Тюркский «старший брат» следит за тобой

В конце минувшей недели в Азербайджане прошел III саммит Совета сотрудничества тюркоязычных государств, в котором принял участие и президент Казахстана. За кулисами объединения тюркского мира стоит не Астана или Баку, а Анкара, которая пытается вернуть свое влияние на постсоветском пространстве, что вряд ли устроит Москву

Фото: goodfon.ru

Анкара против Москвы

В последнее время много говорится о геополитической игре вокруг Центральной Азии. Конечно, в основном речь идет о крупных участниках, будь то США, Россия, ЕС или Китай. Хотя есть еще один игрок, который когда-то претендовал на лидирующие позиции в регионе, но упустил свой шанс и сейчас пытается взять реванш. Речь идет о Турции, которая выдвинула новые инициативы по объединению тюркоязычного мира и все активнее пытается подключиться к энергетическим проектам стран Центральной Азии.

После распада СССР в 1991 году Турция стала одним из первых государств, признавших независимость бывших советских республик и установивших с  дипломатические отношения со всеми странами Центральной Азии. Но Анкара не учла одного важного момента. Пытаясь занять доминирующие позиции в нашем регионе, она столкнулась с «парадом суверенитетом», при котором правящие элиты отвергали любые попытки нового идеологического диктата. В результате стремительный старт в ЦА при Тургуте Озале и Сулеймане Демиреле закончился укреплением позиций Турции только в экономической сфере.

Пессимистические настроения по поводу перспектив Турции на постсоветском пространстве звучали еще совсем недавно. В в феврале 2008 года на международной конференции в Анкаре я услышал немало откровений по этому поводу.

Например, директор Института глобальной стратегии Еркумент Оксу заявил тогда: «К сожалению, после обретения независимости странами  Центральной Азии Турция не смогла занять важное место в регионе».

При этом, по мнению турецкого эксперта Хакана Фидана, проблема Турции состояла в том, что во время «холодной войны» Турция находилась в спячке и утратила способность инициировать повестку дня. И когда в начале 90-х годов потребовалось это сделать - Турция не смогла. Теперь Анкаре придется учитывать фактор России и Китая в регионе. Без этого она не сможет проводить эффективную политику в Центральной Азии.

С ним согласился профессор Института экономики и технологий Мустафа Айдын, который сказал, что Турция не была подготовлена к распаду Советского Союза и у нее до сих пор нет хороших специалистов по Центральной Азии. Хотя эта страна, по сравнению с тем же Китаем или ЕС, имела больше шансов укрепиться в регионе.

Как отмечают некоторые турецкие эксперты, одной из причин провала создания тюркского союза в 90-х годах была переориентация Анкары с Центральной Азии на Евросоюз, куда Турция настойчиво пыталась войти.  Если учесть, что дверь в ЕС для Турции еще долго будет закрыта, ее возвращение в Центральную Азию и на Кавказ кажется вполне логичным.

В 2009 году в Нахичевани было подписано Соглашение о создании Совета сотрудничества тюркоязычных государств с участием президентов Казахстана, Азербайджана, Кыргызстана и премьер-министра Турции. В сентябре 2010 года в Стамбуле было принято решение о начале деятельности этой структуры, ее первоначальной целью являлось укрепление культурно-гуманитарного, научно-технического сотрудничества между тюркоязычными государствами. В 2011 году в Алматы прошел первый саммит Совета.

Можно согласиться с теми экспертами, которые считают, что Анкара, чтобы отвести от себя подозрения в перетензиях на роль тюркого «старшего брата», формальными лидерами тюркоязычного мира пытается сделать Казахстан и Азербайджан.

В пользу этого мнения говорит не только проведение I саммита Совета сотрудничества тюркоязычных государств в Алматы, а III саммита - в Азербайджане, но и то, что Астана была объявлена столицей тюркской культуры в 2012 году.

Что касается Узбекистана, то после обвинений Ташкента в адрес Анкары по поводу поддержки узбекских оппозиционных движений отношения между двумя странами охладели. Это объясняет, почему Ислам Каримов проигнорировал все саммиты глав тюркоязычных государств.

В глаза бросается, что примерно с 2009 года Турция резко поменяла свою внешнюю политику в сторону большей активности в разных регионах мира. Анкара уже не скрывает своих попыток утвердиться в качестве субрегиональной державы, активно вмешиваясь во внутренние дела соседних государств, будь то Сирия или Египет. А демонстративная ссора с Израилем лишь укрепила позиции Турции в мусульманском мире.

Что касается тюркоязычного пространства, то Анкара, судя по всему, решила реанимировать проект его интеграции, и не только в культурно-гуманитарной сфере. Например, в конце 2010 года генеральный секретарь Совета сотрудничества тюркоязычных государств Халил Акынджы заявил, что эти  страны создадут таможенный союз. В 2012 году в Баку министры экономики стран Совета обсудили вопрос создания Фонда развития для активизации инвестиционной деятельности между Азербайджаном, Турцией, Казахстаном и Кыргызстаном. А уже в этом году, генеральный секретарь Парламентской ассамблеи тюркоязычных стран Рамиль Гасанов подтвердил, что на повестке дня стоит создание зоны свободной торговли. Речь идет об отмене таможенных пошлин и унификации законодательства в тюркоязычных государствах.

Кремлевские мечтатели

Активность Турции на постсоветском пространстве, судя по всему, уже вызывает тревогу в Кремле, который делает серьезную ставку на Таможенный союз и за уши тянет туда Украину. Но Киев упирается. А в это время Украина и Турция уже готовят подписание Соглашения о зоне свободной торговли. В ответ некоторые российские эксперты вдруг заговорили о необходимости включения Турции в Таможенный союз. Не так давно российский экономист Михаил Хазин заявил в Астане:

«Становится реальным вариант распада мира на несколько локальных зон: это зона доллара, евро, юаня, возможно, латиноамериканского доллара и евразийская интеграция - Таможенный союз. Если кризис будет продолжаться, Таможенный союз должен расширяться. Я думаю, что, с точки зрения такого сильного прогресса нашего образования, это должно быть вступление в Таможенный союз Турции».

Рассуждения экономиста о локальных зонах верны. А вот выводы по поводу Турции вызывают сомнения. По крайней мере, с точки зрения геополитики. Ведь Анкара пытается создать собственную зону влияния, где она могла бы играть первую скрипку. К тому же, было бы интересно посмотреть на вхождение члена НАТО, каковым является Турция, в Таможенный союз, где трое участников являются участниками ОДКБ. Явный конфликт интересов. Не стоит забывать и о трениях Турции и Москвы по многим другим международным проблемам. Одна Сирия чего стоит.

Взойдет ли на геополитическом небосклоне таможенный полумесяц?

Еще раньше, чуть больше года назад, Россия предложила Азербайджану также войти в Таможенный союз, на что получила не очень вежливый отказ. Председатель азербайджанского Государственного таможенного комитета Айдын Алиев тогда заявил: «Наша позиция в этом вопросе категорична. Мы далеки от вступления в Таможенный союз и не видим для себя подобных перспектив и в будущем. Азербайджан - независимое государство, которое прекрасно развивается своим путем, и, думаем, продолжит успешное развитие и в дальнейшем».

Судя по этому заявлению, остальные участники Таможенного союза, с точки зрения Баку, уже потеряли свою «независимость». Кстати, недавний визит российского президента Владимира Путина в Баку снова не принес каких-либо серьезных договоренностей. Отношения между двумя странами - в первую очередь из-за Нагорного Карабаха и проармянской позиции Москвы - до сих пор напряженные. Хотя у Москвы есть один рычаг давления на Азербайджан. Это большое количество трудовых мигрантов из этой республики, которые в основном работают в России. Кстати, Кремль уже применял этот рычаг по отношению к другим постсоветским странам: речь идет о Таджикистане. А президент Узбекистана Ислам Каримов недавно вообще ввел негласный запрет на выезд молодых узбеков на заработки в соседние государства, явно опасаясь оказаться на месте Эмомали Рахмона.

При этом дальнейшее политическое и экономическое усиление Турции на постсоветском пространстве действительно представляет угрозу для самого Таможенного союза. В первую очередь, это связано с тем, что долгосрочные перспективы участия Казахстана в ТС довольно туманны, так как не видны четкие контуры казахстанской внешней политики после транзита власти, что также может отразиться на внешнеполитических приоритетах страны. Никто не даст гарантий, что будущее руководство Казахстана не переориентирует республику в сторону более тесного союза с тюркоязычными странами. Тем более что Турция пытается не только усилить политическое и экономическое влияние, но и подключает пропагандистко-идеологический аппарат - через многочисленные турецкие лицеи в Центральной Азии или турецкие телесериалы

Интересное заявление сделал на этот счет еще в 2010 году в Таразе, на совещании по обсуждению проекта госпрограммы развития образования на 2011-2020, тогдашний премьер Карим Масимов: «Информационное влияние разного рода, в том числе зарубежных сериалов, сильно влияет на молодежь. В частности, в Таразе на совещании по вопросам в правоохранительной сфере говорили, что некоторые сериалы, которые показывают по телевизионным каналам, обладают большим влиянием, чем вся наша пропаганда вместе взятая».

На фоне роста религиозного самосознания в Казахстане все чаще стали появляться суждения о том, что сосуществование светского и религиозного в Турции может быть привлекательным образцом для нашей страны. Хотя в последнее время, как показали акции протеста в самой Турции против исламизации, в этом самом «сосуществовании» явно наметились серьезные трещины.

На III саммите Совета сотрудничества тюркоязычных государств президент Турции Абдуллах Гюль снова заявил: «Тюркский мир играет важную роль во всем мире, и именно поэтому тюркские страны должны скоординировать свои усилия для совместного развития». И если путь к сердцу мужчины лежит через желудок, то путь к сердцу постсоветских стран лежит не через политические обещания, а через «экономический пряник». В прошлом году Анкара уже заявила о том, что предоставит Кыргызстану льготный кредит в размере $106 млн. Кроме этого, в 2011 году Турция также списала Кыргызстану внешний долг в размере $51 млн.

А вот турецкая идея о тюркском Таможенном союзе явно была рассчитана на такого любителя экономических интеграционных проектов, как Казахстан. Кстати, на саммите в Азербайджане казахстанская делегация также намекала на усиление экономических связей между тюркоязычными странами, чей общий объем ВВП составляет $1 трлн 150 млрд. В то же самое время президент Казахстана выразил неудовлетворение тем, что доля тюркоязычных стран в торговле с нашей республикой составляет не более 6% ($8 млрд).

Такое же недовольство выразил и Азербайджан. Глава МИД  этой страны Эльмар Мамедъяров заявил: «Тюркоязычные страны должны направить основное внимание на усиление экономических связей между собой, особенно на увеличение взаимной торговли и объема инвестиций, создание совместных предприятий и реализацию совместных проектов».

Когда-то примерно об этом же говорили Россия, Белоруссия и Казахстан, готовя фундамент для Таможенного союза.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
27297 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
27 ноября родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить