Имя им - регион

Сегодня, 28 ноября, глава государства провел в Астане расширенное совещание с акимами городов и областей по вопросам развития регионов, где призвал акимов «зарубить себе на носу или еще где-нибудь», что они служат народу

Фото: ladno.ru

Головы сохранились, раз носы остались

Помнится, последняя такая встреча, в мае текущего года, с акимами южных областей (также по вопросам регионального развития) закончилась угрожающей фразой главы государства: «За каждый тенге голову отрывать буду!» Выходит, «головы» сохранились, раз «носы» остались.

В этот раз речь снова шла не только о социально-экономической поддержке населения, но и о более активном участии регионов в реализации государственных программ и привлечении инвестиций. А вот с этим возникают постоянные проблемы. Еще весной текущего года тогдашний председатель Счетного комитета РК Омархан Оксикбаев на презентации в мажилисе очередного отчета своего ведомства сделал акцент на анализе экономического развития регионов и оценки эффективности использования ими средств республиканского бюджета.

Вряд ли выводы были сенсационными. Если суммировать основные тезисы, связанные с провальной работой на местном уровне, то, по мнению Счетного комитета, речь шла о нарушении финансовой дисциплины, бюджетного и иного законодательства, о некачественном планировании объема целевых трансфертов, об отсутствии должного контроля со стороны администраторов бюджетных программ и т.п.

Сюда также добавляют иждивенческий характер деятельности местных исполнительных органов из-за трансфертов из республиканского бюджета, что приводит к нежеланию использовать местный потенциал для развития отраслей экономики, приносящих наибольший мультипликативный эффект региону. Кроме того, положение осложняется несовершенством механизма реализации инвестиционных проектов в регионах. В итоге, по словам президента, «Акмoлинcкaя, Костанайская и Северо-Казахстанская области за три года привлекли всего лишь $550 тысяч долларов иностранных инвестиций: всё это при росте трансфертов на 60%». Вряд ли другие области имеют лучшие показатели, возможно, за исключением западных нефтегазовых регионов, Алматы и Астаны.

Краткая история Казахстана: том первый – «Понты», том второй – «Кранты»

Хотя за последние годы какие только меры не принимались для стимуляции регионального развития. Можно вспомнить и программу создания кластеров, и скандально известные  социально-предпринимательские корпорации (СПК), напоминавшие «чемоданы без ручек», внутри которых лежала идея государственно-частного партнерства (ГЧП). Но, кроме того, что все эти проекты были хороши только на бумаге, одной из серьезных причин провала ГЧП и СПК, как раз являлась не всегда адекватная деятельность областных акиматов, на которых возлагалось не меньше ответственности с точки зрения реализации этих проектов. По логике вещей и СПК, и кластеры, и корпоративные лидеры с самого начала должны были опираться на карту  рационального размещения производственных мощностей, о которой громогласно заявили еще три года тому назад. В результате вышло, как в старой шутке о краткой истории Казахстана, которая состоит только из двух томов: том первый - «казахстанские понты», том второй - «казахстанские кранты».

Вообще возникает такое ощущение, что Казахстан, формально являясь унитарным государством, чем-то напоминает федерацию, где каждый регион представляет собой государство в государстве, со своей местной элитой и неписаными законами. Фактически то же самое было озвучено на сегодняшнем совещании с акимами, где глава государства заявил том, что некоторые акимы районов и городов сидят по десять лет на одном месте и, не имея зримых результатов, превратились в «удельных князьков». 

«Крестные отцы»: акимы уходят, а мы остаемся!

Интересно, что у нас даже верхняя палата парламента в лице сената есть, что больше характерно для федеративных государств. Хотя сам сенат давно уже не представляет интересы регионов, больше играя роль предохранителя в случае сбоев в работе мажилиса.

Но еще хуже, если возникает «неформальный», «теневой» региональный «сепаратизм», когда внутри областей нередко наблюдается призрак двоевластия. Есть формальная власть в лице акимов. Есть неформальные центры власти в лице местных «крестных отцов». Часто вторые весомее первых и живут по принципу: «Акимы приходят и уходят, а мы остаемся!».

Деформация исполнительной вертикали

Ситуацию усугубляет различия регионов как с точки зрения экономического развития, так и ментальности местных жителей. В результате социально-экономическое пространство страны состоит из двух измерений. В первом живет наше правительство, которое разрабатывает разного рода индустриально-инновационные и социально-экономические программы развития, создает региональные центры по работе с инвесторами  и т.д.  Во втором измерении живут акимы всех уровней и местные агашки, которые нередко ставят свои палки в экономические колеса, если они не имеют прямой связи с их интересом.

То есть налицо деформация исполнительной вертикали, когда происходит углубление разрыва между политическими и административными служащими, между руководством страны, средними и низовыми уровнями исполнительной власти в условиях доминирования неформальных групп влияния как в центре, так и в регионах. Опасность заключается в том, что результатом деформации вертикали может быть скрытый или явный саботаж в реализации принятых государственных программ.

Здесь также необходимо учитывать и роль региональных элит, которые при определенных условиях могут быть не удовлетворены степенью своего влияния на процесс принятия решений на местах, что превращает их в некий дестабилизирующий фактор.  То есть социально-политическая стабильность не зависит только от смены персоналий в руководстве области. Конечно, субъективный фактор в управлении играет свою роль, но все упирается в систему эффективного государственного менеджмента на местном уровне. Таким образом, акимы приходят и уходят, а старые болевые точки остаются.

Инвесторы привыкают к «понятиям»

Дошло до того, что об этой проблеме все громче стали говорить даже не члены правительства, а уже и инвесторы. Например, старший аналитик лондонской консалтинговой компании GPW Кейт Мэллинсон не так давно на одной из казахстанских конференций рекомендовала инвесторам «дружить» с акимами во избежание проблем на местном уровне, которые могут быть большого масштаба. Также, с ее точки зрения, «когда речь идет о законе, о разрешениях и лицензиях, здесь важно понимание и интерпретация законодательства, потому что есть альтернативная интерпретация». То есть, другими словами повторен тот же самый тезис Счетного комитета о нарушении законодательства на местах.

Практически о том же говорят и российские бизнесмены, на мнение которых не так давно ссылалась национальная экономическая палата «Союз «Атамекен», представившая результаты опроса представителей более 100 российских компаний, работающих в Казахстане. По мнению российских предпринимателей, все усилия центра по созданию благоприятного инвестиционного климата в стране сводятся на нет именно на региональном уровне. К причинам относят и наличие слишком большой экономической власти у акимов, и лоббирование интересов региональных элит, а также вольное трактование или игнорирование не только национального законодательства, но и решений, принятых в центре. Хотя объективности ради можно сказать, что такие претензии звучали бы более естественно в устах, например, бизнесменов из ЕС, так как в российских регионах список аналогичных инвестиционных рисков не меньше - по причине схожих проблем в системе государственного управления в центре и на местах.

Кстати, сегодня на президентском совещании с участием акимов проблему деформации вертикали было предложено решить через механизм частых ротаций по вертикали, когда те же ответственные секретари должны иметь опыт работы в регионах, а акимы районов и городов должны иметь «стаж в центральных и областных госорганах». Но от перемены мест слагаемых сумма вряд ли изменится. Тем более для того, чтобы заработал этот механизм, нужно время. А его как раз и не так много.

Куда ни кинь – везде клин

Ведь, кроме провала многих государственных экономических программ на местах, существуют более серьезные риски, которые напрямую связаны с ростом социальной напряженности. То населенные пункты замерзают, несмотря на бодрые отчеты о подготовке к зиме, то плотины рвутся, как в Кызылагаше, то террористические акты происходят, то в Жанаозене многомесячная забастовка трансформируется в конфликт с человеческими жертвами. Хотя еще в 2010 году была принята новая система оценки эффективности деятельности государственных органов по шести критериям, где одно из первых мест занимало качество рассмотрения обращений граждан. Прошло два года, и об этой системе все дружно забыли, что неудивительно, так как за ее основу оценки было взято четыре принципа: объективность, достоверность, прозрачность и гласность. В результате, разные уровни бюрократического аппарата перестают работать синхронно, так как разрыв между центральными и местными органами власти приводит к тому, что управленческий сигнал из центра слишком медленно доходит до низовых звеньев. В свою очередь, в обратном направлении идет информация, которая не всегда адекватно отражает существующее положение вещей, в том числе с точки зрения назревающих конфликтов. То есть возникает банальное нарушение функционирования «петли обратной связи». Интересно отметить, что в центре эту проблему вроде осознали. По крайней мере, еще в 2009 году нижняя палата парламента приняла в работу законопроект, запрещающий акиматам вмешиваться в процесс формирования статистических данных. Но практика говорит о том, что ситуация никак серьезно не поменялась.

Тот же Счетный комитет говорил об издержках региональной политики, проводимой правительством. Но всё опять сводится лишь к слабому контролю со стороны центра в отношении регионов, которым выделяют бюджетные средства без предварительного детального изучения положения дел на местах и выработанных механизмов по контролю над их использованием.

Так ведь контроль должен осуществляться на нескольких уровнях. Во-первых, за самим правительством. Во-вторых, за региональными органами власти - и не только сверху, но и снизу, со стороны органов местного самоуправления, которые надо еще создать. Кстати, здесь можно согласиться с мнением юриста Виталия Воронова, который недавно в одной из своих статей написал: «Кстати, где в нашей Конституции написано, что в каждом населенном пункте должен быть назначаемый главой государства аким, являющийся представителем президента и правительства? Вполне можно законодательно установить уровни «назначаемости»: в административно-территориальных единицах (областях и районах) пусть будут назначаемые президентом главы местных органов исполнительной власти (акимы), а в муниципальных единицах (селах, поселках, аулах, городах) практически все функции могут исполнять либо избранные населением местные представительные органы, имеющие свою исполнительную структуру, либо опять же избранный населением исполнительный орган (мэр, староста, торага и пр.)».

Поедет ли телега?

Хочется надеяться, эта «телега» все-таки сдвинется с места после того, как президент заявил, что подписал Концепцию развития местного самоуправления. Главное - чтобы ее реализовывали не только сами чиновники, которые имеют способность спускать все на тормозах. Хотя введение местного самоуправления и выборности акимов на низовом уровне помогло бы реализовать две государственные задачи. Во-первых, решить значительное количество местных (коммунальных) проблем, повысить качество управления территориями за счет внедрения новых критериев оценки проделанной работы. Во-вторых, снизить социальную напряженность. Таким образом, выходит, что в рамках региональной политики все-таки лучше проводить «управляемую» децентрализацию, чем сталкиваться с постоянными признаками неуправляемой деформации властной вертикали.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6232 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
20 июля родились
Именинников сегодня нет
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить