Почему безразличие казахстанцев к ЕАЭС растет?

Об этом директор Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития Евгений Винокуров рассказал в эксклюзивном интервью

Евгений Винокуров
Фото: Архив пресс-службы
Евгений Винокуров

Евгений, расскажите, пожалуйста, о предварительных экономических итогах уходящего года для стран, которые входят в ЕАЭС?

- Можно сказать, что первая фаза быстрого роста ЕАЭС, которая длилась с 2010 по 2015, закончилась. И это абсолютно естественная вещь, потому что этап взрывного роста, рано или поздно подходит к концу и начинается рутинна. На этом фоне идет переосмысление акцентов и переосмысление процесса евразийской интеграции, которая сейчас идет во всех странах союза.

На чем планируется делать акценты?

- Сейчас по этому вопросу проводится дискуссия, особенно в контексте того, что Россия будет председателем ЕАЭС в 2018 году. Я не возьмусь высказывать официальный взгляд, так как он еще четко не выкристаллизовался. Но я готов рассказать о мнении нашей аналитической команды по этому вопросу. Нам кажется, что акценты можно сдвигать по двум направлениям.

Первое - с макро- на микроуровень: переходить с уровня межгосударственного взаимодействия на уровень компаний. Нужно стимулировать взаимные инвестиционные потоки, технологическое сближение, торговлю. Наша база данных показывает, что более 70% взаимных инвестиций стран ЕАЭС - это 25 крупных компаний. Средний бизнес через границу не идет, так как доля государств в экономиках стран высока и уровень нетарифных барьеров очень высокий. Доля государства в российской экономике составляет 70%, в казахстанской – 65%. Бизнес завязан на государство - он работает в сфере госзакупок, обслуживает государственные закупки и так далее.

Второе - необходимо переосмысливать гуманитарно-культурный аспект, который не входит в периметр ЕАЭС, так как у союза исключительно экономическая повестка. Оттуда специально и очень жестко была выключена политика, военная и гуманитарно-культурная составляющая. По политическим и военным аспектам сомнений нет – они должны оставаться «вне контура» ЕАЭС, но гуманитарное сотрудничество нужно обдумать. Речь идет, в частности, о студенческой мобильности.

Давайте вернемся к итогам года. Что произошло в 2017 в сфере евразийской интеграции?

- Одним из знаковых изменений стало утверждение Таможенного кодекса, который вступит в силу с 1 января 2018. В мае заработал общий рынок лекарственных средств и медицинских изделий, полномасштабный переход к которому отложен до 2021-2022.

Если говорить об экономических показателях, торговля между странами ЕАЭС за 3 квартала 2017 выросла на 27% по сравнению с аналогичным периодом 2016. Но это произошло во многом благодаря восстановлению цен на сырье. Мы наблюдаем продолжение восстановления взаимных инвестиций, которое началось еще в 2016. После трех лет падения они выросли на 16%. Итоги по этому показателю за 2017 мы еще озвучить не можем, так как необходимо провести еще много подсчетов, но по нашим ожиданиям по итогам года взаимные и внешние инвестиции продемонстрируют хорошую динамику.

По нашим прогнозам, стоит ожидать существенный рост капиталовложений из стран Азии в Казахстан, в Россию, в Беларусь в 2018. Маховик азиатских инвестиций сейчас разворачивается довольно интенсивно на фоне практически нулевой динамики по инвестициям из США и Европы. Растут инвестиции из Китая. В Казахстан очень быстро растут инвестиции из Ближнего Востока, ОАЭ и Турции. Более того, турецкие инвестиции диверсифицированы. Если китайские инвестиции направляются в основном в нефтегазовый сектор, то турецкие в строительство, ретейл, и обрабатывающую промышленность.

Какие изменения ждут наши страны со вступлением в силу таможенного кодекса?

- Таможенный кодекс в целом прогрессивный получился. Он утверждает приоритет электронного таможенного декларирования над бумажным. Таможенное декларирование производится в электронной форме. Это облегчает всё – сокращаются сроки выпуска товаров с одного рабочего дня до 4 часов, вводятся институты уполномоченных экономических операторов (УЭО). Это фактически "зеленый" список. Если некий декларант хорошо себя зарекомендовал, в отношении него применяется упрощенные таможенные процедуры. При этом таможня получает возможность концентрироваться на тех направлениях, где есть реальная опасность, где нужно внимательно смотреть груз. Более того, в новом Таможенном кодексе заложены правовые основы для механизма единого окна, когда декларант подает весь пакет документов в одно окно, где их могут посмотреть все заинтересованные органы.

Как меняется отношение жителей стран, входящих в ЕАЭС, к союзу?

- Наш центр уже 6 лет ведет проект «Интеграционный барометр ЕАБР», в рамках которого мы опрашиваем 8-10 тыс. граждан во всех странах ЕАЭС и странах – членах нашего банка. Опрос направлен на замер отношения людей к интеграции, к товарам, к деятелям культуры, к вузам и к другому. На основе полученных вопросов строится комплексная картинка того, как люди относятся к интеграции.

Согласно итогам последнего исследования, люди относятся в ЕАЭС очень хорошо. Средний уровень одобрения союза сейчас примерно 65%. Однако уровень одобрения снижается. За последние два года он снизился в среднем на 10% пункта. Важно отметить, что процент людей, которые резко критикуют союз, не растет, но довольно быстро увеличивается процент людей, которые абсолютно безразличны к этой теме.

Почему все больше жителей ЕАЭС безразлично относятся к нему?

- Они не видят особых последствий ни для себя, ни для совей семьи. В Казахстане более 70% респондентов положительно относятся к союзу. Этот показатель средний по объединению, он ниже, чем в Кыргызстане, чуть выше чем в Беларуси и в России. Это можно объяснить несколькими причинами: первое, казахстанцы видят без альтернативность евразийской интеграции, дружбы с Россией во всех планах, и в военно-политическом, и экономическом, и в культурном; второе, это объединяющая роль русского языка, которая пока сохраняется, хотя идет на убыль; третье, это плотный уровень межстрановыхсоциальных связей. Более половины граждан Казахстана поддерживают тесные социальные связи с жителями России и КР. Это уникальный мировой феномен, значение которого для интеграции сложно переоценить.

А чувствуют ли жители ЕАЭС экономическую выгоду от членства в союзе?

- С этим как раз хуже, чем с культурной или военно-политической ситуацией. Именно поэтому растет число людей, которые показывают безразличие к евразийской интеграции. Люди плохо чувствуют, что конкретно для них дают процессы, проходящие в ЕАЭС.

Почему так происходит?

- Например, внедрение Таможенного кодекса позволит снизить издержки бизнеса, что должно повлиять на общий экономический рост. Однако вы не почувствуете его в своей повседневной жизни, потому что это не +10% к ВВП. Вся интеграция, по многочисленным расчетам, дает + 1-3% к ВВП в течение продолжительного периода времени. Есть определенное положительное влияние на снижение инфляции.

Не надо воспринимать интеграцию как некую панацею, как единственный инструмент экономической политики, это всего лишь один из инструментов, причем не главный. Экономическая интеграция работает, скорее, на профилактику негатива, чем на резкое ускорение роста. Это витамин С, а не антибиотик. Всё главное делается на уровне самих государств во внутренней политике.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3756 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторах:
25 апреля родились
Именинников сегодня нет
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить