Сделать пас: почему входящее перестрахование становится привлекательным в Казахстане

Рост объёма исходящего из Казахстана перестрахования затормозился вслед за изменением ситуации с перестрахованием в регионе

ФОТО: © Depositphotos.com/makieni777

Санкции больно ударили по бизнесу российских перестраховщиков, и казахстанцы частично замещают их объемы расширением собственного удержания. За первое полугодие 2022 года перестраховщикам было передано 75,4 млрд тенге, на 0,5 млрд тенге больше, чем за аналогичный период 2021-го. (Для сравнения: за шесть месяцев 2021 года по отношению к такому же периоду 2020-го рост составил 16 млрд тенге). В том числе нерезидентам было передано 64,3 млрд тенге – на 8% меньше, зато местным страховщикам досталось 11 млрд тенге, или на 6 млрд больше соответственно.

Прекрасно обстоят дела и с входящим перестрахованием. Его объем увеличился на 15%, до 49,5 млрд тенге, за счет повышенных премий как от резидентов, так и от нерезидентов. Статистика фиксирует набирающий скорость тренд на снижение доли исходящего перестрахования и увеличение внутренней перестраховочной емкости, способствующей расширению входящего перестрахования. Емкость растет вслед за капитализацией казахстанских страховщиков. Активы сектора за последние пять лет (полугодие 2018 года к полугодию 2022-го) увеличились на 98%, до 1,9 трлн тенге, капитал вырос на 70%, до 742 млрд тенге.

Запрос на расширение собственного перестрахования исходит «с обоих флангов». Для локальных страховщиков увеличение объема премий на собственном удержании помогает гибко управлять себестоимостью бизнеса. Ведь стоимость перестрахования непосредственно влияет на тариф, предлагаемый клиентам. Кроме того, участие в рисках коллег представляет собой хорошее поле для бизнеса. Перестрахование отражает экономическую потребность страховщика в собственной финансовой защите. Он должен понимать, что закроет принятый риск. Поэтому страховщик передает риск иностранной компании (в основном это западные перестраховщики либо лондонский рынок), оставляя у себя небольшой процент премий. Доля передаваемых в перестрахование премий зависит от величины активов и капитала страховщика, а также от размера принимаемого от клиентов риска. Если крупный риск реализуется, страховщик заплатит клиенту из оставленных у себя премий, а основной убыток покроет перестраховщик.

Но, отдавая львиную долю премий в перестрахование, страховщик рискует сократить собственный доход. Отсутствие страхового случая оставляет премии в кармане перестраховщика. Возникает вопрос: сколько премий надо оставлять на собственном удержании, чтобы и риски застраховать, и не передать лишних денег перестраховщику, и не обескровить тем самым местный рынок. В бытность регулятором финансового рынка Нацбанк участвовал в перестраховочной теме, проговаривая несоответствие переданных за рубеж премий с перестраховым возмещением, и формировал второй фланг запроса на увеличение собственного страхового удержания.

Автор экспертного Telegram-канала по страхованию Kerimbayev.Online, советник председателя правления Freedom Insurance Азамат Керимбаев полагает, что можно много спорить об эффективности перестрахования исходя из сравнения сумм, отправленных за границу и полученных в качестве возмещений. Правильно же, по его мнению, рассматривать риск-аппетит – сколько страховщик готов выплатить в случае реализации существенного риска. «Вряд ли страховщики сегодня легко выплатят миллион долларов, за исключением первой тройки. Соответственно, компании стараются уменьшить собственное удержание», – поясняет Керимбаев.

Если же говорить про ту самую ситуацию с перестрахованием, когда был недоволен Нацбанк, по словам собеседника, история касалась схем по выводу капитала за границу. Речь шла о заведомо невыплатных договорах страхования, когда деньги оседали за рубежом. Сейчас такие схемы, по мнению Керимбаева, вряд ли существуют – рынок достаточно хорошо почистился, однако эффективность перестрахования «остается комплексной проблемой».

Эксперт на этот счет разработал собственный показатель. Если в годовом выражении убыточность перестраховщика ниже убыточности страховщика, то перестрахование настроено, с точки зрения перестраховщика, неэффективно. В любом случае «на длительном отрезке времени, в разрезе пяти-шести лет, убыточность должна выравниваться, потому что крупные риски не всегда происходят». Помимо этого, важен грамотный андеррайтинг, то, насколько наш рынок готов модерировать риски, говорит Керимбаев: «Часто мы оглядываемся на перестраховщиков и их тарифы. Если у них тарифы растут, то страховщики не напрягаются, оставляют свою маржу и передают крупные риски в перестрахование».

В пользу исходящего перестрахования выступают топ-100 крупнейших клиентов, занимающих половину рынка общего страхования. «Из них топ-20 закрывают по премиям 56–57 млрд тенге, это 25–30% рынка. Такие клиенты не хотят, чтобы риски удерживались в стране местными перестраховщиками. Обратиться напрямую к иностранному страховщику клиенту запрещает закон, который защищает местный страховой рынок. Соответственно, чаще условия по перестрахованию диктует клиент. И у местного страховщика не возникает вопрос: перестраховывать риски или нет», – констатирует эксперт.

Мировые риски растут

На сегодняшний день только одна отечественная компания готова принимать на себя серьезные риски. Активы СК «Евразия» превышают 436 млрд тенге, это 38,4% совокупных активов компаний по общему страхованию. Отчетность «Евразии» показывает, что почти все риски, кроме ГПО по авиарискам, она оставляет на собственном удержании.

На вопрос Forbes Kazakhstan, какие изменения видит компания с начала 2022 года, исполнительный директор СК «Евразия» Самат Кабдолов прогнозирует, что ситуация будет развиваться следующим образом. Ранее многие местные компании перестраховывали свои риски в России, «поскольку российские перестраховщики больше понимали наш рынок, чем их коллеги из других стран». 2022 год будет «значительно сложнее в части поиска альтернативных вариантов» в связи с отзывом рейтингов у всех российских компаний. Потому большая часть запросов по перестрахованию «будет смещаться в сторону местного рынка, а для крупных проектов – в сторону поиска перестраховочной емкости у европейских/американских и китайских перестраховщиков».

Магистральным трендом для международных перестраховщиков Кабдолов называет тенденцию увеличения числа катастрофических событий, что непосредственно сказывается на переоценке тарифов. «С начала этого года ставки по перестрахованию росли в пределах 5–15% в результате убытков от стихийных бедствий и последствий пандемии. Кроме того, довольно частым явлением стали пожары», – отмечает собеседник. По оценке Swiss Re, в 2021 году экономический ущерб в результате катастрофических событий достиг $270 млрд, при этом застрахованные убытки составили $111 млрд. Только в результате наводнений экономический ущерб составил $80 млрд, из которых только $20 млрд были застрахованными убытками. Один лишь зимний шторм Ури в США (февраль 2021 года) и наводнения в Западной и Центральной Европе (июль 2021 года) принесли свыше $10 млрд убытков в каждом случае. Застрахованных убытков вследствие техногенных катастроф за 2021 год было на $8 млрд.

Рост убытков и увеличение количества катастрофических событий (306) за 2021 год, по словам Кабдолова, привели к частичному сокращению перестраховочной емкости, в результате чего многие перестраховочные компании начали пересматривать лимиты и цены в отношении рисков, подверженных катастрофическим событиям.

Еще одной причиной роста перестраховочных тарифов стала глобальная инфляция. На фоне ее раскрутки крупные компании-страхователи производят переоценку активов, что также влияет на стоимость страхования и перестрахования. В дополнение перестраховщики начинают учитывать инфляцию в отношении будущих убытков, что также является важным фактором ценообразования.

Работать лучше дома

Надо отметить, что после январских-февральских событий локальные эксперты переживали за возможный рост тарифов для казахстанских рисков, передаваемых за рубеж. Но эти опасения оказались напрасными. В СК «Халык» говорят, что не видят какого-то индивидуального пересмотра тарифов в отношении казахстанских рисков: «тарифная политика западных перестраховщиков не изменилась». Некоторое повышение тарифов и сокращение перестраховочной емкости «отражает общие тенденции, которые присутствовали на рынке до событий начала года, и они соответствовали циклу «твердого» рынка». По мнению заместителя председателя правления компании Сергея Гаврилова, данный цикл обусловлен возросшей частотой страховых случаев и, как следствие, повышением уровня убыточности на глобальном перестраховочном рынке. Гаврилов отмечает, что текущая геополитическая ситуация не оказала существенного влияния на политику перестрахования СК «Халык»: как и прежде, она опирается на надежность своих контрагентов, на их рейтинг и стабильное финансовое положение. Поэтому свыше 95% портфеля размещено в компаниях с рейтингом А– и выше. В региональном разрезе это континентальная Европа, США и Великобритания.

Любопытно, что СК «Халык» (вторая по активам – 159 млрд тенге, 14% в совокупных активах компаний по общему страхованию) на собственном удержании в 2021 году оставила больше премий, чем в 2020-м, хотя страховала крупные имущественные риски. В первом квартале текущего года на собственном удержании компания оставила 63% премий против 56% в аналогичный период 2021-го. СК «Халык» планомерно наращивает как портфель страховых премий, так и собственное удержание по нему, в том числе по крупным имущественным рискам, что говорит о желании стать серьезным игроком на перестраховочном поле казахстанского рынка. По словам Гаврилова, положение дел соответствует стратегии развития компании, а хорошие финансовые показатели и высокий рейтинг финансовой надежности этому способствуют. При этом «компания придерживается взвешенной андеррайтинговой политики и селекции рисков».

В СК «Евразия», по ее информации, наблюдают рост запросов и интереса к компании со стороны международных компаний и брокеров. «С начала 2022 года мы показываем стабильный рост премий от входящего перестрахования. Изменения в нашей политике по входящему перестрахованию большей частью коснулись стран с нестабильной экономической ситуацией. Как один из примеров – недавний государственный переворот в Шри-Ланке», – рассказывает Кабдолов. По его словам, задолго до этого события «Евразия» пересмотрела свою политику и перестала принимать риски из этой страны. Хотя ранее «Евразия» перестраховывала автомобили, на которых ездили президент и премьер-министр Шри-Ланки. «Евразия» собирается наращивать объемы зарубежного входящего перестрахования, но будет это делать постепенно, учитывая специфику рынков и приоритеты роста. Кроме того, компания предоставляет перестраховочное покрытие для местных компаний.

Кабдолов считает, что рост внутреннего перестрахования будет ограничен общими объемами страховых премий, в частности, крупными проектами, которые требуют дополнительной перестраховочной емкости. Требования отдельных клиентов о необходимости перестрахования также ограничивают рост внутреннего перестрахования в Казахстане. В целом в СК «Евразия» ожидают увеличения входящего зарубежного перестрахования по 2022 году в пределах 10–12%. Рост за первое полугодие уже составил более 10%.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
15940 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить