Индии, Китая и России. В проекте «Один пояс, один путь» считаемся «пряжкой» пояса, то есть расположены прямо в центре пути, – говорит Саясат. – Я бы сравнил нас с Гонконгом. Он считается восточными воротами в Китай. Если мы всё сделаем правильно, то будем выходом на Китай с другой стороны, ведь полностью вести бизнес там всё же тяжело.

- Именно поэтому у нас есть офис в Польше – это всего в двух часах от Берлина, а офис в Бахрейне даёт нам выход на Саудовскую Аравию, – в свою очередь объясняет стратегическое расположение филиалов Brinc Маклафлин.

Более того, эксперты отмечают, что Казахстан с населением меньше 20 млн человек может стать центром растущего рынка Центральной Азии, население которого, по прогнозам ООН, к 2030 году превысит 80 млн человек.

- Несмотря на то, где вы находитесь, любая страна сейчас может развивать сферу интернета вещей – извлекать всё больше новых данных из физических приборов, – советует Маклафлин. – IPhone, сделавший Apple самым дорогим брендом в истории, – это всего лишь один подключённый прибор. В скором будущем у каждого будет по 10–20 таких приборов. Они будут в вашем доме, лифте, на работе, в машине. Если вы научитесь извлекать данные из простых вещей, то сможете продать своё изобретение тому же Walmart.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
9299 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
19 июля родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить