«Заявление Cагинтаева противоречит стратегии «Казахстан-2050»

Такое мнение озвучил в интервью Forbes.kz директор Института экономической политики, доктор экономических наук Каирбек Арыстанбеков

Каирбек Арыстанбеков.

Дорогая валюта – не всегда преимущество

F: Каирбек Тулендиевич, 30 января первый заместитель премьер-министра Бакытжан Сагинтаев на «круглом столе» в Алматы заявил, что девальвации не будет и границу с Россией Казахстан закрывать не собирается. Как вы оцениваете это заявление?

- На мой взгляд, вице-премьер озвучил, в первую очередь, позицию всего правительства. Это принципиально важный момент.

Если правительство совместно с Нацбанком действительно не собирается проводить девальвацию тенге по отношению к рублю, Казахстан может повторить опыт Японии 80-90-х годов.

F: А что произошло в Японии в это время?

- В 1980-е вырос дефицит торгового баланса США, и главным виновником этого была признана Япония. В этих условиях Вашингтон в рамках подписанного так называемого соглашения «Плаза» убедил японцев ревальвировать йену: ее курс вырос почти в 2 раза - с 239 йен за доллар в 1985 до 128 иен в 1988. В результате бурный экономический рост в Японии прекратился на многие годы.

Иными словами, девальвация наряду с другими протекционистскими мерами эффективно защищает внутренний рынок от иностранной конкуренции. Эта мера получила название «политики ограбления соседа» (beggar-thy-neighbour policy).

Вопреки представлениям Сагинтаева, дальнейшее поддержание правительством и Нацбанком нынешнего валютного курса на фоне падения рубля приведет не только к «ограблению» Казахстана, но и к снижению экспорта, прекращению экономического роста в российском направлении.

Более того, заявление вице-премьера противоречит не только интересам экономической безопасности страны, но и важнейшим установкам стратегии «Казахстан-2050».

F: В чем, по вашему, заключается это противоречие?

- С юридической точки зрения и в соответствии с Законом «О национальной безопасности Республики Казахстан» экономическая безопасность должна обеспечиваться в том числе решениями госорганов и должностных лиц, направленными на уменьшение степени уязвимости экономики, связанной с воздействием негативных факторов, и на повышение конкурентоспособности отечественных товаров и услуг (ст.22).

В данном случае бездействие правительства и Нацбанка усиливает уязвимость нашей экономики и снижает конкурентоспособность отечественных товаров.

F: Какая связь между выступлением Сагинтаева и стратегией «Казахстан-2050»?

- Мы должны исходить из того, что в Казахстане реализуется «проект Нурсултана Назарбаева», изложенный в стратегиях "Казахстан-2030" и "Казахстан-2050". Сейчас Казахстан стремится войти в число 30 развитых стран мира. Но для этого нам нужны приличные темпы роста экономики, значительно опережающие аналогичный показатель не только развитых, но и развивающихся стран.

F: Если смотреть на рост ВВП, то Казахстан выглядит неплохо на фоне других…

- Да, однако в последние годы страна начинает терять ранее набранные темпы роста. Результаты анализа показывают, что по состоянию на 1 января 2015 примерно 35% потерь связаны с внешними факторами (в основном это падение рубля), 65% - с внутренними причинами. Причем основным внутренним фактором является ухудшение качества экономической политики. На мой взгляд, это и есть один из главных экономических вызовов для страны.

Пора готовиться к новому курсу

F: Какое решение предлагаете вы?

- Надо провести ползучую девальвацию, а параллельно – разработать и реализовать Программу по закупке зарубежных технологий и опережающим графиком погасить внешнюю задолженность квазигосударственного сектора и частных компаний, участвующих в программе ИИР. Это позволит резидентам решить вопросы пассива по выгодному курсу и снизить уровень внешней задолженности. Однако такие механизмы еще не проработаны в рамках ИИР.

F: Почему вы являетесь сторонником ползучей девальвации?

- Это эффективнее в наших условиях. Правда, при этом надо учитывать эффект или индекс Балласа-Самуэльсона (который объясняет, что корзина товаров в странах с более высоким уровнем развития технологий стоит дороже, чем в странах с более низким уровнем технологического развития). Кстати, полагаю, что этот индекс для Казахстана все еще не просчитан Нацбанком.

F: На сколько должен быть обесценен тенге в нынешних условиях?

- Тенге должен быть обесценен на уровне обеспечения ценовой конкурентоспособности обрабатывающей промышленности и секторов услуг, а также с учетом кумулятивного прироста инфляции и дефлятора ВВП за последние 5 лет. Например, чтобы обеспечить конкурентоспособность только мукомольной промышленности, нам нужна девальвация на уровне не менее 30%.

F: Вы предлагаете привязать курс тенге к рублю?

- Нет, речь не идет о привязке курса тенге к рублю на 100%, но мы должны учесть, что новый курс тенге должен раскрыть имеющийся потенциал национального экспорта, в том числе в российском направлении. К слову, на долю РФ приходится около 37% импорта и всего 7% экспорта Казахстана. Другими словами, Россия имеет за счет Казахстана значительный профицит торгового баланса.

Призрак «голландца» ходит по Казахстану

F: Получается, что девальвация сейчас будет панацеей для Казахстана?

- Девальвация, то есть занижение валютного курса по сравнению с паритетом покупательской способности (проще говоря, отставание внутренних цен от мировых), - это общая характерная черта развивающихся стран, имеющих ВВП на душу населения от $7 тыс. до $20 тыс. Если в развитых странах (ВВП на душу населения  $30 тыс. и выше) отношение внутренних цен к их мировому уровню составляет 100% и выше, то в бедных – не более 60%.

Такие страны, как Казахстан, как правило, обременены внешней задолженностью, которую надо выплачивать, и страдают от утечки капиталов (у нас «утекло» $8 млрд за 9 месяцев 2014), которую также надо финансировать. Для обеспечения такого финансирования экспорт товаров и услуг должен превышать импорт, что, в свою очередь, требует заниженного валютного курса по сравнению паритетом покупательской способности.

Другими словами, непринятие девальвации рано или поздно, но неизбежно ведет к возникновению валютного кризиса.

F: Какие еще аргументы в пользу девальвации вы можете привести?

- Страны, богатые природными ресурсами и экспортирующие сырье, может поразить «голландская болезнь». Это означает слишком высокий курс валюты, подрывающий все виды экспорта, за исключением экспорта ресурсов, который дает прибыль даже при завышенном курсе валюты за счет ренты, образующейся в сырьевых отраслях экономики.

Если удельный вес обрабатывающей промышленности в экономике в 1991 составлял около 30%, то по итогам первой пятилетки ФИИР – менее 10%. Это явный признак «голландской болезни».

Поэтому искусственное занижение курса тенге, в том числе в отношении рубля, позволяет Казахстану стимулировать экспорт в российском направлении, активизировать деятельность 800 предприятий, реализованных в рамках первой пятилетки ФИИР, сохранить сбережения через ограничение импорта и потребления, а также сократить дефицит торгового баланса.

Безусловно, другие меры тоже есть, но это тема для отдельного разговора.

Кризис не только на мировых рынках

F: Противники обесценивания тенге утверждают, что эта мера выгодна только экспортерам (а они у нас, как правило, сырьевые). Как девальвация отразится на других секторах экономики?

- На мой взгляд, она выгодна всем экспортерам, в том числе и тем, кто поставляет за рубеж продукцию.

F: Таких предприятий в Казахстане не так много, как хотелось бы.

- Да, разрабатываемые и принимаемые правительством меры в этом направлении носят несистемный характер. Здесь наблюдаются компоненты концептуального кризиса.  

F: Что вы имеете в виду?

- Например, в рамках ИИР правительство объявило о приоритетности экспорта продукции несырьевого сектора, но Казахстан продолжает возвращать НДС из бюджета преимущественно экспортерам природных ресурсов. В зарубежных же странах возврат НДС из бюджета применяется для стимулирования экспорта продукции с высокой добавленной стоимостью. 

В этом случае компонентами «концептуального кризиса» стали цели и задачи индустриально-инновационной, бюджетной, налоговой, внешнеэкономической политики.

Аналогичное противоречие наблюдается в том числе между индустриальной и антимонопольной политикой относительно субъектов пищевой промышленности.

Добавлю, что еще в 1913 казахский мыслитель Ахмет Байтурсынов говорил: «Казахи вывозят сырье, а завозят и покупают в 5-6 раз дороже готовые изделия, сделанные из этого же сырья. Это признак невежества». За эти 100 лет в Казахстане в этом отношении мало что изменилось.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
16482 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
24 января родились
Алимбек Сейдуллаев
председатель правления «Ланкастер Инвест»
Декабрь в цифрах

Экономика Казахстана в цифрах и фактах. Декабрь 2018 года.

Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить