Казахстанскую «нефтяную подагру» пора лечить

Первый инфраструктурный проект «Шар - Усть-Каменогорск» и Атырауский газохимический комплекс, Биохим и БАКАД, Кашаган и проект по калийным удобрениям в Актюбинской области - грандиозные и неокупаемые инвестиционные проекты стали специфической казахстанской «болезнью королей»

Иллюстрация: globalpricingstrategies.com

Подагра – это болезнь обмена веществ. «Болезнь королей», как считалось в  старину, поражала тех, кто питался шоколадом, фуа-гра, икрой, трюфелями, а не хлебом, картошкой и молоком.

Да, высокая сырьевая - нефтяная, золотая, медная, урановая – рента позволяла казахстанской бизнес и чиновничьей элите играть в аристократов. Но теперь река рентных доходов почти иссякла. «Болезнь королей» пора лечить.

Кашаган и все-все-все

В 2014 Казахстану не удалось получить 8 млн тонн нефти Кашагана, как планировалось ранее. Правительство, оставляя за скобками нацкомпанию «КазМунайГаз», обязанную профинансировать работы пропорционально доле в консорциуме NCOC, уверяет, что Казахстан по СРП не будет возмещать расходы NCOC на восстановление добычи на месторождении. По предварительным подсчетам, затраты на замену трубопроводов составят $3 млрд.

Сроки нового начала добычи на Кашагане передвинуты уже на конец 2016. В среду, 7 января, нефть марки Brent торговалась по цене ниже $50 за баррель. Будет ли проект Кашаганского месторождения при $50 или $40 за баррель вообще экономически эффективным, учитывая, сколько в него уже вложено?

ТОО «Актобе туз» заявляло проект по калийным удобрениям в Актюбинской области на 2009-2012 общей стоимостью 300 млрд тенге. Как развивалось это направление все эти годы, сказать сложно, но совсем недавно соглашение по освоению калийных месторождений Казахстана было подписано компанией Kazakhstan Potash Corpоration Limited (KPCL), Министерством по инвестициям и развитию, Торгово-промышленным банком Китая и Международной китайской инвестиционной корпорацией по управлению имуществом (CITIC). Как заявил министр по инвестициям и развитию Асет Исекешев, Казахстан и Китай пересмотрели планы в сторону увеличения объемов выпуска продукции с 1 до 7 млн тонн к 2025. Объем инвестиций оценивается уже в $3,8 млрд. Строительство начнется в 2015-2016.

ТОО «Kazakhstan Petrochemical Industires Inc» заявляло реализацию строительства за 2010-2013 нового газохимического комплекса по нефтепереработке и инфраструктуре нефтегазового сектора за 945 млрд тенге в Атырауской области. В мае 2014 строительство началось, но проект стоил уже $7 млрд (примерно 1,3 трлн тенге).

Производственный комплекс АО «Компания Biohim», заявленный к реализации в 2004-2006 за 16 млрд тенге (большей частью заемных), и животноводческий комплекс с мясоперерабатывающим комплексом и комбикормовым заводом ТОО «Баско» стоимостью 13 млрд тенге, заявленный к реализации в 2006-2011 – скандальные проекты осужденного бизнесмена Александра Сутягинского, похоже, так и не работают. Во всяком случае, свежей информации о них нет. 

Такова судьба многих, если не всех «белых слонов» - крупных инфраструктурных и инвестиционных проектов, возникших в объятых денежным жаром головах рыцарей наживы - чиновников и сотрудников госкомпаний под воздействием «голландской болезни» - сильного притока сырьевой ренты.

От переноса начала запуска или банкротств таких проектов заметно страдает экономика: налоги в бюджет не поступают, а то и самому государству нужно вложиться, чтобы предприятия не разорились вконец, не были растащены на металлолом мародерами. Убытки оцениваются в миллиарды тенге. Компенсировать их некому.

Казахстану же нужно бороться с другими странами за инвестиционный капитал, завоевывать интерес ведущих международных партнеров к совместным инвестициям в проекты и к покупке приватизируемых активов. Иначе нужного роста общего годового объема инвестиций в 4 раза – с $30 млрд до $120 млрд – не достичь.

«Казахстан вошел в список 50 стран, занявших наиболее высокие места в Индексе глобальной конкурентоспособности за 2014. В планах – другие преобразования, в том числе, улучшение инвестиционного климата и повышение конкурентоспособности госкомпаний на мировом рынке», – отмечал, анализируя ситуацию, партнер международной консалтинговой McKinsey& Co Юкка Максимайнен. Особое внимание он рекомендует уделить созданию новых рабочих мест и развитию малого и среднего бизнеса, «которые в регионе очень слабы из-за чрезмерного сосредоточения властей на гигантских инвестпроектах».

Клюнут ли инвесторы на БАКАД

«Большая Алматинская кольцевая автомобильная дорога – крупный несырьевой инфраструктурный проект государственно-частного партнерства (ГЧП)», - отметил министр национальной экономики Казахстана Ерболат Досаев, представляя проект инвесторам в Лондоне в декабре 2014.

Общая длина БАКАД, которая пройдет по территории Карасайского, Илийского и Талгарского районов Алматинской области, составляет 66 километров. Пропускная способность - 38 тыс. автомобилей в сутки. БАКАД - часть международного коридора «Западная Европа – Западный Китай». Планируется, что появление кольцевой разгрузит улицы Алматы от транспорта, особенно - от транзитных грузовиков. Предусматривается строительство автодороги с 4- и 6-полосным движением, технической категории «1а» с асфальтобетонным покрытием, 8 транспортными развязками и прочими сооружениями, с интеллектуальной транспортной платежной системой.

По замыслу авторов проекта, БАКАД будет финансироваться частным сектором. Общую сумму инвестиций только в строительство министерство по инвестициям и развитию оценило при разработке ТЭО в $700 млн. Срок окупаемости строительства БАКАДа может составить, по оценкам МИиР, 28 лет.

На презентации в столице Великобритании потенциальные инвесторы, по сообщениям СМИ, активно интересовались  техническими и финансовыми требованиями, конкурсными процедурами и сроками реализации. «Закон о концессиях в Казахстане предлагает инвесторам хорошие условия для сотрудничества, - считает аналитик АО «Казахстанский центр государственно-частного партнерства» Алма Исина, по мнению которой проекты государственно-частного партнерства несут немалую репутационную нагрузку. – Количество ГЧП-проектов - показатель для определения рейтинга страны».

Конкурс по участию в проекте БАКАД должны были объявить до конца 2014. Вскрытие заявок первого этапа планируется произвести весной.

Отметим, что в рамках меморандума, подписанного в июле 2012 Министерством транспорта и коммуникаций, Международной финансовой корпорацией (IFC) и Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР), строительство БАКАД, эти международные организации оказывают техническую и правовую помощь в подборе и привлечении концессионеров, а также проведении конкурса.

В целом сейчас в Казахстане на разных этапах готовности – 30 проектов ГЧП в отраслях транспорта, здравоохранения, образования, пенитенциарной системы, городской инфраструктуры, культуры и спорта на общую сумму $2,7 млрд. Основной пул прорабатываемых проектов - 25 из 30 – (на $1,6 млрд),  приходится на регионы.

Заигрались и заболели

Подготовка к ЭКСПО-2017 в Астане и возможное проведение зимних Олимпийских игр 2022 в Алматы заставляют казахстанцев опасаться, что гигантские госрасходы отразятся на будущих пенсиях, состоянии медицины и образования. Но проблема даже не в этом. Не окажется ли слишком дорогой в обслуживании, к примеру, БАКАД?  Не принесут ли государству убытки другие проекты?

Нефтегазовый бум всегда приводит к взлету внутренних цен. Недавно агентство Bloomberg рассказало, как рост добычи углеводородов в Канаде привел к разрухе в сельском хозяйстве: в сфере нефтедобыче заработки на 63% выше, и 72% фермеров просто не могут найти работников. В результате добыча нефти за 4 года выросла на 23%, а производство мяса на минимуме с 2008 - задействовано только 70% мощностей. Цена мяса за год в Канаде выросла на те же 23%. Так работает «нефтяное проклятье» — «голландская болезнь».

В Казахстане цены тоже неоправданно высоки по сравнению со странами примерно такого же уровня развития. К примеру, Toyota Fortuner, собранная в Казахстане, стоила на момент запуска завода около $40 тыс. Такая же машина лучшей комплектации, собранная в Таиланде или Малайзии и перевезенная в Эмираты, стоила, по информации председателя Союза автомобилистов Казахстана Эдуарда Эдокова, $28 тыс.

В общем, специфическая казахстанская «болезнь» - это гигантские, очень дорогие и неокупаемые инвестпроекты. Они есть и в других странах, но  пока нефть и другое сырье были дорогими, создание таких проектов стало в Казахстане излюбленной национальной забавой. Пора лечиться.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
9723 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
22 августа родились
Бакытжан Нурмаганбетов
заместитель председателя правления АО «Казгеология»
Канат Асаубаев
совладелец ТОО «Altyn Group Kazakhstan»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить