Цифровые деньги ждут регулирования

Зачем государству и банкам нужны криптоинструменты

 

ФОТО: © pixabay

Появление цифровых валют и стремление вписать новую форму денег в экономику разных стран — это мировой тренд. Казахстан двигается в том же направлении: до конца 2022 года продлится пилотный проект «Цифровой тенге», по итогам которого примут решение о дальнейшем развитии этой технологии.

Скрытые смыслы цифровых валют

Цифровая валюта центрального банка (Central bank digital currency, CBDC) — это токен, стоимость которого привязана к национальной валюте государства. По сути — это третья форма денег, наряду с наличной и безналичной валютой. Многие страны, запуская CBDC, ссылаются на повышение прозрачности платежей, возможность оплачивать товары и услуги быстро и без подключения к интернету.

Между тем, нужно отметить, в Казахстане уровень развития безналичных платежей выше среднеевропейских значений. Широко развиты международные и локальные платежные системы. Параллельно развиваются странового уровня системы мгновенных платежей (СМП), которые могут предоставить дополнительное удобство пользователям и гибкость расчетов. Это современные технологии, которые уже дают схожий эффект, что и цифровые валюты. Может показаться, что в концепции цифрового тенге нет новизны и она не принесет ощутимой дополнительной ценности государству, бизнесу и людям.

Однако, в идее CDBC, возможно, есть дополнительные, скрытые смыслы, которые государство может реализовать через механизмы криптоинструментов.

Во-первых, более глубокий контроль за использованием денег. Ведь каждая единица цифровой валюты хранит «историю» транзакций — кто, когда и на что именно ее потратил, такая «функциональность» дает возможность простой реализации контроля целевого использования денег. Что, конечно, может весьма быть востребовано для надзора при распределении целевых денежных средств, например социальных выплат.

Антон Мусин
Антон Мусин

Во-вторых, появляется возможность закладывать в смарт-контракты цифровых валют определенные дополнительные и ранее невозможные для наличных и безналичных форм денег функции. Смарт-контракт — это код, который отслеживает и обеспечивает исполнение обязательств в цифровых деньгах. Например, в него можно заложить срок использования цифровой валюты или какие-либо обязательные элементы финансовой поддержки, реализованные через прямое финансирование в форме госпрограмм, программ лояльности коммерческих банков и др. При этом у владельца цифровой валюты появляется стимул ее потратить в срок, на соответствующий товар или услугу, переложить в другой инструмент или использовать в соответствии с другими требованиями смарт-контракта.

Технологии распределенных реестров могут обеспечить дополнительную оперативную доступность банковских систем в режиме 24/7, что сегодня выдерживается не всегда для ряда платежных механизмов.

Также открываются возможности для организации постоянного (атомарного) settlement’a (взаиморасчета участников), что существенно сокращает риски всех контрагентов и общие затраты на такие расчеты.

Кроме того, появляется возможность создавать финансовые инструменты в виде токетизированных производных на любые активы и привлекать с их помощью дополнительную ликвидность, торговать ими и т.д.

Эти и другие механизмы могут повысить эффективность управления монетарной системой государства, ускорить и сделать более безопасным движения денежных потоков и дать новые возможности для развития бизнеса участникам финансового рынка.

Зачем банкам цифровые деньги

Одной из целей пилотного проекта по запуску цифрового тенге является уточнение роли банков второго уровня в становлении и операционном управлении новой формой денег. Но не все финансовые организации сейчас до конца понимают преимущества участия в этом процессе и ценность появляющихся инструментов.

Чтобы найти эту ценность, возможно, стоит вспомнить о роли банков в денежной системе. Международные эксперты выделяют три формы денег: 

1. Средства центрального банка в виде резервов в электронной форме и наличных. Центробанки многих стран сейчас реализуют проекты, вводя CBDC как цифровой аналог кэша в первую очередь.

2. Электронные деньги, в том числе небанковских организаций. В Казахстане за их эмиссию отвечают банки второго уровня. Регуляторы многих стран мира до сих пор решают, можно ли признать CBDC электронными деньгами.

3. Деньги коммерческих банков, которые являются отражением обязательств банков перед вкладчиками. Сейчас они не доступны в токенизированном формате.

Именно эта, третья форма денег может стать основой использования цифровой валюты банками, но в формате стейблкоинов (stablecoin). Это криптовалюта, которая может быть привязана к национальной валюте и подкреплена какими-то активами (деньгами, залоговыми обязательствами и, например, самой CDBC).

Такой сценарий использования СBDC позволит банкам более гибко развивать кредитный бизнес, законно зарабатывать на торговле криптовалютами в виде маркетмейкеров в рамках регуляторного поля, эффективнее управлять своими активами и многое другое.
Кроме того, такой сценарий при соответствующем регулировании позволит максимально использовать конкуренцию банков на платежном рынке. Где, например, 100% обеспеченные стэйблкоины банков конкурируют своими смарт-контрактами за внимание клиентов и дают возможность максимально реализовать преимущества новой технологии.

Сложности и риски регулирования

Ключевыми рисками распространения криптовалют и криптоинструментов в широком смысле Центробанки разных стран называют финансирование противоправной деятельности, угрозы мошенничества и потери средств из-за хакерских атак, сильную волатильность этого рынка, снижение устойчивости банковской системы и фондового рынка из-за перетекания средств из традиционных инструментов в криптовалюты.
Важно отметить, что часть рисков при внедрении CBDC могут быть схожи с рисками криптовалют, как минимум в части, связанной с использованием технологий распределенных реестров.

Сейчас в Казахстане пилотные проекты по запуску CBDC и рыночных криптоинструментов проходят параллельно. За первый отвечает Нацбанк, второй реализуется на базе Международного финансового центра «Астана» (МФЦА). Оба пилотных проекта имеют единый контекст, поэтому было бы правильно связать обе задачи и вырабатывать законодательные нормы для регулирования обоих видов цифровых денег в единой связке.

Кроме этого сейчас криптобиржи пытаются организовать процесс онбординга клиентов и контроля транзакций в рамках пилотного проекта по торговле криптовалютами — что является непростой задачей, решение которой может затянуться на существенное время, особенно для игроков, которые в первый раз сталкиваются с подобными требованиями. Быстро наработать опыт в этой сфере сложно, риски неисполнения условий регулятора остаются высокими.

Между тем с такими задачами прекрасно справляются банки второго уровня. У них уже четко выстроена система управления рисками, доказавшая свою эффективность многолетней практикой. Участие банков в формировании рынка криптоинструментов в Казахстане и правил игры на нем поможет решить несколько ключевых проблем, волнующих регулятора. Например, устранить AML-риски в части торговли криптоинструментами (Anti-Money Laundering — противодействие отмыванию денег).
Для этого банки могут задействовать собственные уже существующие и весьма продвинутые KYC-процедуры. В дополнение к этому, особенно на первом этапе, возможно ограничить покупку и продажу таких инструментов только экосистемой банка, где клиент проходит полноценную процедуру онбординга и имеет возможность совершать сделки только с такими же полностью проверенными клиентами. Кроме того, в банках также существуют уже работающие системы правил внутреннего контроля ПОД/ФТ — для противодействия отмыванию доходов и финансированию терроризма. Все это должно существенно снизить часть рисков, которыми крупные участники финансового рынка смогут управлять.

За криптотехнологиями — будущее

Интерес к криптоинструментам увеличивается, объем казахстанского рынка, который уже сегодня составляет десятки миллионов долларов, стремительно растет. Параллельно с этим Национальный Банк видит широкие перспективы в распространении цифровых валют. Это требует скорейшей выработки правил игры на новом рынке — для защиты интересов граждан и получения максимальной ценности для государства и бизнеса.

Резюмируя, стоит выделить три важных, на мой взгляд, составляющих успешной реализации в Казахстане идеи цифровых денег и управляемого развития рынка криптоинструментов в целом.

1. Сейчас целесообразно сосредоточиться на том, чтобы найти понятную ценность CBDC и криптоинструментов для всех участников финансового рынка. Их заинтересовать может стать мощным двигателем этих процессов.

2. Рисками, связанными с обращением криптоинструментов, можно управлять благодаря существующим в банках второго уровня механизмам онбординга и ПОД/ФТ, а также с помощью ряда ограничений наложенных на процесс покупки продажи. Такими мерами можно закрыть бо’льшую часть рисков.

3. Важно сформировать единую регуляторную базу по всем криптоинструментам, включая цифровой тенге. Банки второго уровня могут стать участниками пилотных проектов в рамках регуляторной песочницы по обоим направлениям. Основываясь на своем практическом опыте, они смогут предложить дополнительные эффективные способы регулирования рынка.

Антон Мусин, главный управляющий директор по IT и инновациям Halyk Bank

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
12428 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Досым Сатпаев: Парламент как парк НУРского периода Смотреть на Youtube