Дипломаты решили искать деньги для Казахстана

МИД Казахстана инициировал формирование пула инвестиционных проектов и государственной экспортной политики. В случае их поддержки мы рискуем еще дальше зайти по тупиковому пути ручного управления инвестициями

Фото: kvedomosti.com

Капиталы просят сырья

Несмотря на снижение промышленного производства и общую стагнацию экономики,  правительство усмотрело признаки восстановления инвестиционной активности. Как заявил министр по инвестициям и развитию Женис Касымбек, чистый приток прямых иностранных инвестиций за первый квартал составил $2,7 млрд, выйдя на уровень 2013-2014. «По итогам года мы ожидаем восстановления на уровне $8-9 млрд прямых инвестиций», - сказал он.

По словам министра, это произошло за счет активизации работы по привлечению транснациональных корпораций в Казахстан.  В то же время из общей суммы чистых ПИИ $1,44 млрд, то есть более половины, пришлось на геологоразведку. Еще $650 млн было вложено в добычу нефти и металлических руд, $196 млн – в трубопроводы. В целом на секторы, связанные с разведкой, добычей и вывозом сырья пришлось 86% ПИИ.

Среди других направлений можно отметить только строительство ($180 млн) и связь ($216 млн). В обрабатывающей промышленности в первом квартале отмечался чистый отток ПИИ (-$107 млн), также как и в сельском хозяйстве (-$1 млн).

Таким образом, за общим восстановлением инвестиционной активности мы видим, что иностранный капитал идет только в сырьевой сегмент экономики, который на самом деле привлекателен и без каких-либо усилий со стороны правительства. А из обрабатывающей сферы, которая действительно нуждается в государственном содействии для привлечения инвестиции, капитал по-прежнему бежит.

Дипломаты предлагают пул

Это означает, что задача по привлечению инвестиций в казахстанскую экономику ни в коем случае не потеряла своей актуальности. Даже все принятые за последнее время пакеты стимулов для иностранных инвесторов – от налоговых льгот для безвизового режима – не сделали более интересными вложения в обрабатывающие и тем более высокотехнологичные отрасли.

Чтобы исправить ситуацию, правительство взяло на вооружение адресный подход. Как сообщил Касымбек, 240 крупных потенциальных инвесторов получили от Казахстана  предложения по инвестированию в приоритетные секторы экономики и проекты в таких отраслях как агрохимия, нефтехимия, машиностроение, АПК, легкая промышленность, строительная индустрия.

Министр подчеркнул, что в эту работу были вовлечены все казахстанские посольства. В то же время само внешнеполитическое ведомство предлагает новый механизм – создание единого пула крупных инвестиционных проектов. Они, по словам главы МИДа Ерлана Идрисова, должны «проходить обкатку во всех ведомствах соответствующих и получать  утверждение на инвестиционном штабе».

По его словам, это позволит также перейти от «валового» подхода, когда для проекта мы пытаемся найти инвестора сразу во всех странах, к дифференцированному подходу, когда определяется перечень целевых стран, имеющих нужную специализацию.

Наконец, министр предложил «заняться выработкой согласованной, четко отработанной экспортной и импортной политики», поскольку сейчас нет анализа по рынкам, на которые инвесторы могли бы сбывать произведенную продукцию. Все эти инициативы премьер-министр поручил вынести на следующее заседание инвестиционного штаба.

Штабное разрушение

Вроде бы глава МИДа по отдельности говорит правильные вещи: и целевой подход нужен, и анализ экспортных рынков. Но все вместе это сводится к очередной попытке закрепить за государством несвойственные ему функции. В Казахстане и так создали инвестиционный штаб при премьере, несмотря на наличие Министерства по инвестициям и развитию и квазигосударственной структуры Kaznex Invest.

На рассмотрение этого штаба выносятся всевозможные рутинные проблемы инвесторов, связанные с оформление рабочей силы, получением экологических разрешений, сбытом продукции. На первый взгляд, такая форма работы полезна бизнесу, но на самом деле она разрушительна для инвестиционного климата.

Торжество «штабной культуры» приводит к тому, что размывается значение институциональных основ. Вместо того чтобы сделать нормальные рабочие механизмы, при которых каждое ведомство исправно выполняет свои функции, мы создали над ними надстройку, которая в ручном режиме решает за них проблемы.

Казалось бы, мы идем инвесторам навстречу, но на практике лишь ухудшаем условия для них. Если же будут приняты инвестиционные предложения МИДа, то это станет торжеством «штабной культуры». Государство – плохой аналитик рынков и инвестиционных проектов. Оно никогда не найдет за бизнес рынки сбыта и не оценит эффективность капиталовложений. Точнее, оно может это делать, но в итоге добьется окончательной инвалидизации бизнеса и деградации бизнес-среды.

Нужно понять простой принцип: ручное привлечение инвестиций способно дать тактический выигрыш, но оно обернется стратегическим проигрышем. Чтобы добиться притока капитала в несырьевые отрасли, нет иного пути, кроме как институциональные улучшения, включая стабильное и понятное законодательство, которое неукоснительно исполняется. 

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе

, экономист (Астана)

 

Статистика

3937
просмотров