ЕАЭС пошёл на экспорт

Евразийский экономический союз активизирует международную деятельность в поисках новых партнёров – от Израиля до Китая. Между тем, это не снимает вопросы внутреннего рынка, который свободным и единым можно назвать лишь условно

Фото: kp.ru
Президенты стран-участниц ЕАЭС: Серж Саргсян (Армения), Александр Лукашенко (Белоруссия), Нурсултан Назарбаев (Казахстан), Владимир Путин (Россия), Алмазбек Атамбаев (Киргизия).

На озере Щучьем – о Средиземном море

Небольшой курортный поселок Боровое оказался в центре регионального внимания, приняв в конце минувшей недели сразу восемь президентов, прибывших на заседания Совета глав государств-участников и Высшего Евразийского экономического совета (ВЕЭС). Из них в ВЕЭС участвовали всего пять глав государств, но эта встреча, безусловно, была более содержательной.  Если СНГ давно стало символической организацией, то Евразийский экономический союз уже оказывает реальное влияние на экономику и бизнес-интересы стран-участниц.

Информация об итогах заседания ВЕЭС оказалась по традиции скудной. Невысокая степень прозрачности уже стала отличительным признаком ЕАЭС – вроде бы решения обсуждаются, вроде бы информации много, но самое главное чаще всего остаётся за кадром.

Впрочем, ряд выводов об итогах «евразийского» саммита сделать можно. Среди конкретных результатов - подписание соглашения, которое даёт старт официальным переговорам о создании зоны свободной торговли (ЗСТ) между ЕАЭС и Израилем. Это решение не было спонтанным, оно прорабатывалось достаточно долгое время. Еще в апреле совместная рабочая группа сделала заключение о целесообразности перехода на режим свободной торговли.

Израиль в качестве свободного торгового партнёра ЕАЭС выглядит достаточно интересно, поскольку он качественно отличается по уровню своего экономического развития. Израиль входит в ОЭСР и по уровню ВВП на душу населения вдвое обгоняет страны ЕАЭС. В 2014 казахстанско-израильский товарооборот составил $1,6 млрд  - больше, чем со всеми членами ЕАЭС, кроме России. Правда, его львиная доля приходится на нашу нефть. Поэтому вместе со снижением мировых нефтяных цен в этом году обвалился и товарооборот – за январь-август он составил всего $235 млн. Другой статьёй нашего экспорта является зерно. Казахстан же активно интересуется израильскими технологиями, прежде всего в сельском хозяйстве.

Понятно, что режим свободной торговли мало чем поможет нашему сырьевому экспорту. Скорее его преимуществом станет более активное сотрудничество в сфере высокотехнологичного импорта из Израиля. Таким странам, с ориентированной на внешние рынки экономикой, важно не упускать любые возможности нарастить сбыт. Например, ранее соглашение о зоне свободной торговли с ЕАЭС подписал Вьетнам. Это не помешало ему недавно присоединиться к создаваемому Транс-Тихоокеанскому партнёрству – крупнейшему экономическому объединению.

Шёлковый союз

Но свободная торговля с Израилем, конечно, меркнет на фоне партнёрства с Китаем, который является одним из крупнейших торговых партнеров практически всех членов ЕАЭС. Правда, речь здесь о совершенно ином формате, нежели ЗСТ.

Впрочем, его модель ещё не проработана, указывается лишь, что это будет некое соглашение  о торгово-экономическом сотрудничестве между КНР и ЕАЭС. Официальные переговоры по нему могут начаться уже со следующего года.

Как поясняется на сайте Евразийской экономической комиссии (регулирующего органа ЕАЭС), это «пока не преференциальное соглашение». Из этого можно сделать вывод, что движение к зоне свободной торговли пока не ведётся – мы к этому, очевидно, ещё не готовы. Вместо этого сотрудничество будет вестись через «экономический пояс Шелкового пути». Эта китайская инициатива предлагает не только совместно развивать транспортно-логистическую инфраструктуру для маршрутов Нового Шелкового пути, но и создавать вдоль них производственные мощности. Иными словами, Китай планирует выносить свои предприятия в транзитные страны, расширяя рынок сбыта и стимулируя экономику.

Для нас же как транзитных стран это интересно притоком инвестиций.  Ну, а поскольку такое предложение, от которого трудно отказаться, поступило так или иначе всем членам ЕАЭС, то логичнее было бы, чтобы в переговорах с Китаем они выступили единым блоком. Если это получится, то можно не только рассчитывать на усиление позиций, но и на совершенно новый статус ЕАЭС – как самостоятельного игрока на внешней арене, наподобие ЕС.

Не случайно в Боровом были утверждены такие документы, как «Основные направления международной деятельности Евразийского экономического союза на 2015-2016 годы» и «Подходы к развитию торгово-экономического сотрудничества с основными партнерами ЕАЭС на среднесрочную перспективу».

С чем связаны такие усилия, которые направлены вовне, если ещё остается масса внутренних проблем? К этому подталкивает ситуация.

С одной стороны, растёт конкуренция межу различными интеграционными экономическими объединениями и международными экономическими проектами.

Во-вторых, рынок ЕАЭС объективно тесноват, но осваивать другие поодиночке трудновато.

В-третьих, объединение на внешнем фронте должно снизить разобщенность внутри союза. 

Не вширь, а вглубь

На заседании в Боровом была принята новая структура Евразийской экономической комиссии, утверждена кандидатура ее нового председателя – место россиянина Виктора Христенко займет представитель Армении Тигран Саркисян. Также  одобрены основные направления экономического развития ЕАЭС - о регулировании валютной и макроэкономической политики, финансовых рынков. Как сообщил глава Института экономических исследований Максат Муханов, говорилось на заседании и о перспективе интегрированных валютных рынков – «чтобы создать условия для более удобного товарообмена, удобных платежей между странами ЕАЭС».

Но всё это не решает текущих разногласий между странами ЕАЭС, который вызваны девальвацией валют и диспаритетом цен, российскими продовольственными санкциями и попытками их расширения на весь союз, взаимными претензиями к качеству и безопасности продукции.

Теперь к поводам для трений добавилось вступление Казахстана в ВТО. В Боровом был принят пакет документов, обеспечивающих согласование норм этой организации с нашим членством в союзе.

«Они позволяют, с одной стороны, распространить обязательства, принятые Казахстаном при присоединении к ВТО, на рынок Казахстана. С другой стороны, это позволяет выстроить систему администрирования таким образом, чтобы разница в тарифах не наносила никакого ущерба другим странам союза», - сказал  Виктор Христенко.

Но понятно, что всё гладко это выглядит лишь на бумаге. На деле российский бизнес уже высказывает опасения, что более низкие  таможенные пошлины в Казахстане по очень широкой номенклатуре товаров представляют собой серьёзный риск. А значит, будут предприниматься и попытки ограничить поставки товаров из Казахстана.

Очевидно, что рост ЕАЭС вширь сам по себе не способен решить проблему его недостаточного роста вглубь – экономическое пространство еще очень далеко от того, чтобы стать единым, а переток товаров, трудовых ресурсов и капиталов – по-настоящему свободным. 

В этой связи, возможно, правильнее было бы всё-таки сосредоточить все усилия на вопросах внутри ЕАЭС. Ведь только эффективные институты и работающие на деле внутренние нормы и принципы могут сделать его по-настоящему сильным, в том числе и во взаимоотношениях с третьими странами. Это важнее, чем зоны свободной торговли  пусть даже с 40 государствами.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
8973 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить