«Мы мало задумываемся, в чём нуждаются 86 млн русскоязычных мусульман»

Гаухар Нургалиева, руководитель лаборатории Евразийских исследований Института исследования развивающихся рынков в Московской школе управления Сколково, рассказала Forbes.kz об особенностях Центрально-Азиатского региона и отношениях Казахстана со странами-соседями

Гаухар Нургалиева
ФОТО: архив Гаухар Нургалиевой
Гаухар Нургалиева

Гаухар Нургалиева имеет степень магистра искусств в области международных отношений Школы права и дипломатии Флетчера в Университете Тафтса (Бостон), а также степень бакалавра делового администрирования Университета Джорджа Вашингтона (Вашингтон). 

Карьеру начала в аудиторской консалтинговой компании PwC. Работала региональным директором по Азиатскому региону в Национальном агентстве по экспорту и инвестициям Республики Казахстан и директором по корпоративному развитию и инвестициям в АО «Национальная горнорудная компания «Тау-Кен Самрук», которая входила в состав фонда «Самрук-Казына».

В 2012 в Москве Гаухар стала советником министра Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) по вопросам транспорта и инфраструктуры. В настоящее время Нургалиева является руководителем лаборатории евразийских исследований Института исследования развивающихся рынков при Московской школе управления Сколково.

F: Гаухар, почему вы переехали в Россию, хотя получили прекрасное образование в Штатах и имели отличную работу в Казахстане?

- Я вышла замуж за россиянина и в Москве включилась в работу Евразийской экономической комиссии. Я занималась транспортными проектами и разработкой интеграционной политики стран - членов Евразийского экономического союза, работала по реализации проекта «Западный Китай – Западная Европа». Потом я уехала учиться в Школу права и дипломатии Флетчера в Бостоне. После получения диплома в Университете Тафтса приняла предложение о сотрудничестве Московской школы управления Сколково. И хотя мне предлагали перейти на работу в российскую госслужбу, я, как гражданка Казахстана, решила, что лучше сохраню гражданство родной страны

F: И выбор пал на исследовательскую работу?

- Да. Когда я работала в структуре ЕЭК, то увидела, что Центральная Азия крайне мало изучена, есть некая пустота в глобальной повестке по этому потенциально перспективному региону. Я решилась на эту работу, поскольку мне захотелось принять участие в создании и моделировании достоверного информационного потока. Фактически эту лабораторию я создала сама. Наш институт работает и базируется в трёх странах: Московской школе управления Сколково, Hong Kong University of Science and Technology (HKUST), Indian School of Business (ISB). Мы изучаем страны Центральной Азии, Закавказья, поднимаем вопросы и проблемы региона, активно изучаем проект «Один пояс, один путь», и нам удалось вызвать большой интерес к этой повестке.

F: То есть раньше глубоких исследований Центрально-Азиатского региона не было?

- За последние три года наша лаборатория в Skolkovo IEMS провела большую работу в этом направлении. В том числе благодаря нашим исследованиям регион всё чаще стал присутствовать в академической повестке. Например, Гарвардский университет расширил свою повестку о России, открыв направление Russia – Eurasia. Ряд ведущих учебных заведений мира, в том числе Флетчеровская школа, Колумбийский университет, Университет Джорджа Вашингтона, Университет Джона Хопкинса, Кембридж стали открывать различные центры и институты по изучению Центральной Азии и Евразии. Потому что успех такого глобального проекта, как «Один пояс, один путь» зависит в том числе и от успеха продвижения этой международной инициативы в Центрально-Азиатском регионе, от понимания проблем этих стран.

Например, 3 из 6 основных трасс, которые проходят по этому пути, пролегают через Центральную Азию и Закавказье. При всём этом наши страны - всё ещё одни из самых малоизученных в мире.

F: Почему?

- Во многом из-за того, что мы входили в состав СССР и никогда отдельно глубоко не изучались. Не было крупных социально-культурных исследований. Но сегодня мы наблюдаем большой всплеск интереса и с экономической, и с культурной точки зрения.  В этом смысле хочется выразить большую благодарность двум ярким профессорам.

F: Каким именно?

- Питер Франкопан написал книгу «Silk Roads» («Шёлковый путь»), он работает в Оксфорде, а также консультирует правительства ряда стран, в том числе Казахстана и Китая, по этому вопросу. В своей книге он рассказывает, что этот регион имеет сегодня такое же большое значение, как и сотни лет назад, когда Шёлковый путь был очень востребованным и играл важнейшую роль в торговле, развитии цивилизаций и империй.

Гаухар Нургалиева
ФОТО: архив Гаухар Нургалиевой
Гаухар Нургалиева

Второй эксперт, профессор Фредерик Старр, написавший книгу Lost Enlightenment («Потерянное просвещение»), является основателем и председателем Института Центральной Азии и Кавказа - главой Программы исследований Шёлкового пути, совместного трансатлантического исследовательского и политического центра при Американском институте внешней политики (AFPC) в Вашингтоне.  В своем труде он указывает, что этот регион был центром всего мира, а такие города, как Отрар, Туркестан, Самарканд являлись культурными столицами. Благодаря таким книгам, исследованиям мир больше узнаёт наши страны, наших людей.

F: Какие проблемы поднимает ваша лаборатория?

- Мы много внимания уделяем геоэкономике Центральной Азии. Регион отдалён от финансовых и промышленных центров, но богат ресурсами, стратегически удачно расположен, и к нему проявляют интерес компании со всего мира.

Наша первая работа – «Geo-economics of the Eurasian Heartland», в которой мы рассмотрели несколько вопросов: какие компании здесь работают и какие направления для себя выбирают, какие форматы, отношения и политику определяют для себя государства этого региона. Мы, например, рассмотрели многовекторность политики Казахстана. Эта работа проделана в 2017 году.

Ещё одна работа – «Исламская экономика в Евразии». Мы видим активно развивающийся тренд исламизации - Islamic lifestyle. Возникает запрос на халяльную экономику: одежду, питание, продукцию, места отдыха, наконец финансы исламских банков. И Казахстан также находится в этом тренде. Мы делали исследования в этой области «The Islamic Economy – The Fastest Growing Large Economy. Eurasian Focus» и обнаружили некоторые интересные факты.

Например, Австралия и Бразилия входят в пятёрку крупнейших мировых производителей халяльных продуктов питания. Китай, несмотря на все свои внутренние противоречия, также активно участвует в производстве для халяльного рынка, особенно в секторе скромной одежды.

Если есть спрос, то бизнес на это реагирует. Так, из 456 заводов компании Nestle 85 фабрик производят халяльную продукцию. Оказалось, что исламская экономика может помочь в совершенно неожиданных направлениях. Например, институт вакфа может стать эффективным инструментом адаптации мигрантов из Центральной Азии к жизни в России. На базе активов, выделенных в соответствии с принципом вакфы, можно создать негосударственный образовательный центр, в котором мигранты смогут изучать русский язык, основы российского законодательства, а может быть, даже получить новую профессию. По этому поводу было много дискуссий вовремя G-20 в Аргентине. Мы делали доклад о создании института омбудсмена по миграции в России.

F: Миграция в СНГ, в особенности её проблемы и причины, изучается не столь пристально. В основном всё сводится к проблемам безопасности, межэтническим и межрелигиозным отношениям. А экономические запросы, к которым приводят миграционные потоки, вообще мало изучены…

- Да, много говорят о том, что из стран Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии, Африки идёт большой поток мусульман-мигрантов в экономически развитые страны. А миграция из Центральной Азии выпадает из общего концепта. Поэтому мы сделали такой доклад и включили туда Россию. В эту страну стекается большое число мигрантов из мусульманских стран.

Граждан-мусульман в России сегодня около 15 млн, а с учётом постоянно проживающих мигрантов из центральноазиатских республик в России насчитывается примерно 25 млн мусульман. Всего в нашем регионе насчитывается около 86 млн русскоязычных мусульман. Многие из них не находят себя в обществе, и это вызывает социальное напряжение, но это отдельная тема. Подобные цифры в некоторой степени шокируют, хотя это часть нашей реальности. Проблемы и потребности этой части населения редко выносятся на всеобщее обсуждение, несмотря на то что страны нашего региона - важная часть исламского мира.

F: Исследование Центрально-Азиатского региона было бы неполным без изучения влияния Китая на жизнь государств, оказавшихся в сфере его интересов...

- Безусловно. Мы сделали доклад и на данную тематику: «China’s Grand Strategy in the Eurasian Heartland». Эта работа посвящена китайским инвестициям в Россию и страны Центральной Азии и Закавказья, что способствует экономическому развитию этих стран, созданию новых компаний и расширению опыта ведения бизнеса, развивает инфраструктуру. Также существует поток дополнительных инвестиций со стороны Запада.

Мы видим и некоторое социальное напряжение в обществе, которое возникает из-за различия деловых культур. Китайские коллеги, приезжая в другую страну, строят проекты на партнёрских отношениях, не учитывая культурные особенности, социальную ситуацию региона. Нередко они привозят с собой  многочисленный собственный персонал. У большинства стран, которые взаимодействуют с Китаем в той или иной степени, в особенности в приграничных районах, возникают если не претензии, то вопросы, и мы указываем на это.

Россия и Казахстан являются одними из наиболее приоритетных партнёров Китая в данном регионе по нескольким причинам. Китай часто ведет переговоры на государственном уровне, и многие проекты выделяются под государственные гарантии. Наши власти достаточно часто могут договориться о необходимых инициативах. Также наши страны богаты ресурсами. Третий фактор - транзитный потенциал, но это скорее тема с прицелом на будущее.

Наши экономики пока основаны и зависят от вливания иностранных инвестиций. Этого не стоит бояться, наоборот, это должно послужить для нас хорошим трамплином. Необходимо воспользоваться шансом и использовать иностранные деньги, чтобы строить свою экономику.

Задача наших стран – создавать и пользоваться инфраструктурой, портами, логистическими терминалами, дорогами, выращивать собственный бизнес через развитие собственного рынка капитала и предпринимательства внутри страны. Другого выхода нет.  Нельзя в одностороннем порядке разорвать отношения с Китаем. Сегодня это никому не удастся, даже США. 

F: Ваша лаборатория занимается только исследованиями? 

- Кроме исследований мы активно предлагаем слушателям наших образовательных и предпринимательских программ бизнес-кейсы, которые все больше набирают популярность. За почти 30 лет существования рынка свободной экономики в наших странах у нас есть примеры успеха и неуспеха. Везде преподаются бизнес-кейсы, основанные на опыте западных и азиатских бизнесменов. У России уже есть ряд собственных бизнес-кейсов, которые изучаются в тех или иных учебных заведениях, но опыт Казахстана и Центральной Азии в должной мере пока ещё не изучен.

Я хочу показать кейсы, касающиеся нашего региона. В Казахстане, как и во всём мире, есть яркие примеры предпринимательского духа, эффективности, успеха, и мы над этим сейчас активно работаем.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
23234 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
10 декабря родились
Дмитрий Прихожан
экс-председатель правления АО «Эксимбанк Казахстана»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить