Ловушка розовых очков

Почему в кризис важно трезво переоценить свои активы

Ариф Бабаев — управляющий директор Казкоммерцбанка.
Фото: Вадим Соловьёв
Ариф Бабаев — управляющий директор Казкоммерцбанка.

Нежелание значительно пересматривать стоимость своих активов продавцами – основная проблема, которая сегодня тормозит развитие рынка слияний и поглощений в Казахстане. Несмотря на то что все вокруг меняется – падает цена нефти, недвижимости, продажи в ретейле, – бизнес продолжает верить в иллюзию высокой стоимости активов, упуская уникальную возможность их реализации в кризис. Такими наблюдениями с Forbes Kazakhstan поделился управляющий директор Казкоммерцбанка Ариф Бабаев. Два года он курирует инвестиционный блок – возглавляет советы директоров «Казкоммерц Секьюритиз» и нескольких дочерних банков в странах СНГ, а до этого работал в казахстанских «дочках» ABN AMRO и RBS.

– Уходящий год оказался богат на крупные сделки M&A в банковском секторе Казахстана. Как себя чувствует этот сегмент инвестиционного рынка во время кризиса?

– Сегодня ситуация на рынке M&A неоднозначная. С одной стороны, большой визуальной активности на этом рынке нет по объективным причинам, с другой – есть некоторое оживление на уровне точечных непубличных сделок, в которых мы выступали консультантами, их количество в этом году значительно возросло.

Кроме того, очевидна тенденция увеличения числа компаний, которые переходят из зоны непубличности в плоскость организованного рынка: по нескольким причинам сегодня выгодно продавать активы через KASE, одной из них являются налоговые преференции.

Выход на локальный листинг делает компании транспарентными, они вынуждены приводить отчетность в порядок, владельцы учатся работать с инвесторами. Считаю, это позитивный момент: растет число организаций, которые прошли через биржу, что дисциплинирует рынок в целом.

Сегодня мы проводим большую работу, например, с сырьевыми компаниями, для того чтобы они стремились к публичности, предоставляли доступ к информации: публиковали данные по запасам, потенциальным рискам и другие отчеты, которые раньше раскрывались только банкам при получении кредита или в процессе due diligence.

– Помимо закрытости компаний какие еще проблемы вы можете выделить на рынке инвестиционного банкинга в Казахстане?

– Думаю, основная проблема в том, что продавцы до сих пор не могут снять розовые очки и понять, что стоимость их активов давно и значительно упала. Они привыкли адекватно реагировать лишь на рост стоимости, а вот падение цены на нефть, обесценивание активов принять просто не хотят, для них это нечто неестественное.

Между тем следует понимать, что сейчас мы не живем в эпоху роста ВВП на 10% в год и в окружающих нас странах тоже нет идиллии. В этих реалиях активы, безусловно, становятся дешевле, и чем быстрее продавцы это поймут (как и то, что число покупателей сейчас сильно ограничено), тем большего успеха добьются. Это касается оценки как месторождений, недвижимости, ретейл-бизнеса, так и стартап-проектов, с которыми к нам приходят в надежде заработать много и сразу.

Сейчас Казком ушел от чисто коммерческого банкинга и делает больший уклон в сторону инвестиционного, нам интересны сделки private equity, venture capital и т. д., мы лидируем на рынке M&A и DCM в Казахстане, одних размещений наших клиентов на локальном рынке сделали более чем на 460 млрд тенге, не говоря уже о нескольких миллиардах на внешних рынках. Отмечу, что не хватает адекватных, интересных проектов, которым требуется финансирование капитала как начального, так и уже действующего бизнеса.

– Неужели весь отечественный бизнес тотально погряз в иллюзиях?

– Разумеется, нет. Я бы выделил три основных типа владельцев активов в Казахстане сегодня. Первый, самый редкий: не имеют долгов или могут спокойно их обслуживать, обладают рентабельным, эффективным бизнесом, развивают его и не думают о продаже. Второй: те, кто понимает, что имеющиеся активы нынче стоят дешевле, что им нужно рассчитываться с долгами, готовы идти на какие-то уступки, для того чтобы закрыть их, не потерять бизнес, возможно, остаться миноритарием. Третий тип – это основная часть продавцов активов: они будут до последнего тянуть время, рисковать уйти в просрочку по займам и верить в то, что будет еще много покупателей, которые предложат гораздо более высокую цену.

К примеру, у вас есть нефтяное месторождение. В текущих реалиях оно уже приносит как минимум в 2 раза меньше доходов, чем раньше, или вовсе убыточно. Но, в понимании продавца, это слабо влияет на цену актива, потому что ему когда-то предлагали высокую цену, а он не продал. За последнее время у нас именно из-за этого сорвались две сделки – стороны не смогли договориться по цене из-за завышенных ожиданий продавца. Несмотря на все вышеперечисленные моменты, рынок инвестиционного банкинга в целом (M&A, DCM, ECM, private equity, venture capital и т. д.) при правильном подходе и сильной команде более чем жив и набирает обороты. Об этом говорят цифры: например, «Казкоммерц Секьюритиз» в этом году уже показал ROE (возврат на капитал) свыше 150%, заработал более 5 млрд тенге чистой прибыли.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
4415 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
11 июля родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить