Цифровые грезы

Почему казахстанским БВУ необходимо избавляться от карго-культа западных цифровых банков

Фото: Андрей Гудков

Некоторые народы Меланезии исповедуют странный карго-культ, то есть поклоняются грузу, если перевести с английского. Они считают, что товары развитых цивилизаций созданы духами и нечестно контролируются Западом. Меланезийцы создают из пальм, веток и листьев различные западные товары и строения, надеясь привлечь самолеты с грузом, которые якобы посылаются им богами.

Нечто подобное происходит сегодня в банковской системе Казахстана: «инновации», «финтех», «стартап» и другие «прогрессивные» слова вставляются по делу и без, формируя некий финансовый «карго-культ». Мобильный банкинг, cashback, терминалы по приему наличных, переводы между картами – все это отгремело на международных финансовых рынках десятки лет назад, но только добирается до нас.

Взять, к примеру, мобильный банкинг, который на Западе давно не инновация, а само собой разумеющаяся услуга любого более-менее приличного банка. В Казахстане же, по данным «Делойт» в Каспийском регионе, только у 15 банков из 35 на 1 июля 2016 года имелись свои мобильные приложения.

По информации самих банкиров, только около 10 % всех клиентов пользуются мобильными приложениями. А примерное число клиентов всех банков страны – около 30 млн человек (у большинства казахстанцев по несколько карточек). Эти показатели демонстрируют, что у БВУ есть огромное пространство для маневра и введения реальных инноваций.

Об этом говорят и IT-специалисты, отмечая, что цифровизация банков, продуктов и каналов их доставки – это не мода на год-два, а «новая нормальность» как минимум на ближайшее десятилетие.

«Банкирам для начала нужно определиться со своими IT-стратегиями, – замечает управляющий директор ТОО «CardPro» Андрей Пушмин. – Сегодня они строятся неправильно: есть финтех-проект, оперативно принимается решение о том, чтобы «прикрутить» его к банку, и тут же банкиры ожидают получить от этой связки прибыль».
В приватных беседах некоторые банкиры признают: то, что мы имеем в своих смартфонах от местных БВУ, это лишь небольшой кусочек мобильности, а остальная часть появится с приходом настоящих цифровых банков. Таких, например, как «Тинькофф Кредитные Системы» в России, Португальский почтовый банк, без­офисный банк Ferratum и другие.

«На самом деле в нынешних казахстанских мобильных банках отсутствуют модули управления личными финансами, инвестирования, геймификации и пр. То есть отсутствуют важные каналы связи между клиентом и банком. К созданию же настоящих цифровых продуктов вообще никто не приступал, – ставит неутешительный диагноз Пушмин. – Это задача более долгосрочная, системная, затрагивающая всю инфраструктуру, в том числе бизнес-процессы, которые происходят в банке».

По мнению IT-эксперта, банкиры не спешат переходить на формат цифрового банкинга в силу двух причин. Во-первых, чтобы перейти на полностью цифровой банкинг, необходимо разработать стратегию цифрового развития на три-пять лет. Сейчас банки решают задачи, исходя из текущей ситуации, не заглядывая в завтрашний день. Во-вторых, цифровые решения более затратны как с точки зрения денег, так и с точки зрения ресурсов. Решение этих вопросов напрямую зависит от акционеров, а не менеджмента.

«Местные банки состязаются в способах доставки информации до клиента, а не в способах создания цифровых продуктов. Когда электронная фабрика продуктов начнет работать одновременно с электронными каналами доставки, будет виден долгосрочный эффект. Следующий этап – интегрированный контроль рисков. Если кредитные учреждения интегрируют такие бизнес-системы в свои процессы, в этом случае действия банков будут иметь реальную ценность для клиента», – отмечает Пушмин.

В цифровом банке принятие решения и запуск продукта происходят в среднем в течение 10 дней, в Казахстане этот период иногда растягивается на полгода. Соответственно, критически снижается оперативность работы банков.

Не менее важна организация работы бэк-офисов – это так называемые ERP-системы, электронное управление ресурсами. «В первую очередь востребованы такие контуры ERP-систем, как управление материальными и финансовыми потоками, консолидация данных, договорная деятельность, финансовое планирование и оперативный финансовый менеджмент, управленческий учет, – рассказывает коммерческий директор Dynamics Technologies, партнера корпорации «Галактика» в Казахстане, Даурен Жумашев. – Кроме того, многие банки стремятся найти в современных ERP-системах функциональные возможности, которые позволят решать новые задачи, например автоматизировать отношения с клиентами и поставщиками, управлять недвижимостью. Стоит также отметить потребность руководителей БВУ в оперативном доступе к аналитической отчетности по статусу и состоянию активов банка».

По словам Жумашева, согласно опыту «Галактики», внедрение ERP позволяет банкам сократить издержки и повысить качество обслуживания клиентов, обес­печивая при этом необходимый уровень прозрачности и контролируемости бизнеса. Обобщенные результаты внедрения ERP говорят об общем снижении затрат до 20 % от годового оборота предприятия, улучшении качества сервисов и продаж в среднем на 35–40 %. При этом срок оборачиваемости оборотных средств сокращается на 12–25 %.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


заместитель главного редактора Forbes Kazakhstan

 

Статистика

469
просмотров
 
 
Загрузка...