Как Евразийский экономический союз попал под санкции

Экономист Тимур Исаев: "Обвал торговли Казахстана со странами Таможенного Союза на 23% за год чиновники объясняют объективными экономическими факторами. Однако он свидетельствует о серьезных проблемах интеграции и ставит под вопрос жизнеспособность еще не родившегося Евразийского экономического союза"

Иллюстрация: ortcom.kz

Зона несвободной торговли

Развернувшееся торгово-политическое противостояние между Россией и Западом неизбежно изменит экономическую структуру всего постсоветского пространства. И это уже не зависит от того, как долго продлится действие взаимных санкций.

В первую очередь, трещит по швам старейшее объединение - Содружество независимых государств. Можно сколько угодно говорить о том, что это крайне слабый институт, формально давно ничего не решающий. Однако на самом деле зона свободной торговли СНГ была реальным инструментом, связывающим разнонаправленные государства, и настоящим фундаментом того, что называется постсоветским пространством.

В отличие от всей политической надстройки, зона свободной торговли отвечала насущным интересам бизнеса, сохраняя тем самым жизнеспособность СНГ. Более того, она пережила даже второе рождение в 2012, когда был принят единый договор о ЗСТ СНГ, заменивший многосторонние соглашения. Это документ закрепил переход к полноценному режиму свободной торговли, предусматривая беспрепятственный доступ предприятий наших стран на рынки друг друга. 

Однако даже столь беспрецедентные экономические меры оказались не в состоянии противостоять политическим центробежным тенденциям. В итоге под угрозой распада оказалась и зона свободной торговли. Формальным поводом стало подписание Молдавией, Украиной и Грузией (она хоть и вышла из СНГ, но входит в ЗСТ) соглашений об ассоциации с ЕС. Россия заявила, что это угрожает ее внутреннему рынку наплывом беспошлинных европейских товаров, поэтому она ответит введением ненулевых пошлин на украинский, молдавский и грузинский импорт. При этом Москва ссылается на сам договор о ЗСТ СНГ, который дает такую возможность.

Де-факто режим свободной торговли на пространстве СНГ уже перестал работать. Россия уже ввела ненулевые таможенные пошлины на ввоз украинских и молдавских товаров. Украина ответила своими запретами и ограничениями. Украинский экспорт в Россию за первое полугодие упал на 23%, российские поставки на Украину – на 14%. И это - ещё до введения санкций.

Также двусторонними запретами обменялись Киев и Минск. Правда, совсем недавно они объявили об их отмене и возврате к режиму свободной торговли. Но понятно, что это ситуативное решение, которое уже не может повлиять на главный тренд – сворачивание экономической базы СНГ.

Де-юре его завершением будет отмена договора о зоне свободной торговли СНГ, после чего существование Содружества потеряет всякий смысл.

И дружба не дружбой, и табачок врозь

Недавно стало известно, что премьер-министр Молдавии Юрие Лянкэ намерен предложить государствам СНГ созвать заседание по вопросу введения Россией ограничений на импорт товаров. И если переговорами ничего решить не удастся, Молдавия после 1 сентября может принять политическое решение о выходе из состава СНГ.

Ну, а поскольку очевидно, что навстречу Кишиневу никто не пойдет, Молдавии придется попрощаться с Содружеством. Безусловно, исчезновение такого незначительного игрока совершенно не повлияет на экономическую структуру СНГ и бизнесом остальных стран даже не будет замечено. Но это станет символическим событием, означающим окончательный распад Советского Союза - на этот раз экономический.

Разрушение цементирующей его зоны свободной торговли приведет к тому, что потеряет смысл и уйдет в прошлое разделение зарубежья на «дальнее» и «ближнее». По крайней мере - с экономической точки зрения.

Глава Белоруссии Александр Лукашенко инициировал встречу руководителей стран Таможенного Союза с президентом Украины Петром Порошенко. Ожидается, что она пройдет 26 августа в Минске. Одним из вопросов станут как раз последствия для ТС подписание Украиной соглашения об ассоциации с ЕС. Иными словами, стороны попытаются найти возможность сохранения какого-то подобия свободной торговли. Но, к сожалению, это вряд ли возможно без разрешения политического противостояния Киева и Москвы.

Нужно понять, что экономическая интеграция в формате СНГ уходит с арены, и ее место займут другие блоки. Одни государства выбирают попытку сблизиться с ЕС. Для нас же еще большее значение приобретает Евразийский экономический союз, который заработает уже через четыре с небольшим месяца. Но сможет ли он стать работающей конструкцией?

Товарооборот пошел в разворот

Статистическое ведомство обнародовало данные, которые говорят о том, что реальный вес евразийской экономической интеграции пошел на снижение.

«В целом у нас с Таможенным Союзом объем товарооборота составил порядка $9 млрд и несколько снизился, поскольку в России наблюдается снижение темпов экономического роста», - заявил в понедельник глава Комитета по статистике Министерства национальной экономики Алихан Смаилов. «Несколько», как затем пояснил председатель комитета, - это 23%. Иными словами, не снижение, а обвал. При этом практически с одинаковой скоростью падал как экспорт, так и импорт.

Г-н Смаилов отметил, что снижение произошло за счет 6 товарных групп, на которые приходится львиная доля импорта из ТС: «продовольственные товары, минеральные продукты (нефть, нефтепродукты), продукция химической промышленности, лесоматериалы и бумага, металлы и изделия из металлов, а также машинооборудование и транспортные средства».

Также он связал снижение российских поставок в нашу страну с «корректировкой обменного курса тенге и казахстанской политикой импортозамещения».

Однако ссылка на ухудшение экономической ситуации в России выглядит не вполне убедительной. Она, конечно, ухудшилась, но не до такой же степени! К примеру, за 7 месяцев промышленное производство у северного соседа выросло на 1,5%, тогда как у нас – сократилось на 0,3%. Если же посмотреть на ситуацию во внешней торговле России в целом, то аргументы шефа статкомитета и вовсе разбиваются вдребезги. По итогам первого полугодия Россия снизила импорт - но на 5%, а не на 23%. Экспорт же и вовсе нарастила на 2,1%.

Иными словами, списывать обвал нашего товарооборота с ТС на спад российской экономической активности - как внешней, так и внутренней, - было бы совершенно не верно. Да и что это за интеграционное объединение, если текущие изменения в экономике его членов моментально вызывают снижение взаимной торговли сразу на четверть?!

Колосс на глиняной ноге

Можно ли считать это вообще отношениями экономической интеграции? Чтобы ответить на этот вопрос, следует посмотреть на структуру торговли. Наш товарооборот со странами ТС за первое полугодие едва превысил $9 млрд. На его долю пришлось лишь 14,8% от внешней торговли Казахстана. Это в точности равняется товарообороту с Китаем и немного уступает товарообороту с Италией (16%).

Впрочем, сама по себе статистическая категория «товарооборот со странами ТС» представляется достаточно натянутой. По сути, речь идет о двусторонней торговле с Россией: ведь на Белоруссию приходятся незначительные полпроцента (!) – меньше, чем доля Финляндии или Греции.

Еще более симптоматично выглядит картина, если взглянуть отдельно на экспорт и импорт. Так, на ТС приходится… 6% нашего экспорта. Точнее, на Россию – 6%, на Белоруссию – 0%. Зато в доле общего импорта ТС занимает 34,1%.

Таким образом, текущая модель экономических взаимоотношений далека от сбалансированной. Она, можно сказать, «стоит на одной ноге». Мы выступаем импортером продукции стран ТС, экспортируя лишь малую часть. Подобная конструкция априори представляется неустойчивой, и в этом заключается истинная природа того, что общий товарооборот так резко колеблется и гипертрофированно реагирует на любые изменения ценовой и другой конъюнктуры.

Иными словами, пока у нас не сложилась реальная интеграция, основанная на совместных экономических проектах и взаимных интересах. И вот такая хрупкая конструкция, которая едва-едва оформилась юридически, но еще даже не начала действовать практически (договор о Евразийском экономическом союзе вступает в силу с начала следующего года), подверглась серьезнейшему стрессу. Это все равно, что экипаж корабля, плававшего лишь по Есилю, запустить в открытое море.

Проверка санкциями

Самым главным испытанием станет позиция ТС (а затем и ЕАЭС) в вопросе санкций, введенных Россией в отношении продовольственных товаров из ЕС и США. В случае реэкспорта этой продукции через Казахстан и Белоруссию для России санкции потеряют всякий смысл.

Пока Москва не ставит вопрос ребром, требуя ведения официальных мер на уровне ТС (что, собственно, было бы неправомерно, поскольку данные санкции продиктованы политикой лишь одного из членов ТС и не связаны с общими интересами Союза). Вице-премьер российского правительства Аркадий Дворкович даже отметил, что Казахстан и Белоруссия могут выиграть на поставках в Россию аграрной продукции из ЕС, переработанной на их территории.

Однако совсем скоро этот вопрос станет выглядеть уже по-другому. Все будет зависеть от того, каких масштабов достигнет реэкспорт и насколько тщательно он будет закамуфлирован. Если по такой схеме пойдет значимая доля запрещенной европейской продукции, а ее перепродажа будет вестись достаточно откровенно, тогда постановка вопроса о реагировании на уровне ТС станет неизбежной.

Россельхознадор уже сообщил о выявленных фактах реэкспорта европейских продуктов через Казахстан и Белоруссию. Минск эту информацию поспешил опровергнуть, заявив, что «граница на замке». Но, зная реальное состояние наших границ и замков, вряд ли стоит сомневаться, что «вода дырочку найдет». При этом реэкспорт будет вестись не столько прямолинейно, сколько по той схеме, о которой говорил Дворкович. Просто переработка европейских товаров на территории ТС может быть минимальной либо вообще формальной.

Эта ситуация станет настоящей проверкой на прочность экономической интеграции в рамках ТС и ЕАЭС. Ведь Казахстану и Белоруссии невыгодно, чтобы санкции в отношении западных продуктов переносились с российского уровня на ступень ТС. Ведь это будет означать серьезное осложнение отношений с Евросоюзом и США – для нас нежелательное и бессмысленное.

Коктейль «политика на экономике»

По сути, санкции уже показали определенную эфемерность ТС. Ведь мы вообще-то живем в общем рынке, проводя единую внешнеторговую политику. Но Россия приняла решение, имеющее очень серьезные последствия для всех стран ТС, без оглядки на своих партнеров по этой союзу. По сути, Астана и Минск поставлены перед фактом, и теперь их еще подталкивают к тому, чтобы сотрудничать с Москвой для обеспечения действия санкций.

Получается, что ТС стал не механизмом согласованного принятия внешнеторговых решений, а инструментом приспособления к уже принятым решениям. Это очень тревожный сигнал, который делает актуальным вопрос о реальных перспективах ЕАЭС.

Сможет ли он стать небумажным объединением - зависит от соотношения политической и экономической составляющих. Несмотря на название, понятно, что без политики ЕАЭС не обойдется. Это практика не только наша, но и других интеграционных блоков, включая тот же ЕС, который, не колеблясь, жертвует экономическими выгодами ради политических соображений. В любом интеграционном союзе содержится геополитика, даже если она скрывается на заднем плане. Это всегда некий коктейль из интересов бизнеса и власти, вкус которого зависит от соотношения ингредиентов.

В «евразийском коктейле» вкус политики сейчас перебивает все остальные. Отгораживаясь от Украины, ТС ведет переговоры о зоне свободной торговли с Египтом, Индией, Турцией. Но, прежде чем искать новых заморских партнеров, «евразийской тройке» не мешало бы определиться в отношениях между собой и понять, на чем все-таки они основаны – на общих интересах или одностороннем доминировании. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
11895 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Маргулан Сейсембай: о Казахстане в эпоху Токаева Смотреть на Youtube